html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

"Свеча памяти": Рассказ о жизни одного из рядовых штрафроты

Коля был самым младшеньким из пяти детей - четырех братьев и сестры. Родился, как и было положено в обедневшем, однако некогда известном роду, в Ялте в 1910-м, куда мои предки отправляли рожать своих жен.

После бегства белых из Крыма ялтинский дом был сразу реквизирован, превращен в санаторий. В 1959-м моя мама привезла меня в Ялту к единственной оставшейся в городе родственнице - бабе Жене. Куда делись остальные? Часть уехала далеко-далеко, куда-то в район Лазурного Берега и французской столицы. Патриотично настроенные, не желавшие покидать Родину, были очень быстро расстреляны после прихода новой власти, и, как рассказывали у нас в семье, не сохранилось даже могил: для верности их сбрасывали в море, привязав к ногам валуны.

Осталась одна бабушка Женя - бывшая оперная певица, жена крупного чиновника. Ее, высокую и, полагаю, красивую почему-то не тронули. Всю жизнь проработала со своим высшим образованием кассиршей, получая что-то около 47 рублей. Каждый месяц отец отправлял меня в длиннющую очередь на московскую почту, посылая ей 25 рублей.

После освобождения Ялты от немцев бабушка думала, что расстреляют. Ведь осталась кассиршей все в том же магазине. Вызвали в органы, допросили: "Где работали при оккупации?" И высокая женщина с несгибаемой спиной (они с тетей Лелей и сидели до последних дней за столом, будто аршин проглотили) сказала, что в кассе продуктового. Комиссар, не мой термин, сразу приказал отпустить. Оказалось, что до нее все вызванные убеждали: мы партизанили. Так что иногда и честность во спасение бывает.

Много позже на глаза попалось то самое письмо острожного отца, писавшего бабушке Жене - его тете - до моего с мамой приезда. К родной тетке он по "их" правилам обращался на "вы": "Дорогая Евгения Васильевна, покажите наш дом. Аккуратно постарайтесь объяснить все с Вашим всегдашним тактом, чтобы у Коленьки не возникло никаких ненужных чувств и вопросов".

Баба Женя, начиная с 1920-х промыкавшаяся в коммуналке, с заданием справилась отлично. Двухэтажное здание с почему-то выжившей мраморной лестницей превратилось в нечто вроде дома отдыха железнодорожников. Что там стало при Украине? Наверное, то же, что и раньше. И когда возникают споры, а они возникают, как можно было присоединять Крым к России, я зверею. Ведь он и мой, долгополовский, исконный. Что и кто сейчас в нашем доме, не знаю. Да кто бы ни был. Только невежественный Никита Хрущев, прославившийся бестолковостью, мог отдать Крым Украине, к Ялте с Севастополем отношения не имевшей.

Наверное, пара лет в Крыму и были самыми счастливыми для дяди Коли. Потом его отец (мой дедушка) внезапно скончался, многодетная семья получала какую-то пенсию от проклятого царского правительства, но денег не хватало. И моя родная бабушка превратила принадлежавший нам этаж в Трубниковском переулке на Арбате в пансион. Так не без труда и сводили концы с концами. Отец мой 1901 года рождения, в 17 лет окончив гимназию, уже подрабатывал в том же доме дворником.

А Колю держали в строгости. Рос он чересчур шустрым, никак не мог понять, почему после 1917-го его, да и всех наших, дразнили барчуками, дрался с обидчиками и по ошибке забегал в ставшие чужими комнаты бывшего своего этажа, превращенного в огромную коммунальную квартиру и заселенного новыми жильцами иного происхождения.

К счастью, выселять бывших хозяев не стали, гуманно выделив огромной семье целых три комнаты в коммуналке, где все благополучно просуществовали до войны. Относительно "благополучно". Ибо посадили, как ни странно, Колю и его сестру Елену (Лелю), а не, что подразумевалось и ожидалось, старшего брата - золотопогонника Георгия, в просторечии Жоржа, в квартире проживавшего. Тот, впрочем, не стал ждать приближавшегося часа расплаты (за что?) и остался вместе с театром Михаила Чехова в зарубежье, став известным французским художником. Мой отец, искупая грехи рода, пошел добровольцем в Красную армию, где честно бился против своих в Гражданскую.

Коля учился в школе, и вдруг у него, длиннющего, пробудились способности к танцам. Великая Айседора Дункан, наехавшая в СССР и закрутившая с Есениным, приняла в школу босоножек, где работала бухгалтершей моя тетя Леля. Вроде бы наше родовитое и уже потому заведомо виноватое прошлое было прощено.

И тут началось. Тетю за старые, еще октября 1917-го, грешки для острастки ненадолго выслали в холодную губернию. Надо же, вспомнили. Но потом через несколько лет милостиво отпустили и даже разрешили обосноваться в том же Трубниковском.

А Коля, несколько хулиганистый, жил по собственному разумению. Своенравный, порывистый, остро чувствовавший несправедливость. И, будучи мальчишкой, не понимал, что бороться с ней абсолютно бесполезно. С несколькими ребятами из класса попытался организовать нечто вроде маленького школьного общества, которое помогало, чем могло, детям арестованных и в понимании старшеклассников невиновных. Общество успело просуществовать несколько недель, а затем всех его членов бдительно обезвредили. Ученика Николая Николаевича Долгополова судили, отправили в тюрьму, затем в колонию. Закончились танцы босоножки.

Из тюрьмы Коля вернулся через несколько лет сильно пьющим, прокуренным, однако, Бог миловал, здоровым.

Хороша семейка. Старший брат - эмигрант, сестра, пусть и за мелкие погрешения, - на поселении, а младший только-только отсидел срок. И лишь мой папа дослужился в Красной армии до высоких постов: нужны были советской власти интеллигентные и в то же время преданные молодые люди.

Но все, даже отец, признаны лишенцами, никому не дали окончить институты, получить высшее образование.

А Коле после тюрьмы вроде бы повезло. Любил он, единственный из нашего рода, копаться в технике. В школьника, так и не завершившего обучение, поверили и взяли в механики.

Двухметровый симпатичный малый пользовался успехом у женщин. Его женитьба на родственнице Антона Павловича Чехова, сохранившей фамилию гениального писателя, кажется, должна была поставить все на свои места. В СССР Чехова уважали: по-простому от Коли могли бы отстать - отвязаться.

Между прочим, когда в 1960 году праздновали 100-летие Чехова, в нашей квартире раздался звонок: просили подойти к телефону Николая Долгополова. Я подошел, и меня торжественно пригласили на юбилей Антона Павловича. Тут отец растолковал звонившей, что она разговаривает с ребенком, а Николай Николаевич Долгополов, действительно какое-то время близкий к семейству Чеховых, погиб на войне.

Но и до этого пришлось дяде Коле испить горькую чашу. Нет, дело не в разводе с урожденной Чеховой. Он быстро женился. Классно гонял на мотоцикле, и механика пригласили в спортивный клуб. Выступал на московских и даже всероссийских соревнованиях. Тетка рассказывала, что его поругивали: уж слишком бесшабашен, надо бы поосторожней. В беленькой книжице в твердом переплете с набранными красным буквами, добравшейся до 1980-х и потом, как и многие вещи, исчезнувшей, среди участников всесоюзных состязаний значится имя удачливого мотогонщика Николая Долгополова.

На этом удачи и закончились. Коля на своем мотоцикле сбил женщину у железнодорожного переезда. Одна судимость уже была, нарушитель - лишенец. Добавили, естественно, вторую. Он клялся, что был трезв и невиновен, да дали срок - и щедрый. Тут мой папа вступил в борьбу за брата. Уже известный журналист обратился к своему знакомому следователю и писателю Льву Шейнину. В моем семействе имя автора "Записок следователя" произносили с огромным уважением. Шейнин пошел навстречу, поручил разобраться, раскрутил безнадежное дело. Выяснилось, что свершилась несправедливость. Женщина перебегала дорогу не в том месте, рядом нарушил правила водитель грузовика. И моего дядю, тройку лет отсидевшего, освободили и даже взяли на работу.

Отец рассказывал, что Коля вернулся разочарованным, усталым, ни во что не верившим. Работал, выпивал, жил незаметной жизнью, а свой мотоцикл забросил.

Пришла война. Отец - фронтовой корреспондент, Коля - с семьей в эвакуации. Его и призвали-то не из Москвы, а из какого-то города, где они жили с женой.

В армии, по-моему, он с конца 1942-го - начала 1943-го. И использовали дядю, можно сказать, по специальности. Служил в мотоциклетной роте в почетном звании рядового.

Калининский фронт прошел без ранений. Писал матери, которая, если правильно понимаю, любила невезучего младшенького больше остальных. Иногда письма получал и отец, редко бывавший в Москве из-за фронтовых командировок. Тем временем убили на войне среднего брата Вову - полуслепого ополченца.

Отец с фронтом Рокоссовского, а в последний момент с Жуковым дошел до Берлина и присутствовал при подписании акта капитуляции. Но и снимаясь 5 мая 1945-го с друзьями-корреспондентами на фоне разрушенного Рейхстага, тревожился. Ныло сердце: Коля долго не пишет. А ведь попал непонятно как в штрафную роту. Судя по последнему письму маме, бился где-то в районе Кенигсберга. Кровавые бои с немцами, с власовцами.

И там, под Кенигсбергом, случилось. Как значилось в похоронке, пришедшей уже после 9 мая 1945-го все в тот же Трубниковский, рядовой мотоциклетной роты штрафного батальона Николай Николаевич Долгополов пал смертью храбрых в бою около безымянной прусской деревушки. Моя бабушка умерла через несколько дней. Ждала, так надеялась, уж все заканчивалось, оставалось всего ничего, и не выдержала.

Отец тоже страдал. Невезучий Коля был любимцем семьи. Осталась лишь одна его фотография. Отец поклялся, что, если родится сын, назовет его в честь младшего брата. Папа женился на молодой женщине - моей маме, и в 1949-м, когда отцу было 48, появился я. У нас в роду немало поздних.

Отец с 1945-го до самого ухода в 1977-м искал могилу брата. Сложно найти следы в том кенигсбергском месиве. Сначала на его запросы из всех военкоматов отвечали, что брат похоронен в безымянной могиле в Восточной Пруссии. Но папа продолжал поиски, и я восхищался его упорством. Ответы приходили раз в два года. И мы с отцом чувствовали, что Колину могилу действительно ищут, что круг сужается. Очень тяжко оказалось из-за смены названий населенных пунктов - все в Пруссии было, как и требовалось по справедливости, переименовано, на смену немецким пришли названия наши, русские.

Что хорошо, но как затрудняло поиски. Я уже взрослый парень - студент, потом, как и отец, журналист, верил: найдем!

И когда отец скончался, письма на его запросы вдруг стали приходить чаще и уже не откуда-то издалека, а из Подольского архива, в котором работали профессионалы. Нам сообщили о переименованиях, о районе, где сражалась штрафная рота. Однажды, предъявив на почте свидетельство о смерти отца, я получил долгожданное заказное письмо. Могила, никакая не безымянная, а братская, находится километрах в 50 от Калининграда.

Добрался туда осенью 1980-го. С помощью отзывчивых людей отыскал точно указанное в письме захоронение. За братской могилой следили. Она не в населенном пункте, а рядом с дорогой. Сколько же полегло! Дядя Коля точно лежал там. Но я был подавлен: выбито несколько фамилий, а нашей - не нашел.

Потом хороший человек, они, хорошие, всегда есть, помог, и фамилия рядового (без штрафроты) Николая Николаевича Долгополова была выбита на скромном пьедестале.

Пытался найти хоть что-то о дяде, в честь которого назван. И открылось. Дядя Коля шел, точнее, передвигался до Пруссии с боями на мотоцикле. Ни слова о наградах. А вот о появлении новой судимости сведения имеются. В 1944-м осужден "за хищение мелкой домашней птицы из чужого хозяйства". Что мог украсть? Курицу? Или покрупнее - гуся? Думаю, это было, когда уже перешли границу, потому что дали строго. Но все же осудили "без поражения в правах" и бросили в штрафроту - почти на верную смерть. Третья судимость.

Не до сантиментов было? Провинился - отвечай! Как дядя Коля не погиб раньше? Тоже загадка. Кто щадил рядовых мотоциклистов из штрафной роты? Но записки писаря из того самого полка, что дрался на подступах к Кенигсбергу, дошли до наших дней, дали ответ. Каждый день в роте в мелких стычках гибло по одному, ну, по два человека. Да, конечно, рядовые. А в том бою, что случился 13 апреля 1945-го у безымянной деревушки, полегло сразу 13. Читаю фамилии - полный интернационал, бившийся насмерть за Россию на чужой земле Пруссии, чтобы превратить ее в нашу. Жители поселка, тогда в начале 1980-х еще те бои помнившие, рассказывали, что особо упорно дрались власовцы. Этому отребью терять было нечего. Но кто убил дядю - они ли, немцы?

Недавно известный профессор историк А., пишущий о моем дяде-художнике подробнейшие изящные монографии, прислал нам домой генеалогическое древо той самой ветви семьи Долгополовых, к которой имею честь принадлежать и я. В ней мой дядя Коля - 1910-й - 1945-й. Из огромного семейства осталась лишь крошечная линия. Все убиты и умерли.

Вот она, российская история.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с rg.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • rg.ru
          • домен rg.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции