html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

В день Страшного эстетического суда

Стремление оценивать произведения искусства и книги сыграло с европейцами дурную шутку: вместо того, чтобы просто читать и смотреть, переживая некий опыт, мы бесконечно все критикуем и зачастую выплескиваем вместе с водой ребенка. Во всяком случае, так пишет в своей первой книге «Человек без содержания» итальянский философ Джорджо Агамбен: по просьбе «Горького» Сергей Сдобнов рассказывает об этой работе, которая вышла наконец на русском языке.

Джорджо Агамбен. Человек без содержания. М.: Новое литературное обозрение, 2018. Перевод с итальянского С. Ермакова

1970 год. Каддафи возглавил правительство Ливии, Мао Цзэдун обвинил советскую власть в «закоренелом неоколониализме», в Италии подпольный национальный фронт князя Боргезе готовит государственный переворот, которому суждено провалиться. Молодой юрист 28 лет пишет свою первую книгу — на русском языке она выйдет в 2018 году под названием «Человек без содержания».

К началу семидесятых Джорджо Агамбен уже сыграл апостола Филиппа в фильме Паоло Пазолини «Евангелие от Матфея», побывал на семинарах Хайдеггера, завел дружбу с Ингеборой Бахман, Эльзой Моравиа и другими европейскими интеллектуалами, но широкой публике известен еще не был. Его нашумевшие работы «Грядущее сообщество» (о будущем без субъектов) и цикл книг «Homo Sacer» (о режимах бесправности в современном обществе) появятся в конце XX века. Возможно, самый популярный биополитический афоризм Агамбена в 2000-е: Европа — концлагерь, а чрезвычайное положение — режим, в котором человек теряет свои права и с ним можно делать что угодно, не оглядываясь на закон, поскольку само чрезвычайное положение — часть принятой системы норм. Но свою первую книгу Агамбен посвятил другому — роли искусства в современном обществе и возникновению зрителя и читателя, критически оценивающих произведения живописи, скульптуры и литературы.

5 или 12 июля 1671 года мадам де Севинье, французская писательница, сочиняет письмо: «Иногда я задумываюсь, откуда во мне берется страсть к этому вздору: это почти необъяснимо. Вы, возможно, помните, до какой степени меня коробит скверный стиль — ведь я все-таки разбираюсь в хорошем, и никого не трогает очарование красноречия так, как меня. Стиль Ла Кальпренеда ужасен в тысяче мест; огромные периоды, безобразные слова; я все это чувствую… Я нахожу, что стиль Ла Кальпренеда отвратителен, и, однако, не могу удержаться и ловлюсь на его приманки: красота чувств и жестокость страстей, величие событий и чудесные победы грозных фехтовальщиков — все это влечет меня, будто маленькую девочку; если бы не утешения г-на Лярошфуко и г-на Аквилля, я бы повесилась, еще хотя бы раз обнаружив в себе эту слабость». В этих записях публичной интеллектуалки нового времени важны две интонации: автор уверен, что имеет право выносить эстетические суждения, разбирается, что такое хорошее и плохое искусство, и при этом чувствует в себе растущую тягу к «легкому» искусству (которое впоследствии часто будут называть (не)искусством). Мадам де Севинье боится этого противоречия, словно рискует быть пойманной за руку во время вечернего просмотра «Симпсонов» вместо «Жертвоприношения» Тарковского. Агамбен объясняет и нашу тягу к реди-мейду, китчу, поп-арту: «вся обширная зона внешнего мира и нашей чувственности, которую критическое суждение изгнало в преисподнюю не-искусства, начинает осознавать собственную необходимость и диалектическую функцию и, восставая против тирании хорошего вкуса, отныне предъявляет свои права».

Мадам де Севинье. Портрет работы Клода Лефевра
Фото: public domain

Презрительное отношение (пока еще на уровне смутных волнений души) к высокому искусству изображает, например, Роберт Музиль в набросках к своему знаменитому роману «Человек без свойств» (к его названию отсылает заглавие книги Агамбена): «Ульрих (также появляющийся под именем Андерс) входит в комнату, где Агата играет на фортепьяно, и чувствует в себе смутный и неудержимый импульс, побуждающий его несколько раз выстрелить из пистолета в инструмент, из которого по дому разносится такая „безутешно прекрасная гармония”». Вслед за Ницше Агамбен называет «самым жутким из всех гостей» нигилизм: «ценность» искусства может быть измерена лишь на фоне «обесценивания всех ценностей». Герой Музиля живет на границе двух миров умирающей довоенной Европы и будущего, в котором стрелять придется чаще, чем разговаривать. Чтобы выжить в этом расползающемся мире герой пытается понять, что вокруг и внутри него еще можно назвать живым. Агамбен отмечает, что искусство в тисках «хорошего вкуса» словно бы теряет всю свою ценность, выхолаживается и оказывается максимально далеким от зрителя и, как это ни парадоксально, от художника: «чем тоньше становится его вкус, тем больше его душа спонтанно влечется ко всему, что хороший вкус может лишь отвергать, — как будто в глубине хорошего вкуса есть стремление к извращению в собственную противоположность».

Появление хорошего вкуса прежде всего связано с самой потребностью «высказываться». Критическое мышление настолько сильно в человеке, замечает Агамбен, имея в виду, наверное, свое окружение, «что, сталкиваясь с произведением искусства, мы не столько пытаемся проникнуть в его сокровенную жизненность и отождествиться с ней, сколько репрезентируем его в критическом каркасе эстетического суждения». Новая выставка Пепперштейна или фильм Звягинцева принуждают зрителя немедленно высказаться о них, и часто за высказыванием теряется сам опыт. Агамбен сравнивает зрителя со студентом-медиком, который разглядывает пульсирующие органы пациента, но не видит перед собой человека: «наше понимание природы стало настолько расплывчатым — а человеческое присутствие в природе настолько возросло, — что, встречаясь с пейзажем, мы все чаще непроизвольно сопоставляем его с его тенью, спрашивая себя, прекрасен он или безобразен, — и нам становится все труднее отличить от произведения обломок камня или кусок дерева, изглоданный и обтесанный химическим воздействием времени». Тирания суждения проникает во все сферы нашей жизни — по сути, контролирует наш эмоциональный опыт: мы оцениваем и свой отпуск, и уикенд, и как издана книга, которую нам подарили.

Вместе с вырождением нашего некритического опыта «человек без содержания» оказывается во власти посредственных суждений об искусстве: «Как будто в течение целого века господствовало правило, что хороший критик должен ошибаться в отношении хорошего писателя: Вильмен полемизировал с Шатобрианом, Брюнетьер отвергал Стендаля и Флобера, Леметр — Верлена и Малларме, Фаге — Нерваля и Золя, Кроче дисквалифицирует Рембо и Малларме». Если продолжить логику философа, то сама профессия обозревателя сегодня чаще всего ориентирована на сиюминутные книги, выставки, фильмы — для примера можно открыть книжную рубрику в Gardian, статьи там часто начинают фразой «бестселлер, в мире уже продан 1 000 000 экземпляров», а дальше идет легкий пересказ, который ничем не заканчивается. Агамбен на примерах из прошлых веков показывает, что из-за выхолощенности критического суждения читатель становится жертвой языкового насилия, — суждение начинает формировать его видение мира. (Отметим в скобках, что писательская манера Агамбена ужасает: каждую свою мысль он иллюстрирует несколькими примерами, прыгая от искусства Эллады до терзаний Рембо, и, чтобы не вылететь за пределы его текста, нужно постоянно участвовать в игре в классики).

Джорджо Агамбен в роли апостола Филиппа в фильме Паоло Пазолини «Евангелие от Матфея»

Фото: libcom.org

Кроме обвинений человеческого рода в эстетической слабости и тяге к быстрым ощущениям от «простого» искусства, Агамбен отвечает на почти онтологический вопрос: зачем же нужно искусство сегодня? Версия итальянского философа появилась на свет, скорее всего, в процессе редактирования итальянского издания трудов Вальтера Беньямина, который отмечал: «Цитаты в моей работе подобны разбойникам, что выскакивают на дорогу с оружием в руках и отнимают у праздного прохожего убежденность». Автор этой фразы, возможно, первым осознал фундаментальную перемену, произошедшую с самой передаваемостью культуры: для Беньямина особая сила цитаты возникает не потому, что она оживляет и передает прошлое, но, напротив, из способности «отряхнуть прах, вырвать из контекста, разрушить». Агамбен уже в первой книге демонстрирует свой коронный метод — ставит под сомнение очевидное знание. Так, цитата для философа становится не свидетельством о том или ином времени, а самостоятельным явлением — по сути, оружием критиков, в ряды которых невольно попадают и другие профессионалы: «Коллекционер точно так же „цитирует” предмет вне его контекста и тем самым разрушает порядок, внутри которого предмет обретал свою ценность и свой смысл».

Если у автора «Произведения искусства в эпоху его технической воспроизводимости» за дух времени отвечал вечно устремленный вперед Ангел истории с картины Клее, то Агамбен взял себе в помощники Ангела с гравюры Дюрера «Меланхолия». В мессианском стоп-кадре тот смотрит на предметы перед собой — жернов, рубанок, гвозди, молоток, линейку, щипцы, пилу, — и они превращаются в эмблемы чего-то невыразимого, вырванного из контекста и лишенного истории: «Избавление, которое ангел меланхолии предлагает прошлому, цитируя его таким образом, чтобы в день Страшного эстетического суда оно предстало вне своего реального контекста, есть не что иное, как его смерть (или, точнее, невозможность умереть) в музее эстетики. И меланхолия ангела есть сознание того, что он превратил остранение в свой собственный мир, а также ностальгия по реальности, которой он не может располагать иначе, кроме как делая ее ирреальной».

Человек без содержания не конкретный человеческий тип, а скорее диагноз, который юный Агамбен ставит эпохе модерна и ее отпрыскам, современным художникам и зрителям, пытающимся в произведении искусства сохранить свою связь с ускользающим прошлым.

Альбрехт Дюрер. Меланхолия I. 1514 год, гравюра

Фото: public domain

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с gorky.media

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • gorky.media
          • литература
          • писатель
          • домен gorky.media

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции