html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Лошади Пржевальского

Лошади Пржевальского
В Оренбургском государственном природном заповеднике в рамках Степного проекта Программы развития ООН и Глобального экологического фонда началась реинтродукция лошади Пржевальского — дикого вида. Ранее, в 1992 году, подобная программа была начата в Монголии, в национальном парке Хустай-Нуруу. Фото: Валерий Малеев

Лошади Пржевальского
В мае 1998 года из заповедника «Аскания-Нова» в Чернобыльскую зону отчуждения в рамках программы создания свободной популяции были завезены 22 лошади Пржевальского. Позднее туда же прибыли еще шесть кобыл. Лошади прижились, и сейчас чернобыльская 
популяция насчитывает около полусотни голов. Фото: Антон Петрусь

Лошади Пржевальского
Лошади Пржевальского на исторической родине — в Монголии: четверть века назад из зоопарков России и Нидерландов сюда завезли 15 лошадок, теперь их насчитывается 150. Фото: Валерий Малеев

Что удобно в осенней предуральской степи — не нужно думать, что надеть: надевать надо все. Усвоив это немудреное правило, холодным промозг-лым утром 18 октября 2015 года на крыльце гостиницы «Оренбург» я стою в костюме человека-капусты, жду машину из Оренбургского заповедника и размышляю об улучшении человеческой породы. Сегодняшний день — один из тех, когда начинаешь верить, что оно все-таки происходит.

За рулем внедорожника Алексей, молодой инспектор заповедника, на штурманском месте красавица Рафиля. Вчера таким же составом ездили осматривать хозяйство на новом кордоне, и Рафиля много рассказывала о заповеднике: как 25 лет назад он возник на месте Великого шелкового пути и полигонов, объединив шесть отдаленных друг от друга участков (от края до края территории — тысяча километров); как они по неделе тушат приходящие из Казахстана страшные степные пожары; как в мае степь покрывается ковром геснеровских тюльпанов — дикого прародителя всех культурных сортов, и это «сказочно красиво, обязательно приезжайте»… А я все ломала голову, кем же эта славная девчонка здесь работает. Наконец спросила:

— Рафиля, а чем вы занимаетесь в заповеднике?

— Да много чем занимаемся. В первую очередь — сохранение полноценного степного биоценоза. Потом, охрана: нарушители, браконьеры, пожары. Занимаемся реинтродукцией диких копытных, научной работой…

Рафиля оказалась директором Оренбургского заповедника. В мире, наверное, не очень много более мужской работы, чем эта — руководить заповедником. Особенно относительно новым. Отвоевывать его место в мире, драться за его статус, выгрызать ресурсы и решать суровые полевые проблемы. Но Рафиля Талгатовна Бакирова со всем этим справляется. Причем справляется настолько хорошо, что за два года под ее руководством Оренбургский расцвел и вплотную подошел к осуществлению своей давней дерзкой мечты — созданию вольноживущей популяции лошади Пржевальского, последнего дикого представителя подрода настоящих лошадей. Поэтому сегодня мы едем не сразу на кордон, а сначала в аэропорт, встречать чартерный рейс Монпелье-Оренбург, которым сегодня прилетают шесть диких лошадей мечты.

Чистокровных племенных пржевальцев для Оренбургского заповедника предоставила французская Ассоциация по лошади Пржевальского — ТAKH («лошадь» по-монгольски). Предоставила бесплатно, в обмен на то, что заповедник обеспечит лошадям условия для жизни и размножения. Здесь как раз самый большой в России участок целинных степей, а климат и ресурсы — самые подходящие для такого крупного и подвижного животного.

Перевозка пржевальцев — дело всегда непростое. Вот и в этой партии должно было быть десять животных, а прилетело шесть. Четверо отказались ехать наотрез. «Наотрез» в исполнении диких лошадей выглядит очень убедительно — будучи пойманными, они начинают биться так, что могут погибнуть. Поэтому, если при поимке лошадь сильно буянит и не желает успокаиваться, ее отпускают подобру-поздорову. Так что отлов в некотором роде выполняет и функцию отбора: для племенной работы на новые места отправляются только особи с устойчивой психикой, у которых и в природе выше шансы выжить.

Научная история вида началась в 1879 году, когда Николай Пржевальский во время своего третьего путешествия по Азии открыл в районе Джунгарской Гоби дотоле неизвестных в Европе диких лошадей. По его описаниям, животные отличались буйным нравом, но большой осторожностью, были быстры, выносливы и очень сплоченны. Самих лошадей путешественнику добыть не удалось, но он привез в Петербург подаренные местными охотниками череп и шкуру лошади яркой саврасой масти.

Лошади Пржевальского
Чтобы животные легче перенесли переезд из Франции в далекую Россию, Ассоциация по лошади Пржевальского обеспечила их комфортными именными контейнерами. Фото: Марина Маковецкая

Открытие наделало в Европе много шума. В том числе и потому, что европейские дикие лошади, тарпаны, к тому моменту уже были истреблены, а других диких лошадей на свете не существовало. И тут такая удача.

Первым заполучить азиатскую диковину решил основатель степного заповедника Аскания-Нова Фридрих Фальц-Фейн. По его заданию бийский купец Николай Ассанов организовал охоту в Монголии и добыл там несколько диких жеребят. Методы гуманными не назовешь: выслеживали табун, взрослых отстреливали, жеребят ловили и увозили на подворье. Там находили кормящую домашнюю лошадь, убивали ее детеныша, а шкуру надевали на дикого жеребенка, чтобы кобыла по запаху признавала в нем своего и выкармливала.

Сначала семь добытых таким образом диких жеребят отправились в Аскания-Нова. И тут же диких лошадей захотели видеть в Англии, Германии, США. Добыть их взялся известный торговец Карл Гагенбек, который вышел все на того же Николая Ассанова. С 1898-го по 1904 год купец I гильдии и член-корреспондент Академии наук все тем же жестоким способом изъял из дикой популяции в общей сложности 53 жеребенка, продав их по три тысячи рублей золотом за голову и неплохо на этом подзаработав.

На наш не чуждый экологического сознания вкус — печальная история. Но она была бы еще печальнее, если бы Ассанов всего этого не сделал. Потому что уже к 1969 году лошадей Пржевальского в дикой природе полностью уничтожили. Остались только те, кто жил в неволе. И все они, до единого, — потомки тех самых отловленных Ассановым жеребят.

Пржевальцы — невысокие и крепко сбитые лошадки. Если бы не изящная тонкая пясть, их можно было бы назвать коренастыми. Масть саврасая с темным ремнем по спине. Крупная тяжелая голова, короткая стоячая грива без челки. Хвост не как у домашней лошади, а скорее похож на хвост осла или кулана: репица покрыта более короткой шерстью, переходящей в длинную кисть на конце. На ногах еле заметные зеброидные полоски. Летняя окраска более яркая, зато зимняя шерсть — густая и теплая, ни у кого в роду такой нет. Благодаря ей пржевальцы легко переносят сорокоградусные морозы, что в оренбургской степи не такая уж редкость.

Важная особенность лошадей Пржевальского — их невозможно одомашнить. Хотя иногда в порядке исключения и удается приручить отдельных толерантных особей, выросших рядом с человеком. Например, первый в Аскания-Нова жеребчик Васька, росший с людьми с самого малолетства, мог ходить под седлом. Но этот фокус удался всего один раз, и, как ни старалась то белая, то красная кавалерия в гражданскую войну приспособить дикарей к делу, ничего не выходило.

Вообще говоря, пока неизвестно, от чего зависит способность тех или иных животных к одомашниванию, но некий генетический базис, предопределяющий склонность сотрудничать с человеком, определенно существует.

Достаточно вспомнить известные параллели: азиатские слоны приручаются, африканские — нет; африканские ослы стали домашними, азиатские ослы куланы остались дикими, несмотря на все попытки с ними сладить.

Вывод из сказанного прост: современные дикие лошади, как ни странно, не предки домашних лошадей. Ни европейские тарпаны, ни азиатские пржевальцы. Так же, как шимпанзе — не предок человека, а только ближайший родственник, и наши общие с шимпанзе предки жили более шести миллионов лет назад. Анализ митохондриальной ДНК показал: ветви диких и будущих домашних коней разошлись от общего вымершего предка всего 40−90 тысяч лет назад. Так что и скрещиваются они запросто, и за ресурсы конкурируют активно. Более того, одна из причин истребления диких лошадей состояла в том, что они претендовали на те же пастбища, что и домашние. К тому же, и это для человека было еще обиднее, дикари уводили домашних кобыл в свои табуны. Какая домашняя кобыла устоит перед настоящим диким конем?

Ну а дальше история известная: они посягнули на мои земли и мой скот! Давайте-ка истребим их (они ведь еще и такие вкусные!). И истребили. Пржевальцев в природе, а диких европейских тарпанов — полностью. Остались только внешне похожие тарпановидные польские коники — потомство тех самых загулявших домашних кобыл.

К этой позорной победе над природой люди шли долго: на диких коней, судя по остаткам обглоданных костей, охотились еще в каменном веке. Изначально дикие лошади в Евразии жили на всех открытых пространствах от субарктики до полупустынь. Но под антропогенным прессом их ареал с каждым столетием сокращался: конина считалась деликатесом во все времена. И если от лука и копья лошади могли убежать, то пуля — куда деваться от прогресса! — догоняла их наверняка. К тому же с дикими лошадьми сыграла злую шутку их знаменитая сплоченность. От выстрелов они не кидаются врассыпную, как олени или антилопы, а наоборот, сбиваются в еще более плотный табун, — сильно снижая шансы на спасение. Последняя дикая европейская лошадь — тарпан — дожила лишь до 1919 года — и то в зоопарке.

И это не единственный побочный эффект коллективизма лошадей — пржевальцы вообще не могут жить поодиночке. Даже на время оказаться без сородичей для этих животных — невыносимое испытание. Впрочем, в природе одиночество им не грозит — лошадь постоянно в табуне. А вот в неволе такое случается и может стоить жизни. Очутившись в изоляции, лошади впадают в панику, начинают метаться, не могут успокоиться, а за несколько часов способны и вовсе загнать себя насмерть. Чтобы этого не случилось, им необходима компания — другая лошадь, пусть даже домашняя. Нет лошади — пусть будет коза, овца, корова. Хоть кто-нибудь, только не оставляйте меня одну! Поэтому в заповеднике загон для ветеринарных процедур трехместный: один отсек для пациента и два — для «группы поддержки».

Лошади Пржевальского, как и чудом уцелевшие европейские лесные быки зубры, прошли сквозь то, что генетики называют бутылочным горлышком. Это когда численность вида падает до критического уровня, и популяция начинает восстанавливаться буквально из нескольких особей. Иногда это получается, иногда вид вымирает. Потому что главная опасность прохождения через бутылочное горлышко — резкое обеднение генофонда.

У оставшихся животных могут быть превосходные гены, но этих генов слишком мало, чтобы образовать достаточное количество комбинаций для необходимого генетического разнообразия. К тому же многие аллели продолжают исчезать из генофонда за счет генетического дрейфа — чисто статистического процесса случайного вытеснения генов при рекомбинациях. И за неизбежным в таких условиях инбридингом, близкородственным скрещиванием, следует инбридинговая депрессия: прогрессирующее снижение иммунитета и плодовитости.

Чтобы избежать этого, нужна ювелирная племенная работа, и в нее включились все зоопарки и заповедники мира, где были лошади Пржевальского. Племенную книгу вида ведет Пражский зоопарк, в ней досье на каждое чистокровное животное: имя, номер, происхождение, характеристики и — перспективы «устройства личной жизни». Конечная цель племенной работы — создание в естественных условиях нескольких независимых самоподдерживающихся чистокровных популяций, которые станут генетическим резервом вида. Одна из таких популяций, состоящая из нескольких табунов, будет жить здесь, в Предуральской степи.

Пржевальцы из Франции — это первый этап колонизации Оренбуржья. В следующем году к французским присоединятся лошади из Мюнхена или от какого-то другого участника программы восстановления вида. Хотя руководитель центра реинтродукции лошадей Пржевальского Татьяна Жарких считает, что лучше всего было бы привезти животных из украинского заповедника Аскания-Нова. Дешевле, проще для акклиматизации и удобнее для специалистов, которые когда-то работали в Аскания-Нова и знают тех лошадей как родных. Но, увы, не всегда самые очевидные решения оказываются самыми простыми.

Лошади Пржевальского
Первый завтрак французских пржевальцев в карантинном загоне Оренбургского заповедника. Слева направо: Олива, Лаванда, Авен и Сангрия. Четырехлетняя Сангрия — самая старшая, а игривая и любопытная Лаванда — младшая. Именно ее Авен и избрал «любимой женой». Фото: Марина Маковецкая

Самолет уже приземлился. Французы, шесть лошадей и трое сопровождающих, долетели отлично. Лошади спокойно стоят в именных контейнерах и жуют свое первое оренбургское сено. Разглядеть их сквозь дырочки вентиляции невозможно, но это как у Экзюпери — все уверены, что внутри «тот самый барашек». Кран осторожно переносит контейнеры с борта самолета в кузов КамАЗа. До нового дома осталась сотня с небольшим километров.

Осень для переезда выбрана не случайно: в это время паразитарная нагрузка минимальна. Холода лошадям не страшны, а вот близкое знакомство с местными разносчиками болезней лучше отложить до весны. К тому моменту переселенцы уже хорошо адаптируются, и их выпустят из загонов в вольную степь. Почти вольную — в заповеднике смонтируют 54 километра тонкой и прочной сетчатой ограды по периметру гигантского участка, отданного лошадям. Ограда — не только защита от браконьеров, она нужна и для того, чтобы животные не ушли с охраняемой территории.

Первую зиму лошадей будут подкармливать, а дальше — пусть добывают пищу сами. Специалисты заповедника рассчитали кормовую емкость участка степи — с запасом хватит на полторы сотни лошадей. Более того, продуктивность будет увеличиваться по мере роста пасущегося поголовья.

Сейчас в мире восстановленная популяция лошадей Пржевальского достигает примерно 2000 особей. Часть уже живет на воле — в Монголии, северном Китае и, как ни странно, в Чернобыльской зоне. 18 лет назад в зону отчуждения ЧАЭС выпустили небольшой табун пржевальцев. Лошади замечательно адаптировались, и через несколько лет их уже было около сотни, хотя сейчас поголовье снова упало — из-за браконьерства. Пржевальцы ведь очень любопытны и имеют обыкновение держаться на виду, рассматривая людей.

Но на охраняемых территориях Оренбургского заповедника эта привычка придется кстати. Заповедник планирует развивать экотуризм, чтобы люди могли наблюдать за дикими животными. Лошадь Пржевальского — идеальный объект для таких наблюдений. И не единственный: здесь планируют поселить в рамках программы реинтродукции копытных и восстановления степей сайгаков, диких ослов и даже бизонов — у молодого заповедника большие планы.

Пока мы и лошади добрались до места, уже опустились плотные осенние сумерки. Наконец одновременно поднимаются заслонки — Сангрия, Олива, Лаванда и косячный жеребец красавец Авен вылетают из своих контейнеров, как пробки из бутылки шампанского. А в соседний карантинный загон выбегают кобыла Селена с двухлетком Паприкой — зачаток будущего второго табуна. Все бодры, здоровы и невредимы. Французы и русские радостно обнимаются и едут на кордон есть borshch. Одна большая общая работа сделана, но предстоит сделать гораздо больше. В отношении природы человечество совершило столько ошибок, что у того, кто их исправляет, всегда будет дел по горло.

Отрывок из книги, изданной Императорским Русским географическим обществом в 1883 году

«Третье путешествие в Центральной Азии из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки Н. М. Пржевальского»

Теперь о дикой лошади

Дикая лошадь, единственный экземпляр которой находится в музее С.-Петербургской Академии наук, недавно описана нашим зоологом И. С. Поляковым и названа моим именем. По своей наружности лошадь Пржевальского роста небольшого. Голова сравнительно велика, с ушами, более короткими, нежели у ослов; грива короткая, прямостоячая, темно-бурого цвета, без челки; спинного ремня нет. Хвост на верхней половине мохнатый, но без длинных волос и только в нижней своей половине покрыт черными, длинными, как у лошадей, волосами. Цвет туловища чалый, на нижних частях тела почти белый; голова рыжеватая; конец морды белый. Шерсть (зимняя) довольно длинная, слегка волнистая. Ноги сравнительно толстые; передние — снаружи, в верхней половине, беловатые, над коленями рыжеватые, далее вниз черноватые и возле копыт черные; задние — беловатые, возле копыт также черные; копыта круглые и довольно широкие.


Источник: Российская государственная библиотека


Источник: Российская государственная библиотека
Источник: Российская государственная библиотека

Если пересмотреть все труды 
разведчика и натуралиста, почетного члена Императорской Санкт-
Петербургской Академии наук, 
почетного члена Русского географического общества и десятка 
обществ иностранных, генерал-
майора Николая Михайловича Пржевальского, то выяснится, 
что дикой лошади, названной 
в его честь, посвящена всего одна 
страница в этой книге-дневнике.

Новооткрытая лошадь, называемая киргизами «кэртаг», а монголами также «тахи», обитает лишь в самых диких частях Чжунгарской пустыни. Здесь кэртаги держатся небольшими (5−15 экземпляров) стадами, пасущимися под присмотром опытного старого жеребца. Вероятно, такие стада состоят исключительно из самок, принадлежащих предводительствующему самцу. При безопасности звери эти, как говорят, игривы. Кэртаги вообще чрезвычайно осторожны, притом одарены превосходным обонянием, слухом и зрением. Встречаются довольно редко; да притом, как сказано выше, держатся в самых диких частях пустыни, откуда посещают водопои. Впрочем, описываемые животные, как и другие звери пустыни, вероятно, надолго могут оставаться без воды, довольствуясь сочными солончаковыми растениями.

Мне лично удалось встретить только два стада диких лошадей. К одному из этих стад можно было подкрасться на меткий выстрел, но звери почуяли по ветру, по крайней мере за версту, моего товарища и пустились на уход. Жеребец бежал впереди, оттопырив хвост и выгнув шею, вообще с посадкою совершенно лошадиною; за ним следовали семь, вероятно, самок. По временам звери останавливались, толпились, смотрели в мою сторону и иногда лягались друг с другом; затем опять бежали рысью и наконец скрылись в пустыне. Замечательно, что в упомянутом стаде два экземпляра были какие-то пегие — хорошенько нельзя было рассмотреть.

За исключением Чжунгарии кэртаг нигде более не водится. Таким образом, прежний обширный, как показывают палеонтологические изыскания, район распространения дикой лошади в Европе и Азии ныне ограничен лишь небольшим уголком Центральноазиатской пустыни. В других ее частях диких лошадей нет. Об этом я могу теперь утверждать положительно. Рассказы монголов, слышанные мною в Ала-шане еще во время первого (1870−1873 гг.) путешествия в Центральной Азии, о стадах диких лошадей на Лоб-норе оказались выдумкою.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с nat-geo.ru

10

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • natgeoru
          • река
          • пустыня
          • растения
          • домен nat-geo.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции