html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

«Маркам надо научиться новым коммуникациям» // Глава Cartier Сирилл Виньерон о культурной стратегии марки

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ

Глава Cartier Сирилл Виньерон о культурной стратегии марки

Ювелирная марка Cartier стала такой же достопримечательностью Франции, как Лувр или «Комеди Франсез». Ее известность вышла за национальные границы еще и потому, что Cartier поддерживает культурные инициативы по всему миру. 23 марта при участии Cartier в Москве в Большом театре показывают «Анну Каренину» в постановке Джона Ноймайера. Накануне премьеры глава марки Сирилл Виньерон дал первое интервью русской прессе.

— Два года назад вы стали генеральным директором знаменитого французского ювелирного дома, и вот теперь наконец-то у нас есть повод обсудить связи Cartier и России.

— Которым больше века. В 1904 году Пьер Картье совершил свой первый визит в Санкт-Петербург.

— Я помню его петербургскую фотографию в русских санях. Он выглядит там как Дед Мороз с подарками.

— Считайте, что он приехал с полными саночками украшений. Зачем? Прежде всего, чтобы навестить знатных клиентов, с которыми он уже работал в Париже. Завести новые знакомства и показать, что он ничуть не хуже Фаберже. Но у него была двойная цель: Картье все-таки были не столько торговцами, сколько художниками. Он приехал и продавать, и узнавать.

— То есть он приехал еще и за впечатлениями?

— Надо понимать, как всех интригует Россия. Это и часть цивилизованного западного мира, и ворота на сказочный Восток. Российская Империя была нашим союзником и другом, но в то же время загадочной страной, царством «русской души», о которой так много говорили и так мало знали. Картье мог представлять европейский стиль и в то же время вдохновляться стилем русским, который был так восторженно встречен во Франции с появлением дягилевских «Русских сезонов».

— Вышло так, что семья Картье познакомилась с Россией в эпоху страшных потрясений. В тот год началась война с Японией, потом революции и войны, войны, войны.

— Это так, но вы удивитесь тому, как много у семьи Картье было связано с Россией. Они продолжали работать для русских аристократов, оказавшихся затем в Париже и в Лондоне. В наших исторических коллекциях есть важные произведения этого периода. Когда в 2007 году мы проводили выставку в Кремле, там как раз был виден обоюдный интерес, который русские имели к Cartier, а Cartier — ко всему русскому.

— Я помню эту выставку, но речь шла в основном о вещах царских времен.

— Даже во времена СССР, когда торговли не было и бутиков не существовало, память сохранялась. И вот что здесь важно. В последние десятилетия я наблюдал, как в России росло желание вернуться к историческим корням. Вы научились гордиться и вашей современностью, и вашей историей, а в вашей истории есть место и нашей.

— Недаром в вашей парижской штаб-квартире на Рю-де-ля-Пэ висит не только фото Картье в Петербурге, но и грамота от русского двора.

— Конечно. Cartier — парижский, но в чем-то и очень русский дом, в отличие от многих других, тоже известных, тоже хороших ювелирных марок, которые не могут похвастаться такой близкой связью с Россией. И когда я встречался с нашими русскими клиентами, у меня всегда было очень приятное ощущение, что эта наша общая история для них тоже важна.

— Отсюда ваше желание поддержать премьеру в Большом? «Анну Каренину» Джона Ноймайера?

— Русская литература, русская музыка, русский балет и русские танцовщики. Что может быть понятнее? Да, Джон Ноймайер — американский хореограф, но он работает преимущественно в Германии, тем интереснее сплав культур на такой важной для всего мира площадке, как сцена Большого.

— Как вы выбираете культурные события, которые будет поддерживать Cartier?

— Событие, конечно, должно быть статусным, но не нафталинным. Мы очень стараемся делать то, что будет новым, необычным и в конечном итоге полезным для развития культуры. Полтора года назад у нас был проект, связанный с созданием оперы в Дубае. Мы помогли тогда организовать в 2016 году серию оперных концертов и прощальное турне Хосе Каррераса. Это была возможность показать в Дубае оперу, которой там раньше не было. Мы сотрудничали с Лувром в Абу-Даби, построенным по проекту Жана Нувеля, и готовим выставку в этом замечательном здании, сверхсовременном и классичном в одно и то же время. Большой театр для нас всех так же важен, как Парижская опера или Королевская опера в Лондоне. Все, что хорошо для культуры, хорошо для Cartier. Большой театр и сам по себе великий бренд, но мы считаем, что наша поддержка — еще одно признание его заслуг, причем, я бы сказал, вполне деятельное признание.

— Вы много говорите о современности, но что означает современность для старинной марки?

— Лучший пример для меня опять же лежит в области культуры. Наш Fondation Cartier — один из самых интересных фондов современного искусства в мире. Его проекты вроде выставок Рона Мьюека или искусства Конго — настоящие прорывы. Здание в Париже на бульваре Распай известно во всем мире, с ним связаны и исследовательская работа, и издания, и выставки. Причем деятельность фонда не имеет никакого отношения к нашим коммерческим интересам. Руководство фонда развивает связь между разными национальными культурами, художниками Европы, Америки, Австралии, Африки. Это постоянный диалог культур, людей, времен.

— В начале XX века братья Картье были прекрасными ювелирами, художниками, но далеко не единственными среди талантов, которыми славился в те годы Париж. Как Картье смогли стать Cartier? Превратиться из старой парижской марки в глобальную и современную, одну из немногих в современном часовом и ювелирном мире марок-«миллиардеров»?

— Потому что мы всегда обращались к молодым людям. Не заискивая перед ними, а разговаривая на равных. Хорошо быть всем известным, но когда вы всем известны, можно скатиться в банальность. Можно угодить в зазор между поколениями и стать жертвой поколенческих войн. Надо было бороться с риском старения и банальности. Мы не могли себе позволить дряхлеть, мы не хотели остаться уважаемой региональной престарелой маркой. Мне кажется, что Cartier, как и некоторые другие французы — Hermes, Chanel, Louis Vuitton, сумели это преодолеть. Но тем большая у нас ответственность — ни шагу назад!

— Вас ждут новые испытания. Поколения меняются, и люди хотят новизны, живут в соцсетях, летают по миру. Как вы собираетесь сохранить с ними общий язык?

— Я убежден, что мир меняется в способах выражения, но люди все те же. И ждут они одного и того же. Просто надо уметь говорить о том, что им интересно, на современном языке. Может ли «Ромео и Джульетта» заинтересовать современных молодых людей? Если ее рассказывать в духе Шекспира на староанглийском, не уверен. Но ведь заинтересовала их «Вестсайдская история». Или фильм Дзеффирелли. Или «Ромео + Джульетта» База Лурмана. Перейдем к другим примерам. Мы показывали молодым людям наши часы Tank. Мы спрашивали: как давно они появились? Ответ: лет пять назад, может, десять… Сто лет?! Не может быть! Или браслет Juste un Clou, наш «Гвоздь»? Три года? А ведь он появился 50 лет назад.

— Вы хотите перепеть классику в манере хип-хопа?

— А давно ли вы слушали современный рэп? Послушайте, и вы увидите, как востребована в нем поэзия. У наших рэперов полно цитат из Рембо и Верлена. На экраны выходят фильмы, сценарии которых вполне мог бы написать Чехов, живи он в наше время. Истории об отношениях с другим, песни о сочетаниях времен, оды амбиций и разочарований, речитативы скуки и горечи. Эти истории универсальны, они трогают всех, наше дело — найти современные слова, не слишком упрощая при этом то, о чем мы говорим.

— Как это отражается в вашей работе? Вы же не выходите на часовых салонах с бубном и барабаном?

— Маркам надо научиться новым коммуникациям, сейчас лучше снять кино, остроумный ролик, чем написать огромную книгу. Теряется роль журналистов как прилежных писателей длинных изложений по пресс-релизам. От них требуются персональные истории, драйв, умение стать ролевой моделью. Я против любительства, но считаю, что если вы знаете дело, то надо уметь о нем говорить весело и легко.

— Это значит, что вы решили обращаться преимущественно к молодежи. А как же прежние поколения клиентов?

— Особенность момента в том, что мы сейчас одновременно обращаемся к разным поколениям. Такого не было раньше. Поколения приходили и уходили. Сейчас, с одной стороны, выросла продолжительность жизни, а с другой — молодежь стала гораздо богаче. В одной семье у нас может быть три поколения активных клиентов. Достучаться до каждого — это очень сложная, но очень интересная задача.

— Раньше ювелирное искусство было закрытой областью. Умение сохранять тайну ценилось у ювелиров не меньше, чем способность блистать в свете.

— Мне кажется, нельзя прятать красоту в сейфах. Лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать. Мы создаем собственную коллекцию наших исторических произведений. Выкупаем их, реставрируем и показываем в музеях, чтобы дать людям возможность их увидеть. Нужен прямой контакт с публикой, непосредственная встреча с искусством. Других способов убедить людей, которые стали гораздо более знающими и гораздо менее доверчивыми, нет.

— Если вернуться к вашему опыту: вы работаете в Cartier c 1980-х. Что изменилось с тех пор?

— Я пришел в Cartier в момент, когда началась другая эпоха. Как жили раньше ювелирные дома? Они производили вещи и имели в разных странах сеть агентов, которые занимались продажей. Где-то. Кому-то. Клиентов мы не видели. Так продолжаться не могло, нам надо было пойти навстречу клиентам, научиться с ними разговаривать. Нашей задачей стало создание собственной сети в Европе, Соединенных Штатах, Японии, на Ближнем Востоке и, конечно, в России. А потом появился Китай, который стал одним из главных наших партнеров.

— Но вы же с этим справились. Cartier присутствует по всему миру.

— Да, мы с этим справились. Но объем рынка стал расти с каждым годом, и появилась опасность, что этот рост заставит нас пожертвовать нашей особенностью, единственностью, в угоду массовости. Дальше мы боролись за то, чтобы сохранить наш образ, не потерять желанности. Теперь, как я вам уже говорил, мы учимся общаться, учимся коммуницировать. Не только нести на все континенты нашу «европейскость», но и учиться у наших партнеров.

— Вы провели много лет в Японии, чему, по-вашему, там стоило научиться?

— Для меня это самая цивилизованная страна в мире. Что характеризует цивилизацию? Воспитание, образование, медицина, здоровье, искусство. Япония развивается во всех этих направлениях, не будучи при этом западной страной, оставаясь не просто восточной, но глубоко «японской». В культуре и в повседневной жизни японцев сочетаются самые архаические и ультрасовременные элементы. Их отношение к долгу, ответственности, абсолютные неукоснительные правила вежливости многое изменили в моем отношении к работе.

— Что из этого полезно для Cartier?

— Умение жить в своем времени. Япония живет настоящим, постоянно обращаясь к прошлому за примерами и уроками, с уважением, но без ностальгии. Американцы живут будущим. Как только вы оказываетесь в США, вы прощаетесь со своим прошлым, чтобы начать новую жизнь. Every day is a new day. А мы, европейцы, живем в плену прошлого и пытаемся построить такое будущее, которое максимально походило бы на него. Нас характеризует шизофреническое желание перемен и сопротивление им. Позади у нас золотой век, и мы думаем, что хорошо бы вновь его обрести. Хотя, если оглянуться назад, золотым веком все, что мы пережили, не назовешь. А вот позиция «мы богаты прошлым, но живем настоящим, готовя будущее», мне кажется, очень подходит для Cartier.

Сирилл Виньерон

Личное дело

54-летний француз Сирилл Виньерон пришел в группу Richemont, которой принадлежит Cartier, в 1988 году. Он был директором Cartier в Японии (1997–2002), затем возглавлял представительство Richemont в Японии (2002–2005).

С 2005 года был директором Cartier в Европе. В 2014 году вернулся в Японию в качестве президента представительства LVMH. C 1 января 2016 года он вновь работает в Cartier — теперь уже в качестве генерального директора, сменив на этом посту Станисласа де Керсиса.

Сирилл Виньерон известен как любитель музыки и тонкий знаток японской культуры, автор книги «От гейш до манги: хроники сегодняшней Японии» (2009).

Cartier
Company profile

Дом Cartier был основан в Париже в 1847 году Луи-Франсуа Картье. Его потомки, особенно талантливый дизайнер Луи Картье (1875–1942), создали известнейшие модели часов, прославились украшениями, созданными для самых знаменитых персонажей эпохи.

Мастерские Cartier работали в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. В руках семьи дом оставался до 1964 года. С 1993 года Cartier вошла в группу Richemont, включающую множество часовых, ювелирных и модных марок.

Кроме украшений дом Cartier производит часы, ручки, оправы для очков, сумки. Он известен своими спонсорскими программами и постоянной поддержкой, которую оказывает учрежденному в 1984 году фонду современного искусства Fondation Cartier.

Независимые рейтинги ставят Cartier на второе или третье место среди богатейших часовых марок с оборотом, превышающим 2 млрд швейцарских франков.

Интервью взял Алексей Тарханов

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с kommersant.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • www.kommersant.ru
          • домен kommersant.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции