html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Пытки в ярославской колонии как диагноз системы ФСИН. Интервью


ИК-1 в Ярославле печально прославилась на всю РоссиюОлег Смыслов / РИА Новости

Насколько уникальна нашумевшая история с избиением в ярославской исправительной колонии №1 «Надежда»? Об этом Znak.com поговорил с известным на Урале правозащитником Алексеем Соколовым. Уже второе десятилетие он защищает права заключенных. Соколов входил в предыдущий состав Общественной наблюдательной комиссии. В 2009 году Соколов сам получил 3 года по обвинению в разбое и отсидел этот срок в Красноярском крае. 

— Всплывшая на днях история с ярославской ИК-1 — это все-таки единичный случай или распространенная практика в российских колониях?

— Скажем так, это довольно частое явление. Примеры аналогичных случаев известны и по другим российским колониям. Они не редки.

— Есть какие-то регионы, которые чаще других грешат такими способами «работы» с заключенными? 

— Информация поступала из Владимирской области, Самары, Красноярского края, у нас, на Урале, были случаи в Свердловской области, Челябинске. Нельзя выделить какой-то один регион, где совсем все плохо или совсем все хорошо.

— Почему так вообще происходит?

— На мой взгляд, в большинстве случаев это происходит прежде всего из-за непрофессионализма персонала колоний. В большинстве случаев в колониях работают сотрудники, которые не были обучены такой работе. Люди не обладают специальными знаниями для работы со спецконтингентом. А надо понимать, что спецконтингент — это не рядовые граждане с улицы.

— В России есть чуть не десяток институтов ФСИН — в Рязани, во Владимире, в Вологде, Перми, Воронеже, Самаре, Пскове, на Кузбассе…

— Это офицерский состав, а младший персонал? В основном это люди, которые приходят в систему сразу после армии. Особенно ситуация характерна для маленьких поселков, где нет другой работы, кроме как идти в охрану колонии. Такие сотрудники зачастую плохо знают законы. Они ориентируются скорее на некие понятия и внутренние устои службы. Как правило, согласно этим внутренним устоям, заключенный обязан подчиняться сотруднику колонии. Если он не подчиняется, то ему вполне можно врезать. Главная цель — сломать, заставить подчиняться. И такая ломка заключенных начинается сразу, как только он прибывает в учреждение. Им сразу показывают, кто здесь хозяин.

— Эта ломка, она начинается еще в СИЗО?

— В следственных изоляторах находятся люди, которые еще не осуждены. Оттуда человек еще может выйти на свободу. Еще один важный фактор — СИЗО постоянно посещается адвокатами. Соответственно, больше возможностей отправить информацию о преступлении против себя на волю и таким образом попытаться защитить свои права. Система здесь работает намного чище. В колонии, наоборот, человек попадает в вакуум. Его там закрывают, изолируют от общества…

Алексей Соколов - правозащитник, имеющий собственный тюремный опыт
Алексей Соколов - правозащитник, имеющий собственный тюремный опытЯромир Романов / Znak.com

— Ты говорил, что человека начинают ломать сразу после поступления в колонию. Как это происходит?

— В интернете можно найти массу сообщений об избиении заключенных в ФКУ «Т-2» Владимирской области (так называемый «Владимирский централ» — Znak.com). Как правило, все делается очень просто. Воронок — машина, на которой перевозят спецконтингент, заходит на территорию колонии, заключенный выпрыгивает оттуда, и сразу же его вынуждают бежать через строй сотрудников с дубинками. На самом деле с подобными явлениями руководство ФСИН сейчас борется. Они, например, установили камеры видеонаблюдения в местах, где принимают вновь прибывших. Проблема в том, что сотрудники колоний обходят все это. Принимают заключенных уже без строя дубинок, как положено по закону. Проводят досмотр, разводят по камерам. А потом, уже не под камерами, сами или при помощи «актива» начинают долбить людей.

— В июне в Свердловской области наделала шуму история со смертью заключенного, всего несколько часов как прибывшего этапом в ИК-53 Верхотурья.

— Это случилось на территории ЕПКТ (единого помещения камерного типа — Znak.com). Туда свозятся нарушители режима со всей области и, по разнарядке ФСИН, из других территорий. В Свердловской области такие ЕПКТ есть при ИК-63 строгого режима в Ивделе и при ИК-53 общего режима в Верхотурье. По сути, это тюрьма в тюрьме. Туда человека водворяют по постановлению суда. Сотрудники, кто работает в этих ЕПКТ, делают все для острастки таких заключенных. У нас ЕПКТ в ИК-63 какое-то время назад даже славилась как пыточная, где ломают людей. Сейчас от этого там, правда, уже отошли.

— Если я правильно понимаю, в ЕПКТ попадают совсем не агнцы божьи. Это люди, которые как минимум дважды преступили закон. Первый раз, когда совершили преступление, за которое получили срок. Второй раз уже в колонии, когда нарушали режим. 

— А нарушают как? Таких нарушений тебе могут наставить пять штук за пять минут. Не застегнута пуговица — нарушение, не поздоровался с сотрудником — нарушение. На самом деле ты, может, и поздоровался, а тебе все равно говорят: «Я не слышал, нарушение». Присел на кровать — нарушение, покурил в неположенном месте — нарушение. Мало того, в некоторых колониях нарушения до сих пор оформляют на основании рапортов других заключенных. Из человека сделать злостного нарушителя легче легкого.


Дарья Козинова / Znak.com

— Из тех, кто пытался обжаловать взыскания, я помню только историю [основателя известной на Урале сети автосалонов ДДТ] Равиля Хакимова, который отбывал свой 25-летний срок за организацию банды и заказные убийства в ИК-5 Нижнего Тагила. 

— Да, за все боролся, даже Гимн России [играющий в колониях] пытался отменить. А потом его сломали. Ну, как сломали, он ударил сотрудника колонии… На самом деле легко могла быть провокация даже. Сотрудник, допустим, подходит и при всех заключенных говорит тебе: «Пошел на…». А ты, как любой порядочный человек в этих местах, должен что-то ответить. Если не ответил, твой авторитет среди заключенных резко упадет. Ответил — у тебя гарантированное уголовное дело и новый срок. Такой выбор.

Осужденный за бандитизм и заказные убийства экс-владелец сети ДДТ через суд добился права не слушать в 5 утра гимн России

— Вернемся к ярославской истории. На самом деле таких видео публиковалось уже очень много, почему именно эта история приобрела такое звучание — только из-за того, что опубликовала его «Новая газета»?

— Видео привлекает внимание массовостью. Обрати внимание, там участвуют 15 сотрудников. Совершенно очевидно, что далеко не все из них негодяи. Кто-то даже не хочет участвовать в избиении, но его все равно привлекают ко всему этому, не давая отлынивать. То есть видео демонстрирует не только пытки самого заключенного, но и то, как начинают марать сотрудников, заставляя быть частью толпы и сливаться с этой порочной системой.

— То есть ярославская история нам продемонстрировала, как ломают самих сотрудников ФСИН?

— Мы видим отличный пример, как сотрудники в Ярославле берут на себя не свойственную им функцию — карать. Их этим правом никто не наделял. Государство и общество наделило их только правом охранять спецконтингент, нарушивший устои. Они же начинают его наказывать. Проще говоря, общество оградило себя от тех, кто нарушает закон, пытаясь тем самым показать, что будет за его нарушение. А что делают эти сотрудники? Они бьют заключенного, показывая тем самым, что нарушать закон все-таки можно. Причем очень часто это все остается безнаказанным.

— В систему ФСИН приходят люди, не имеющие судимостей, то есть чистые перед законом. Как получается, что они решаются сами преступить его, воочию наблюдая, к чему это может привести?

— Часто им внушается простая мысль — если не ударишь заключенного ты, то он очень скоро перестанет тебя уважать и начнется бунт. Я сам, когда отбывал наказание в Красноярске, был свидетелем двух противоположных типов поведения сотрудников. Представь, зима, мороз минус 50 градусов, всех выгоняют утром на улицу для проверки. Заключенные, естественно, автоматически поднимают ворот у своих бушлатов, прячут руки в карманы. Один сотрудник будет спокойно требовать того, чтобы люди заправились и привели в порядок свой внешний вид. Он понимает — если кто-то не подчиняется законному требованию, всегда есть возможность составить на него рапорт и отправить в ШИЗО (штрафной изолятор — Znak.com). Другой сотрудник, наоборот, как только встречается с попыткой не подчиниться, хватается за дубинку и с криком «ты че, козел» принимается охаживать ей провинившегося. Если к поведению первого никаких претензий и быть не может, то действия второго только провоцируют ухудшение обстановки. Более того, они могут спровоцировать ответные действия со стороны заключенных. Но кто это берет в расчет?


Дарья Козинова / Znak.com

— Ты говоришь, что в колонии человек попадает в изоляцию, но насколько она строга? Есть институт уполномоченного по правам человека, есть Общественные наблюдательные комиссии?

— Институт Общественных наблюдательных комиссий раньше, действительно, работал. Сейчас, когда формировался четвертый созыв ОНК, оттуда выдавили всех, кто хоть как-то работал. Туда, как мне кажется, внедрили сплошных приспособленцев. Что говорить, если даже члена Совета по правам человека при президенте Андрея Бабушкина выкинули за борт этой комиссии? Ему поставили мало баллов из-за слабого опыта правозащитной деятельности. Полный абсурд!

— Помимо общественников есть прокуратура, есть следственный комитет.

— Допустим, заключенный напишет жалобу и придет прокуратура либо следователь. Кого они будут опрашивать? В том числе других сотрудников. Но в этом случае те опять попадают в развилку — сдать своего или нет? Как правило, не сдают, становясь соучастниками преступления. Более того, часто эти следователи и сотрудники ФСИН живут бок о бок. Они ходят в одни магазины, в одну баню, по выходным вместе ездят на рыбалку и на охоту. Как один на другого будет возбуждать уголовное дело? 

История в ярославской ИК-1 случилась еще год назад. Об этих побоях заявляли еще тогда, но следствие почему-то отказывало в возбуждении дела. Только сейчас возбудили, когда появилось видео. А дальше это ведет к тому, что применивший по отношению к заключенному необоснованно сил, начинает этим еще и бравировать. Мол, я тебя избил и мне все равно за это ничего не было. Такой пример у нас был по ИК-5.

— Это история, когда вы пытались возбудить дело на [замначальника колонии Максима] Нурмагомедова?

— Заключенные нам сразу заявили, что у того есть связи в Тагилстроевском отделе СКР и никто ему не указ. И на самом деле, когда мы выявили инцидент с пристегиванием заключенного наручниками, около 10 раз пришлось обжаловать действия следователя, отказывавшегося возбудить уголовное дело. Как это так — человека подвесили на семь дней наручниками к решетке и вы считаете, что это нормально?

— Дело так и не возбудили, доказательств вины не установлено.

— Мы с этим делом, если честно, с ума уже сошли. Сейчас подали уже в ЕСПЧ, посмотрим, что там теперь скажут. Есть медицинские документы, есть жалобы, которые направляли заключенные. Посмотрим.


Дарья Козинова / Znak.com

— Во ФСИН на обвинения заключенных часто говорят, что те сами наносят увечья. Особого доверия это не вызывает. Такие случаи действительно бывают? 

— Такое тоже случается. Натирают себе кожу, чтобы выдать это за побои. Колония, действительно, не пионерский лагерь. Но дело в том, что все возможные действия сотрудников достаточно четко регламентированы. Нет никакой необходимости бить заключенного, чтобы заставить его следовать установленному в колонии режиму. Кстати, знаешь, как выяснилась история ИК-5?

— Как?

— Дети из тагильского детского дома рассказали. Их водили туда на экскурсию, рассказывали о том, почему нельзя преступать закон. И тут дети видят висящего на решетке человека. Сотрудники колонии им принялись рассказывать, что человек хотел порезать себе вены и так они спасали его. Но даже этим подросткам 12-15 лет хватило сообразительности спросить — может, человеку нужны не наручники, а врач? 

На самом деле, когда заключенный вскрывает себе вены, очень часто он поступает так, чтобы избежать пыток. Тот же [Евгений] Макаров из ярославской ИК-1, будь у него такая возможность, наверняка бы поступил так же, чтобы избежать всего того ужаса, который с ним учинили. Я на 100% уверен в этом. Даже если у человека сотни нарушений режима, разве его надо бить за это? Тем более что применение любых спецсредств, включая наручники, четко регламентировано. Через каждые два часа сотрудник обязан облегчать давление наручников и узнавать, успокоился человек или нет. Тут просто повесили и забыли. Опять же к вопросу об образовании и уровне культуры.

— В приватных беседах сотрудники колоний говорят, что если они не будут себя жестко вести себя с заключенными, приучая их к исполнению режима, то они не перевоспитаются и, освободившись, вернутся к прежним промыслам.

— Странная логика. То есть если человека бить и унижать, то он не озлобится? А может быть, это из-за ваших действий человек ожесточится и, выйдя из колонии, продолжить убивать и грабить? Никто не говорит, между прочим, о проблемах внутри семей сотрудников ФСИН. Зачастую они вынуждены жить двойной жизнью. В семье они играют роль добропорядочного мужа и отца, а в колонии становятся кем-то совершенно другим. Со временем эта грань между семьей и колонией начинает размываться. Не зря ведь многие сотрудники разведены или состоят уже не в первом браке. Мне много раз доводилось общаться с их женами. Они признают, что в семьи часто переносятся тюремные повадки, тюремная субкультура, сленг и вся эта жестокость, которая царит по ту сторону забора. Точно так же эти мужья заставляют подчиняться себе своих жен и детей. Эти проблемы тоже надо поднимать.


Дарья Козинова / Znak.com

— Как ты относишься к тезису, что российская система исполнения наказаний — плоть от плоти системы ГУЛАГа?

— Да, советская система лагерей была основана на принципе подавления людей и их воли. Отсюда все эти воровские традиции, получившие развитие в 1930-х годах при Сталине. Все делалось по поговорке: «Не можешь победить врага — возглавь его». Возглавив криминалитет, всю эту воровскую субкультуру, ее понудили, как это ни парадоксально звучит, работать на систему. В советское время все колонии работали — что-то выпускали, строили. И блатные выступали рычагом давления на основную массу заключенных для выполнения производственных планов. Плюс контроль за «политическими». На самом деле все так называемые «красные» и «черные» зоны — не более чем способ управления толпой. Что значит «черная» зона, если смотрящий утром бежит на планерку к хозяину за планом выработки на текущие сутки? Сейчас производства в колониях сократились. Но администрация колонии… Это я сейчас на примере екатеринбургской ИК-2 рассказываю, как функционирует система. 

— Это ты сейчас про дело бывшего замначальника ИК-2 Михаила Белоусова, которого осудили по делу о пытках?

— Да. Администрация колонии через этих активистов пытается держать под контролем всю остальную массу заключенных. Чтобы все, как сейчас принято говорить, «сидели в грядках». Чтобы никто никуда не выползал со своими инициативами и не писал жалобы. Если раньше хозяин зоны вызывал смотрящего и требовал за день загрузить 15 вагонов древесиной, то сейчас он спрашивает с него за жалобы, поступившие в оперативный отдел. 

— Получается, советская система просто перестроилась под новые реалии?

— Да, и, более того, она коммерциализировалась. Как и раньше, все начинается с того, чтобы, грубо говоря, выполнив волю хозяина зоны, получить за это чай, покурить и сладкое. Но дальше начинается другая история. С одной стороны — есть активисты, получившие в свои руки от администрации полномочия и дубинку. С другой — заключенные, которые не хотят, чтобы их трогали. Рано или поздно появляется кто-то умный, кто предлагает активистам за это взятку. Или сам актив начинает собирать дань. Далее об этом узнают оперативные службы. Они заставляют актив делиться добычей. Так мало-помалу колония погрязает в коррупции и превращается в доходное место. Грубо говоря, если с каждого заключенного собирать по 1 тыс. рублей в месяц за спокойную жизнь и таких заключенных в колонии 1 тыс. человек, то в месяц это 1 млн почти гарантированного дохода. Из этих же денег потом «замазывают» тех, кто наверху, чтобы не спрашивали, почему в колонии плохая статистика по телесникам или смертям.

— Этому есть подтверждения?

— По ИК-2 мы сталкивались с заключенным по фамилии Молдован. Его девушка перевела ему в колонию порядка 500 тыс. рублей за год — 250, 150 и 50 тыс. рублей.

— И есть доказательства, что эти деньги шли на оплату поборов?

— Человек сам потом написал заявление, что с него их вымогали. Более того, деньги переводились со счета на счет, при желании все можно было отследить. Но следователи заявили, что это были его «благотворительные взносы». Дело не возбудили. Как так, если есть заявление о вымогательстве? 

Есть еще один эпизод по ИК-13 в Нижнем Тагиле. Там сообщил о вымогательстве денежных средств осужденный Антипанов. Он просил перевести ему эти деньги собственную мать. Следователь Тагилстроевского также отказал в возбуждении уголовного дела. При этом он сослался на то, что нет возможности выявить и допросить обладателя банковских счетов, на которые переводились деньги.

17 сотрудников ярославской колонии, где пытали заключенного, отстранили от работы

— Есть ли какой-то способ преодолеть порочность системы, которая, по твоим же словам, трансформируясь репродуцирует сама себя многие десятилетия?

— Столетия. Люди в России привыкли подчиняться и воспринимают телесные наказания как нечто само собой разумеющееся. Сначала было крепостное право, потом ГУЛАГ. Есть только один выход из этого — система должна стать реально открытой. Пока сотрудник колонии имеет все возможности к тому, чтобы избить заключенного и спрятать его от всех в ШИЗО, проблему не решить. Надо возродить независимость ОНК…

— Скандалов с пытками было уже немало, а истории, подобные ярославской, продолжают происходить.

— Как это ни банально, но должен работать принцип неотвратимости наказания за незаконные действия. Если сотрудник избил заключенного, он должен знать, что ему придется ответить за это. Чтобы так было, система должна стать прозрачной для общественности и СМИ. Такие случаи не должны оставаться незамеченными со стороны губернаторов, глав городов и депутатов, где это произошло. Обо всем этом надо обязательно говорить, не давать системе хоронить внутри себя.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с znak.com

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • znak.com
          • тюрьма
          • сми
          • рубль
          • убийство
          • лето
          • семья
          • выборы
          • законы
          • армия
          • интервью
          • домен znak.com

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции