html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

«В Ростове играл за картошку». Русский арбитр ФИФА, который работает на стройке

Рефери Алексей Еськов – об игре за муку и помидоры, зарплате топовых судей и мужиках, которые хотели дать в морду.

– В 16 лет (в 1995-м – прим. Eurosport.ru) вы попали в академию «Монпелье». Как это произошло?

Я выступал за юношескую сборную, которая часто ездила на турниры в Европу. Константин Сергеевич Сарсания организовывал матчи, а потом отправлял игроков на просмотр в местные клубы. Так братья Бодренко попали в «Андерлехт», Рома Свиридов и Эрик Корчагин – в «Сент-Этьен», Сергей Темрюков – в ПСВ. Меня в 11-м классе прямо перед государственными экзаменами взяли в «Монпелье».

– Сразу на контракт?

– Сначала месяц просматривали – я прошел медобследование, сыграл матч за дубль. После этого приехал Константин, обсудил условия с французами и заключил договор.

– Франция поразила?

Не скажу, у меня ведь уже был опыт за границей. С 11 до 13 лет я жил в Болгарии. Отец тренировал гандбольный «Спартак» из Плевена, мама в нем играла. А я учился в интернате при посольстве СССР и занимался футболом. Плюс тренировал.

– В смысле?

– У меня неплохо получалось, поэтому доверили работать со сверстниками и ребятами на год-полтора старше. Многие из них никогда не занимались футболом, а я играл в ростовском СКА, так что навыки имелись. Сам тренировался у тренера-австрийца. Удивило, что уже в то время дети занимались фитнесом, аэробикой, акробатикой с музыкой, смотрели видеонарезки.

– В Союзе не так?

– У нас все шло через талант тренера и коллектив. Ребята были сплоченнее, дружнее. В Болгарии наоборот пытались показать, что за место на поле надо биться. На тренировке могли жестче пойти, где-то небольшие подлости использовали.

– А во Франции?

– Там поразило другое. Насколько они свободные и разносторонние. Это проявлялось даже в одежде. А на тренировках тебя никто не заставлял убиваться, носиться из-под палки. Ты сам выбирал – или тренируешься, стараешься, или нет – ходишь пешком. Просто во втором случае ты не попадал в состав.

– Многие выбирали второй вариант?

– Нет, потому что с 13 лет каждый заключал договор. И уже в этом возрасте понимал, что идет постоянный отбор. Чтобы заработать деньги и быть лучше, чем легионер, надо много тренироваться. Система была построена на здоровой конкуренции, и это работало.

– К чему во Франции дольше всего привыкали?

– К жизни без друзей и родителей. Получилось, что я резко попал в вакуум, в место, где нет знакомых и другой менталитет. Через месяц-полтора начал хандрить, тратить деньги на звонки домой, писать письма. Было очень важно переступить этот порог. И выучить язык.

– Быстро освоили?

– Основные футбольные слова – выход, вперед, назад, отдай пас, слева – моментально. Когда на установках чертили схемы, проблем тоже не было. Они возникали в быту. Например, сидел в раздевалке и после каждой улыбки складывалось ощущение, что смеются надо мной. Это безумно раздражало.

Или как-то поехал к Корчагину и Свиридову в Сент-Этьен. Недопонял объявление и проехал нужную станцию. Потом уже стал понимать язык, но сам не мог сказать.

– Как решали проблему?

– Четыре-пять раз в неделю занимался с учительницей. Она понимала русский. Но мне хотелось выучить побыстрее, поэтому иногда ходил на уроки с нигерийцами. Им преподавали французский на английском. В итоге месяца за три освоил.

– Сколько вы зарабатывали?

– 400-500 долларов в месяц. По тем временам хорошие деньги.

– Жили на базе?

– В частном доме в пригороде. Там жила семья пенсионеров, а клуб арендовал у них второй этаж для иностранцев. Рядом находилась курортная зона, пляж. Доезжал до него за 15 минут на велосипеде.

– Темнокожие в команде были уже тогда?

– Конечно, это же юг Франции. Встречал арабов, африканцев из Камеруна, Кот-д’Ивуара, Реюньона, Нигерии. Со всеми хорошо общался, они не отличались от французов. Только выделялись физическими кондициями.

– Тренировочный процесс сильно отличался от российского?

– Наша советская школа не слабее. Удивил только момент с водой. Дома нам говорили, что на тренировке не нужно пить воду. Во Франции наоборот заставляли, чтобы не случилось обезвоживание.

– Была традиция, которая поразила?

– После победы все обнимались и пели песню. Я не понимал для чего это нужно, но тоже приходилось. Теперь смотрю – этот ритуал попал и в Россию. Многие команды после игр делают то же самое.

– В «Монпелье» вы играли за дубль?

– Тренировался с ним. А выступал в юношеском чемпионате до 17 лет. Плюс иногда выходил за команду из второго дивизиона.

– Во Франции вас помнят?

– Точно не скажу. Вот в Северной Ирландии – да. Как-то с юношеской сборной ездили туда на турнир. Заняли первое место, а в финале играли с «Фейенордом». Спустя много лет приехал в Ирландию судить международный матч, а они вспомнили меня и тот турнир. Взяли интервью, показали брошюрки с той игры. Было приятно.

– В «Монпелье» вы не задержались.

– В межсезонье вернулся домой, встретился с друзьями, ностальгия нахлынула. И сразу не захотелось обратно во Францию. Плюс появились предложения. В итоге расторгнул контракт, хотя по нему оставалось еще два года.

– В ЦСКА попали снова через Сарсанию?

– Уже через дядю Алексея Алексеевича. Он выступал за сборную Союза, был капитаном СКА. Этот человек многое мне дал. В тот момент помог с ЦСКА. Я попал в дубль, даже сыграл матч, а потом пришло письмо.

– Какое?

– Что я не могу выступать из-за действующего контракта с «Монпелье». Пришлось ждать зимы, там уже без проблем разрешили.

– Вы сменили девять клубов, но только в двух провели больше 15 матчей. Почему?

– Где-то, как в «Балтике», таланта не хватало. Там собралась хорошая команда, а я молодой и не выдержал конкуренцию. В других местах травмы помешали. Еще в дубле «Динамо» порвал кресты – играли против «Спартака» в манеже, я пошел в единоборство. До конца от той травмы так и не восстановился.

– Первая и вторая лига – это всегда задержки зарплаты.

– Сталкивался с ними, но было некритично. Вот в СКА мы как-то играли за муку.

– Шутите?

– Серьезно. Выезжали с командой на благотворительные матчи в Ростовскую область. После них нам выдавали мясо, картошку, помидоры, муку. Мы делили все поровну, привозили домой. Помню, мама и жена смеялись: «Добытчик приехал».

– Зона Юг – это еще и выезды на Кавказ.

– Добирались туда двумя способами – на автобусах или на военном самолете полпреда Южного федерального округа. Заходили в него не через дверь, а сзади. По обоим бортам стояли скамейки, мы на них сидели в наушниках. Рядом – сетка, сухпай и кто-то вроде штурмана. Прилетали на военный аэродром, дальше пересаживались на автобусы.

– В 90-х на юге было неспокойно.

– Как-то приехали после матча в аэропорт Моздока, и началась чеченская кампания. Самолет срочно вызвали для полпреда, и мы несколько часов не могли улететь. В это время вокруг летали военные самолеты, заправлялись, заряжались. За нами в итоге прислали борт МЧС, он забросил нас в Ростов, а сам полетел дальше.

– Страха перед Кавказом не ощущали?

– В таком возрасте не задумываешься. В глубине души, конечно, чувствовал боязнь. Но не показывал. С ребятами просто шутили на эту тему, не более того.

– Когда решили окончательно закончить карьеру?

– В 2001-м после второй травмы. В «Жемчужине» случился перелом хряща на левой ноге. Я прооперировался, приехал в Москву, и дядя перед смертью сказал: «У тебя не очень получается из-за повреждений. Но если ты хочешь сохранить себя в футболе, попробуй судейство». Договорился с Валерием Шавейко, чтобы тот взял меня в бригаду. И я начал судить КФК. Параллельно играл во второй лиге.

– То есть в школе не учились?

– Почему? Три года учился у Андрея Дмитриевича Будогосского, защищал диплом, ездил на сборы.

– После игровой карьеры перестраивались тяжело?

– Были свои плюсы и минусы. Плюс в том, что понимаешь единоборства, психологию футболистов. Недостаток – постоянно даешь играть, не фиксируешь мелкие нарушения. На первом этапе, когда футболист бил по воротам, я даже ногой проводил вместе с ним. То есть как будто тоже атаковал.

– Часто ломались под давлением игроков, начиная судить осторожнее?

– Бывало. Но это можно совершенствовать. Судейство – это ведь постоянная работа над собой. Даже после удачного матча ты размышляешь, что именно сделал не так. Плюс сегодня арбитр – это не только человек со свистком, а еще и политик, спортсмен, дипломат, психолог, атлет. Из-за этого я говорю, что ребята, которые работают в судействе, могут потом найти себя абсолютно в любой сфере.

– Первый ваш матч на профессиональном уровне закончился со счетом 10:0.

– Врать не хочу – не помню. Где-то записано, надо проверить.

– Ведете подсчет?

– Сейчас уже нет – в любой момент можно посмотреть видео. Раньше в школе арбитра нас приучали вести дневник, описывать эмоции, анализировать сложный эпизод, ошибки. Еще перед матчами я выписывал характеристики каждого футболиста – кто спорит, кто жесткий, кто усиливает падение. Но иногда становился заложником этих записей. Думал, что игрок будет жестко себя вести, а он наоборот был спокойным. Может, у него хорошее настроение в этот день, правильно? Так что со временем перестал выписывать. Сейчас только смотрю разминку. Это важно – сразу понимаешь, какой у игроков настрой.

– Понимаете, зачем некоторые прессуют судью с первых минут?

– Конечно. В Португалии или на Балканах – это часть тактики. Там реагируют даже на каждый правильный свисток. Если судья молодой, может, он сначала нормально свистнет, а потом лишний раз не будет. Кстати, в некоторых странах игроков учат не только давить на рефери, но и правильно падать.

– Когда вы начали зарабатывать судейством?

– Сразу же – платили даже за КФК. Суммы не помню, но, например, знаю, что сейчас можно заработать на детском чемпионате Москвы. За игру дают полторы тысячи рублей. В выходные реально отработать четыре матча. Когда тебе 16-18 лет, шесть тысяч за два дня на свежем воздухе – хорошие деньги.

– Сергей Карасев вспоминал, как на КФК убегал от проигравшей команды через окно.

– У меня тоже были проблемы в низших лигах, но в основном с родителями. В выходные они приходили смотреть на детей, и часто были веселыми, нарушали спортивный режим. Плюс, когда на поле твой ребенок, кажется, что судья жутко несправедлив. Поэтому возникали неприятные эпизоды. Идешь в перерыве или после игры, группа мужиков тебе кричит: «Мы тебя подождем и в морду дадим. Ты такой-сякой». А там ни охраны, никого. Конечно, возникали мысли, что это не просто слова. Иногда вообще хотелось полезть в драку. Но понимал, что нельзя. Учился преодолевать давление.

– От тренеров страдали?

– Когда начинал, они могли зайти с судейскую после матча, разговаривать на повышенных тонах, предъявлять претензии. Главное в тот момент было не вступить с ними в спор, потому что конфликт оказался бы неизбежен. Но со временем они отходили, объясняли, что на эмоциях, переживают за команду. Я их понимал – отец тоже работал тренером, с женским «Истоком» выигрывал Кубок Кубков. Помню, он даже ночью мог проснуться и, как Менделеев, начать записывать какие-то идеи.

– С болельщиками тоже не конфликтовали?

– Негатива не помню. Может, потому что не узнают особо? Я ведь после игры не бреюсь. Хотя, когда матчи проходили в «Лужниках», люди подходили. Живу там недалеко, поэтому после матча домой шел пешком. Заходил в магазин, спрашивали: «Что, судья, что ли?» – «Да нет, брат судит».

– В российском футболе арбитрам запрещено обсуждать конкретные эпизоды после матчей. Бывает, что хочется позвонить журналистам и объясниться?

– А смысл? После драки кулаками не машут. Плюс надо понимать, что от ошибок никто не застрахован. У тебя есть доля секунды и только один ракурс. Принял решение, поменять его уже нельзя. При этом ты понимаешь ответственность, если ошибся. Постоянно думаешь об этом.

– Ваш самый грубый ляп?

– Самое обидное, когда назначаешь пенальти, а на самом деле его нет. Или наоборот. Или эпизод с непоказанной красной карточкой. Но я не скрываю ошибки. Когда представители команд приходят подписывать протокол, не стесняюсь сказать: «В этом эпизоде я действительно ошибся. Прошу прощения». Признавать ошибки – это сила человека.

Даже во время игры могу сказать игрокам, что ошибся, поторопился, и в следующий раз буду более внимательно оценивать эпизод. Это сразу вызывает доверие. Мне отвечают: «Нет проблем, спасибо». Не бывает, что я ставлю себя выше остальных. В футболе ведь все понимают. Просто арбитры более тонко чувствуют эпизод, потому что ездят на специальные сборы и судят нейтрально.

– С игроками всегда на вы?

– По-разному. Иногда уже нельзя прятаться за карточки, приходится на ты, в уличном стиле. Но не матом. Есть много других слов, которые отрезвляют. Также помогают жесты, взгляды, мимика.

– Бывает, что решаете на интуиции?

– Да, например, по вторичным признакам падения. Или периферическим зрением. Из запоминающегося – «Волга» против «Рубина», когда меня обхитрил Карадениз. Суть в том, что Леандро сыграл в мяч, но выставил ногу. Карадениз об нее зацепился. Я видел эпизод со спины и сразу поставил пенальти. «Волга» особо не спорила, турок тоже сказал, что 100% точка. Я был спокоен за этот момент. После матча смотрю повтор из-за ворот: а сыграно-то чисто.

– Пересматриваете матчи?

– Не сразу. Обычно через день-два, когда эмоции улеглись, и на свои решения смотришь уже объективно. Даже критично. После игры просматриваю только ключевые моменты.

– А «Барселона» – «ПСЖ» смотрели?

– Вы хотите, чтобы я моменты прокомментировал? Я не могу это сделать, потому что не член комитета. Плюс я считаю, что действующий арбитр не может публично комментировать коллег. Понимаю, что это интересно, но оценивать тот матч я не буду. Скоро комитет УЕФА прокомментирует, это станет доступно всем.

– Вам когда-нибудь предлагали взятку?

– Ни разу.

– Даже намеков не было?

Нет. Мы ведь не соприкасаемся с командами. Отдельно приезжаем на стадион, а видим всех и здороваемся только когда на поле выходим на разминку.

– Долгое время российские арбитры получали 90 тысяч рублей за матч. Недавно система изменилась. Деньги такие же, как и обещал Мутко (30 тысяч в месяц, 65 тысяч за матч и 50 тысяч – бонус за хорошую оценку)?

– Что-то в этом режиме. Но мы ведь получаем деньги не сразу. Вот сейчас отработаем март и только в апреле получим. Тогда и надо смотреть, сколько. Сейчас не могу сказать.

– Сколько платят за международные игры?

– Зависит от категории судьи. Я вхожу в первую. За матч Лиги Европы в этом сезоне получил 3,5 тысячи евро после вычета налогов. Отбор на Евро стоит так же. Чемпионат мира чуть меньше, потому что этим занимается ФИФА. Люди из элитной категории получают больше, чем я.

– Сколько заплатили за игру в Саудовской Аравии?

– Плюс-минус как за европейский матч.

– Правда, что в страну вы попали без визы?

– Да, но зато было приглашение от короля. Пересадку делали в Дубае, там на посадке его и показали. Нам ответили: «Да-да, мы в курсе». Когда приземлились в Эр-Рияде, нам на месте за 15 минут поставили визы.

Сам же матч проходил в 180 километрах от города. Помню, до стадиона ехали по пустыне, а рядом – полицейский джип сопровождения.

– Правда, что там есть список причесок, с которыми нельзя выходить на поле?

– Да, даже специальную памятку видел. Но особо список не изучал, поэтому на поле выпустил всех. Потом прочитал, что в параллельном матче произошла история – вратаря попросили подстричься. Пришлось доктору его немного подравнять.

– Как вы готовитесь к матчу?

– Есть два аспекта. Первый связан с психоэмоциональным фоном. В игре я должен быть уравновешенным, рассудительным. Поэтому перед матчем желательно не распыляться, не читать прессу, а больше времени проводить с семьей. Или просто музыку послушать, фильм посмотреть.

– Второй аспект?

– Физическое состояние. Но тут все зависит от количества и периодичности назначений. В основном готовлюсь через беговую работу, фитнес, баню, массаж. У нас ведь тоже есть свой тренер, который присылает программу тренировок. Дальше мы адаптируем ее под себя.

Если судите в Москве, до игры добираетесь сами?

– По-разному. Бывает, присылают такси. Иногда и сам на метро. Мы ведь не сразу едем на стадион. С вечера заезжаем в гостиницу, поэтому добраться самому не проблема.

– По профессии вы геодезист.

– Да, причем не учился на него. Все узнал с нуля через практику.

– Расскажите.

– Все получилось благодаря шефу Василию Борисовичу Шевчуку. Он руководит отделом в «Мосгоргеотресте». На этом же предприятии работал и Юрий Викторович Авдеев, бывший председатель московской коллегии судей. Вдвоем Шевчук и Авдеев отвечали за спорт. Как-то они решили организовать команду. Создали ее на базе судей – мы играли в мини-футбол в какой-то лиге и даже получали там деньги.

Спустя год Шевчук сказал: «Алексей, давай работать в тресте». Я ответил, что не умею. Он объяснил, что все получится.

– И как успехи?

– Поехал на стройку, на полевые работы. Сначала вообще ничего не понимал. Но общался с ребятами и постепенно через практику научился. Получается, работаю геодезистом уже 13 лет. Причем не формально, а реально. Вот мне сейчас даже смс пришла с работы.

Когда не могу выйти, беру отгулы за свой счет. А три-четыре года назад вообще работал в полном объеме. Мог отсудить матч, прилететь с утра домой, переодеться и выйти работать. Не в офис, а на стройку.

– Там знают, что вы судья?

– Конечно, слухи быстро доходят. Но мужикам-строителям интересно, они все болельщики. Часто спрашивают что-то. Бывает, шутят: «Смотрели недавно. Неправильное ты решение принял».

– Дети тоже выбрали футбол?

– Младшему сыну только три с половиной года, говорить рано. У среднего особого желания нет, хочу отвести на самбо. А вот старший уже судит на линии.

– Сколько ему?

– Скоро будет 17. До 13 играл в футбол, а потом сам сказал, что хочет судить. Я предупредил, что просить за него не буду. Так он сам позвонил бригадиру. Отработал сезон, с зимы пошел учиться. Хотя и без этого ходит в физ-мат класс 57-й школы.

Не знаю, что в итоге получится, но в любом случае судейство – важно. Это ведь не просто спорт, а еще и элемент социальной адаптации, личностного воспитания. Через него сын формируется как личность.

Другие интервью Александра Головина:

«Мертенса я покупала дважды». Ольга Смородская – о том, как превратила «Локомотив» в топ-клуб

Константин Сарсания: «За чемпионство-2007 каждый игрок «Зенита» получил по миллиону долларов»

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с eurosport.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • eurosport
          • спартак
          • футбол
          • чемпионат
          • зенит
          • локомотив
          • динамо
          • тренировки
          • болельщики
          • барселона
          • цска
          • домен eurosport.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции