html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

«Ничего такого Толстой не хотел»: Юрий Сапрыкин о том, как читать классическую литературу

«Ничего такого Толстой не хотел»: Юрий Сапрыкин о том, как читать классическую литературу

«Теории и практики» публикуют конспект лекции Юрия Сапрыкина, который недавно вместе с коллегами запустил проект о русской литературе «Полка». Он рассказал, как Пушкин, Толстой и Достоевский стали классикой, почему давно пора отказаться от вопроса «что хотел сказать автор», который так любят задавать учителя литературы, зачем взрослым людям перечитывать книги из школьной программы и как это делать, чтобы казалось, что читаешь произведение впервые.

Юрий Сапрыкин

журналист, публицист

Метод преподавания тоже менялся. Примерно до&nb...

Метод преподавания тоже менялся. Примерно до 70-х история русской литературы рассматривалась как постепенное вызревание и формирование революционных идей: Пушкин понимал классовую борьбу недостаточно хорошо, Толстой — уже лучше, а Горький — и вовсе замечательно. В 70-80-е уроки литературы становятся уроками воспитания чувств, некоторых образцов поведения, на которые нужно равняться: «в любой непонятной ситуации веди себя как Татьяна Ларина, и никогда — как Раскольников».

Формированием канона сейчас занимается единственный социальный институт — школа. Что такое классическая литература в России и как мы ее понимаем в 2010-е годы, определяется школьной программой. Часто кажется, что это нечто незыблемое, что она всегда состояла из одних и тех же текстов Достоевского, Пушкина и Толстого, но это не так*. Например, до 40-х годов в программе не было «Войны и мира», а была «Каренина», которая сейчас для школы факультативна: люди, как правило, открывают ее уже через много лет и часто не расстаются уже никогда. Тем не менее, «Каренину» вынули, а «Войну и мир» вставили в курс в военные годы, понятно почему. До 70-х в программе не было «Преступления и наказания», зато были «Господа Головлевы». Последнее существенное изменение (думаю, последнее — на очень долгие годы) произошло в начале 90-х, когда в список попали «Мастер и Маргарита», «Архипелаг ГУЛАГ», Андрей Платонов, Пастернак, Ахматова и так далее. То есть уже 25 лет школьная программа и, как следствие, перечень общепризнанных классических произведений, не менялись.

То, как формировался западный классический...

То, как формировался западный классический канон, описано в работе «Западный канон» американского литературоведа Гарольда Блума. В 2017 году эта книга, написанная 25 лет назад, впервые была переведена на русский.

Чтобы понять, что такое классическая литература сегодня*, мы попросили несколько десятков литературоведов, учителей, филологов и писателей составить произвольный список самых важных, на их взгляд, произведений. За каждое упоминание текст получал один балл, и в итоге вышел список из 108 произведений, отмеченных чаще других. Понятно, что он тоже произвольный и такой же правильный (или неправильный), как все остальные. Но в этой выборке (которую все-таки можно считать относительно репрезентативной) оказалось несколько вещей, которые нас удивили.

1
Пожалуй, помимо школы на то, что мы считае...

Пожалуй, помимо школы на то, что мы считаем классикой, влияет и Первый канал. Наши эксперты получили анкеты, как раз когда показали фильм про Соколова, и он был у всех на слуху.

На довольно высоких позициях списка оказалась модернистская проза 20-30-х, о которой мы не привыкли думать как о классике: это «Козлиная песня» Константина Вагинова, «Город Эн» Леонида Добычина, проза Мандельштама, они упоминаются столь же часто, как Толстой, Достоевский и все остальные. Но какое бы то ни было согласие по поводу канона на 30-х годах заканчивается. Единственные книги советского периода, на которых более-менее все сходятся, — это абсолютно народная «Москва — Петушки» и, что более неожиданно, роман «Школа для дураков» Саши Соколова*. Из книг 90-х в список попали две: «Чапаев и пустота» Пелевина и роман Людмилы Петрушевской «Время ночь».

2

Конечно, в список вошли Пушкин, Гоголь и Гончаров, Лесков и Салтыков-Щедрин. Если расположить эти книги на линии времени, станет понятно, что все, что мы называем великой русской литературой, было создано между 1860-м и 1880-м годами. Это ядро канона от «Войны и мира» до «Братьев Карамазовых». Была еще одна ярчайшая вспышка развития литературы в еще меньший временной промежуток между 1925-м и 1930-м годами. За эти пять лет пишутся или издаются «Одесские рассказы», «Конармия», «12 стульев», «Козлиная песнь», «Зависть» Олеши, «Белая гвардия», «Собачье сердце», «Чевенгур», «Котлован», «Тихий Дон».

Когда у Льва Гумилева спрашивали, почему н...

Когда у Льва Гумилева спрашивали, почему народы переживают всплеск пассионарности, который потом прекращается, он отвечал: «Это космические лучи». Для объяснения взлетов и падений в развитии литературы тоже пришлось бы привлекать какие-то такие гипотезы. По-хорошему, это необъяснимо. Космические лучи.

Можно наложить на эту временную шкалу политическую систему координат и обнаружить, чтокаждый такой расцвет случается перед длительными заморозками. Это не значит, что в этот период книги не пишутся, они пишутся, но либо в стол, либо в каких-то совсем омертвевших жанрах, и, по крайней мере, не в такой поразительной концентрации. История русской литературы — это большие открытия и тянущиеся за ними хвосты. Так период романтизма быстро разламывается Пушкиным. Отдав романтической линии лучшие годы жизни, он вдруг говорит: «Послушайте, какой романтизм, вы посмотрите, где мы живем?» Так еще вчера отчаянные и отважные романтические герои становятся вечно ноющими, разочарованными, сомневающимися в себе и несущими несчастья всем вокруг. Это открытие оказывается настолько ошеломительным, что вслед за ним Лермонтов и масса людей рангом пониже начинают писать книги с такими постромантическими героями, сеющими вокруг себя хандру и сплин. А ведь еще года три назад подобные герои у этих же авторов переживали бы бурю страстей.

3

В-третьих, и это во многом схоже с тем, что пишет Блум о западном каноне, каждая книга, которую мы считаем классической, в момент своего появления безусловно революционна. Это не обязательно провокация или эксперимент, иногда это вполне консервативная вещь, но такая, какой раньше не было. Современники этой будущей классичности очень часто не чувствуют, для них она в лучшем случае непонятно что, а иногда просто ниспровержение устоев. «Автор повторяет сам себя, а последние главы знаменуют совершенное падение его таланта», — писали критики о «Евгении Онегине». «Роман громоздкий, рыхлый, зачем эти постоянные философские размышления, которые замедляют действие, читать невозможно», — это про «Войну и мир». Чайковский называет «Анну Каренину» совершеннейшей пошлостью, а Некрасов сочиняет эпиграмму:

Толстой, ты доказал с терпеньем и талантом,
Что женщине не следует «гулять»
Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом,
Когда она жена и мать.

4

Ответ на вопрос, как сегодня рассказывать про классику, очень простой. Нужно самыми разными способами дать человеку возможность прочитать книгу как в первый раз — посмотреть на нее так, как смотрел первый читатель, попробовать пережить тот же опыт удивления, а не воспринимать его как должное, как вечно существующий образец, которому все должны следовать. Понять неожиданность книги, ее странность, революционность.

5

Но зачем вообще читать? Мир меняется, и на этот вопрос приходится заново искать ответ. Чтение спасает от скуки? Не спасает, смартфон делает это лучше. Чтение — это показатель социального статуса? Придешь в приличный дом, где все разговаривают цитатами из «12 стульев», и будешь сидеть как дурак, ничего не понимая? Это типично советский подход, он тоже умирает.

Министерство культуры говорит, что читать нужно, чтобы транслировать культурный код, традиционные ценности, ответы на важные вопросы жизни, которые были даны нам предками, а мы должны передать следующим поколениям. Согласитесь, мотивация «Пойду-ка я почитаю, чтобы передать культурный код» не очень убедительна. В последнее время государство еще запускает разнообразные кампании по пропаганде чтения со слоганами типа «Читать модно». Предполагается, что молодые люди должны увидеть такой слоган и хлопнуть себя по лбу: «Бог ты мой, вот что модно, не кроссовки, не видео Дудя, а читать!» Современная, назовем ее так, городская культура в свою очередь неявным образом транслирует идею, что читать надо, чтобы развивать профессиональные навыки, «прокачивать скиллы». Это тоже странный подход, чтение понимается здесь как механическое потребление информации. Но давайте скажем честно: русская классика для «прокачки скиллов» не нужна, и читать ее не модно.

6

В школе нам не объясняют, почему все это было написано, что происходило с автором в тот момент, что было у него на уме. Если мы узнаем подробности, из чего возникли те же «Каренина», «Евгений Онегин» или «Москва-Петушки», эти тексты станут гораздо понятнее. Так гораздо честнее, чем придумывать, «что хотел сказать автор» или «какие черты характера хотел раскрыть Толстой в образе Платона Каратаева». Ничего такого он не хотел.

Что на самом деле волновало Толстого? То, что происходит в семье — в первую очередь, в его собственной. Только начали жить вместе, и сразу кризис, надо разобраться, возможны ли счастливые семьи в принципе. Он не знает, что делать со своими мужиками: то ли нанимать их за деньги, но тогда какие они хозяева своей земли, то ли дать им свободу. И он передоверяет эти размышления по поводу земельного вопроса Левину. Толстой не хотел отразить черты какого-то характера, он хотел разобраться с тем, что его волнует, из-за чего он сам не может спать.

7

Кроме того, в школе очень мало рассказывают, как книги сделаны на уровне языка. Не знаю, как вам, а мне в школе не объясняли, что Толстой пишет периодами. Это сложные предложения с множеством однородных придаточных, которые наслаиваются друг на друга. Так он добивается ощущения, что в одной фразе он успевает описать весь мир, охватить взором все. Эти конструкции очень тяжелые, они нас буквально придавливают.

Мне также в школе не объясняли, что у Толстого специальный «неправильный» язык: в одной и той же фразе или в соседних стоят два одинаковых слова не потому, что у него был плохой редактор, а потому что он был против всякой книжности, и специально делал язык немного корявым. Нам не объясняют даже принцип остранения — описание картины глазами человека, который ничего в происходящем не понимает. «Наташа Ростова в опере» — это прием, которым Толстой пользуется постоянно, чтобы разоблачать социальные конвенции и показывать нечто в истинном свете.

8
Группа математиков проверила достоверность фраз...

Группа математиков проверила достоверность фразы «Все счастливые семьи похожи друг на друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» и пришла к выводу, что так устроены не только семьи, а любые сложные системы. Сочетание оптимальных факторов ведет к идеальному состоянию, выпадение одного (любого) из них разрушает баланс.

Хорошо это или плохо, но все мы сегодня очень заняты собой. Нам стало интересно, как мы устроены, точно так же, как нашим родителям в 60-е было интересно будущее или то, как можно переделать мир средствами науки и техники. Вокруг темы самопознания и так называемой осознанности существует огромная индустрия от психотерапии до книжек по достижению успеха. А Толстой знает про это больше*. Читать русскую классику надо не для того, чтобы находить в ней какие-то образцы для подражания, а потому, что она объясняет, какие бездны внутри нас зарыты. В конечном счете, русская литература — это и есть описание того, как мы устроены, что по-моему, звучит довольно убедительно и воодушевляюще.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с theoryandpractice.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • tandp
          • эксперименты
          • домен theoryandpractice.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции