html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Леонид Александровский: Лондон Колин

Фото: Jeff Vespa/Contour by Getty Images/Fotobank.ru

То, что Колину Ферту не суждено стать новым Лоуренсом Оливье, было понятно еще в колледже, где он и сыграл своего последнего Гамлета. Этот досадный факт не помешал уроженцу деревеньки Грэйшотт, что в Хэмпшире, стать бокс-офисной суперзвездой с капитализацией три миллиарда долларов, получить все главные кинонаграды англоговорящего мира и стать основным фигурантом неразборчивых грез о пресловутой «британскости». «Главный аристократ Голливуда», «настоящий английский джентльмен», «один из последних носителей классических британских манер» – вот лишь несколько слоганов, которыми кормит себя массовое сознание с того момента, когда киноаудитория планеты пала ниц перед двойным выстрелом «Одинокий мужчина»/«Король говорит!». Любопытно, что по этому поводу думает сам Колин Ферт. А думает он много чего. Вот, например, про «аристократизм»: «Актеры по большей части изображают нечто, чем сами не являются. Аристократы в кино – сплошь обнищавший средний класс или вообще пролетарии. И наоборот, масса так называемых рассерженных молодых актеров – дети рантье, выросшие в полном буржуазном достатке. Вы удивитесь, насколько это распространенная штука». А чего удивляться? Взять хоть самого Ферта – старшего сына кочевавших с одной кафедры на другую педагогов, которому до престижной public school или оксбриджских университетов было как до Луны; будущий «аристократ Голливуда» учился в государственной школе и оканчивал образование в маргинальном колледже в Истли.

Ну хорошо, а как насчет «носителя британских манер»? И тут, выясняется, не все чисто. Ферт продолжает: «В кино я изображаю тип англичанина, который ровно противоположен мне настоящему – такого сдержанного до треска в зубах, внутренне репрессированного мифологического англичанина. Но таких сейчас почти не осталось. Я дам сто фунтов каждому, кто на­ткнется на улице на человека в шляпе с зонтиком, который не идет при этом на маскарад. Мое поколение прокалывало уши и бренчало на гитаре, а не твердило себе: “Сейчас вырасту, выучу манеры, надену костюм в полоску и пойду пыхтеть в офисе”». По поводу гитары мы еще посмеемся через пару абзацев, а пока другое признание: «Я вырос в окружении американцев и в большой степени чувствую себя американцем. Это прозвучит странно, потому что я всем кажусь квинтэссенцией англичанина, но, может, так оно и есть. Очарованность Америкой – вполне английская черта». Уф, так и слышишь просвист звучного удара под дых англофилам. Про джентльменство после этого уже и говорить не хочется. Но придется, ибо мы как раз подошли к первой главе сотворения мифа под названием «Колин Ферт».

Колин против Руперта, или Немного об искусстве истинно английского срача

Сейчас мало кто об этом помнит, но в середине восьмидесятых Ферта считали частью brit pack – удалой братии молодых талантливых британских актеров, уже добившихся серьезного успеха на родине и вовсю готовившихся к отправке в Голливуд. Остальные участники экспортного батальона хорошо известны: Дэниел Дэй-Льюис (простите, СЭР Дэниел Дэй-Льюис!), Гэри Олдман, Тим Рот, Руперт Эверетт, Кеннет Брана плюс фигуранты помельче. Все они, к слову, добились творческих и коммерческих успехов куда раньше Ферта, но речь не об этом. Ключевую роль во взлете четырех из них сыграл известный драматург Джулиан Митчелл, написавший в начале восьмидесятых драму «Другая страна» о студенческих годах Гая Берджесса – легендарного советского шпиона-перебежчика и члена Кембриджской пятерки. В «Другой стране» Берджесс был выведен под небрежно завуалированным псевдонимом Гай Беннетт, а сама драма представляла собой змеиный клубок классических топосов британской поп-культуры, которые так дороги cердцам англофилов, – шпионы, элитное учебное заведение, скрепленное узами юношеской любви и идеологического снобизма тайное общество, симпатичные униформы с гербами, и прочая, и прочая.

В первой постановке пьесы Гая Беннетта играл Руперт Эверетт, прочно зарифмованный со своим героем не только фамилией, но и происхождением и сексуальной ориентацией. Вот кто, право слово, истинный английский джентльмен: сын майора, выпускник махровой старорежимной public school, сбежавший в Лондон шестнадцатилетним юнцом и не чуравшийся легонько проституировать за наркоту. Настоящий аристократ, в общем. После Эверетта главная роль в «Другой стране» перешла Дэй-Льюису, а потом и Ферту, которого к тому моменту успел приметить в студенческой постановке «Гамлета» сам драматург Митчелл. Когда в 1984 году из пьесы решили сделать фильм, роль Беннетта досталась Эверетту, а роль его друга Томми Джадда – двадцатичетырехлетнему Ферту. Все логично – оба знали материал назубок. Тем не менее Руперт с Колином сразу невзлюбили друг дружку. Для начала Эверетт возжелал смазливого Колина, хотя само наличие этого невинного проявления либидо смущало Руперта в чисто классовом смысле. «Ферт, – вспоминал Эверетт, – был скучнейшим, жутким, вечно бренчавшим на гитаре краснокирпичным социалистом, который собирался, заработав первый миллион, отдать его на благотворительность. И вообще, он был похож на Иа-Иа». Что же, вполне аристократичное сравнение. Ферт отвечал коллеге взаимностью: «Руперт был невыносимой дивой с лебединой шейкой; ему явно казалось, что я сильно превосхожу в актерском смысле. Он чувствовал, что от меня исходит угроза. В общем, мы были в контрах; хотя, не будь я таким политизированным пуристом, мы бы поладили». 

Самое смешное, что свара Руперта с Колином продолжалась без малого четверть века, вплоть до 2007 года, когда оба снялись в «Одноклассницах» (Эверетт изображал злобную директрису в косынке, а Ферт – министра образования) и обыграли древнюю распрю репликой про их старое знакомство «в другой стране». Зато теперь, помирившись с заклятым другом, Колин не стесняется выдавать такие цитаты: «Все актеры на самом деле трансвеститы. Они могут сколько угодно твердить, что хотят с помощью своего искусства сделать человечество лучше, погрузиться в изучение человеческой души, но на самом деле они просто мечтают нацепить манишку и пуститься в пляс». Попробовал бы нынешний Ферт сказать это себе прежнему – либералу-зануде, выходцу из интеллигентского среднего класса, ненавидевшему вечеринки и премию «Оскар» («эти статуэтки вынуждают актеров, которых я уважаю, вести себя по-идиотски»). 

Аутсайдерская позиция Ферта сформировалась в детстве, прошедшем в самых разных местах – в Хэмпшире, Нигерии, американском Сент-Луисе. Когда подростком Колин вернулся в Англию из Штатов, ему приходилось имитировать пролетарский хэмпширский акцент, дабы избежать наездов школьных козлов. Проведя отрочество вдали от родины, он и во взрослой жизни не утратил охоты к перемене мест: с первой женой, актрисой Мег Тилли, пять лет жил в Канаде, положив на карьеру и маясь от бездействия, а с нынешней женой, режиссершей Ливией, живет на два дома – в Англии и Италии. Не говоря о том, что летние каникулы Ферт проводит в Калифорнии со своим сыном от Тилли и потому не может полноценно работать в театре. Такой вот, значит, тихий заграничный семьянин. И тот факт, что свои главные и самые заслуженные роли в «Мужчине» и «Короле» Ферт провел в амплуа «своего среди чужих», не может, таким образом, не казаться заключением силлогизма и венцом логики, не правда ли?

Кадр из фильма «На секретной службе её величества»

Дарси против Дарси, или Постмодернизм по-женски

Как бы то ни было, но следующая после дебютной роли в «Другой стране» карьерная декада молодого Ферта похожа на шизофренический коллаж, выдающий полную дезориентацию в пространстве. Вот лишь некоторые его фильмы смутного времени, одной строкой: телеэкранизация «Дамы с камелиями», телефильм по роману Пристли с Лоуренсом Оливье (которым, как мы выяснили, Колин таки не стал), военная драма про фолклендскую войну, аргентинский политический триллер в стиле Полански (!), американский трэш с говорящим названием «Фамм фаталь», мистерия про средневековую Францию, снятая в эстетике клипов группы Enigma, под названием «Час свиньи» (!!), наконец, straight-to-VHS-триллер Юрия Зельцера «Кукловод» (!!!), о коем в присутствии Ферта рекомендуется не упоминать. Даже формановский «Вальмон» – единственная картина того времени, о которой можно говорить серьезно, – прошел незамеченным благодаря успеху «Опасных связей».

В то время как современники Ферта по brit pack снимались у Копполы, Скорсезе и Тарантино, его собственная карьера стремительно катилась в ад бесславья и забвенья. Сильно удивляться тут нечему – в отличие от Дэй-Льюиса, Олдмана или Рота, Ферт сроду не  отличался гигантским драматическим талантом, исполнительским гусарством или эксцентричной персоной. «Во мне есть, чисто физически, некая нейтральность, которая на самом деле мне помогает. У меня лицо, которое можно вытянуть в любую сторону. Даже имя у меня невыразительное – такое дают рыбке в аквариуме ради хохмы». Зато у Ферта всегда было нечто, чем не могли похвастаться его более способные сверстники, – железобетонный, надежный, как та кирпичная стена, и столь же непробиваемый сексапил, который нужно было просто, по словам самого актера, «вытянуть в правильную сторону». 

И тут на помощь пришел BBC. Точнее, наметанный женский глаз продюсера Сью Бертуистл, разглядевшей в тридцатипятилетнем Ферте мнительного любовника Дарси из «Гордости и предубеждения» Джейн Остин. Остальное было делом техники: сериал мгновенно превратил Ферта во всебританского героя-любовника, а сцену с выходящим из озера Дарси – в один из самых памятных моментов в истории британского ТВ (некоторые сумасшедшие даже сравнивают этот на самом деле маловыразительный эпизод с эпохальным катарсисом из «Трамвая “Желание”» и Стэнли, орущим «Стелла!»). В этой сцене Дарси должен был явиться своей будущей пассии Элизабет в чем мать родила, но Ферт постеснялся, и купаться пришлось в одежде. Превращению актера в секс-символ это ничуть не помешало – даже добавило, как можно догадаться, искомой «английскости», – и на ближайшие годы Колин Ферт превратился в британском массовом сознании в Фицуильяма Дарси. «В течение шести лет каждый заголовок статьи про меня содержал в себе слово “Дарси”»,  – жалуется Ферт. Но все лучше, чем у Зельцера сниматься, тем паче что история с Дарси имела витиеватое продолжение. 

А состояло оно в том, что представительница целевой аудитории сериала – литераторша за тридцать Хелен Филдинг – так обомлела от химзавитого красавца Дарси, что взяла да и назвала суженого своей героини Бриджит Джонс Марком Дарси. Разумеется, Ферту ничего не оставалось, как сыграть очередного Дарси в экранизации. Но это еще цветочки – в романе-продолжении вымышленная Бриджит берет интервью у настоящего актера Ферта. К счастью, сцена не попала в экранизацию сиквела, иначе психическое равновесие Колина могло пошатнуться окончательно и бесповоротно. Впрочем, это равновесие – пусть не самого актера, но его профессионального альтер эго – могло пошатнуться и раньше, во второй половине девяностых. Тогда, снявшись на волне успеха «Гордости и предубеждения» в «Английском пациенте» и «Влюбленном Шекспире» – двух грандиозных костюмных блокбастерах! двух лауреатах «Оскара» «за лучший фильм»! – Ферт умудрился сыграть рогоносцев в обеих картинах. И не просто рогоносцев – рогоносцев, теряющих женщин в пользу братьев Файнс (Рейфа в «Пациенте», Джозефа в «Шекспире»). «Скоро придется в целях развития карьеры искать нового Файнса, чтобы вручить ему свою жену», – пошутил тогда Колин, и не голословно. Глава про этот сомнительный период карьеры Ферта должна была называться «Ферт против Файнсов, или Рогоносцы в оскароносцах», но в целях экономии места целесообразнее сразу перейти к следующей, заключительной главе.

Джордж против Джорджа, или Гей, который заикался

Ах да, мы чуть не забыли еще одну «истинно английскую» черту нашего героя, от которой любят захлебываться обожатели Ферта, – речь о пресловутом британском чувстве стиля. «Англичане умеют носить костюм», и так далее, в порядке убывания аксессуаров. Ну да, черт побери, умеют, и Ферт тоже; вообще, он держится на людях с такой высокой степенью контроля, что один интервьюер однажды написал: «В том, как Колин просит своего публициста принести минералки, заключена вся британская элегантность». Кто его знает, может, так оно и есть. В любом случае красиво одеваться Ферт предпочитал с детства и даже актером решил стать после того, как «в детском саду изображал Джека Фроста в серебряных атласных панталонах, подпоясанный голубым кушаком, и в волнующейся белой рубахе. Тогда и подхватил вирус актерства». А на первых порах в Лондоне молодой Ферт подрабатывал в костюмерной Национального театра.

Все это, безусловно, очень важно и стало еще важнее в свете последних, зрелых работ актера, золотая поступь которых стартовала с «Одинокого мужчины» Тома Форда – с того, как Ферт носил в нем костюмы и очки Мастроянни, с каким достоинством обживал интерьеры Джона Лотнера, обустроенные дизайнерами из Mad Men. Что ж, кому как не полуамериканцу Ферту суждено было стать воплощением живописной фантазии Форда о приятном во всех отношениях мужчине из шестидесятых, решившем с пис­толетом в руках выбраться из своих безупречных интерьеров в беззвучную и безвидную пустоту по ту сторону стиля; решившем, да не решившемся – пока беззвучная и безвидная пустота не взяла дело в свои руки и не поставила точку инфаркта в конце героя.

А потом был фильм «Король говорит!» – апофеоз карьеры Ферта (кстати, как вы догадываетесь, республиканца по убеждениям), ее высшая точка, повторное покорение которой кажется трудновыполнимым. Хотя самой интересной – во всяком случае, с метаописательной точки зрения – кажется другая его работа последних лет. Речь о малоудачной картине «Артур Ньюман», в которой Ферт сыграл бывшего гольфиста, придумавшего сменить имя и зажить новой жизнью. В каком-то смысле и сам Колин нынче осознанно стремится к чему-то подобному – в особенности после успеха своих увенчанных призами фильмов. Именно поэтому он все чаще играет настоящих американцев, и не без успеха (смотрите новый фильм Атома Эгояна «Узел дьявола»). Да и Вуди Аллен, похоже, отнесся к монументальному британцу не без трепета: Ферт стал, кажется, первым английским артистом, на которого манхэттенский ерник взглянул без лишней иронии (помните инспектора Бремнера и детектива Несбитта из «Матч-пойнта»?).

В новом фильме – выходящем зимой пастише Мэттью Вона «Кингсман: секретная служба» – Ферт возвращается на свою национальную территорию и играет прожженного агента, посвящающего юного протеже в секреты мастерства. Разумеется, эта работа отсылает к Бонду, в подштанники которого за последние двадцать лет Ферта пытались засунуть неоднократно. Но ведь Бонд, при всей «британскости», нарисован широкими мазками, а Колин – мужчина, ценящий understatement. И это как раз оно, то самое, непереводимо английское в нем: «В спрятанности и непроговоренности заключен огромный драматический потенциал.  Я – специалист по таким ролям». И кто его знает, может, в этой специализации и кроется шанс Колина Ферта отвоевать у Лоуренса Оливье уготованную ему судьбой и профессией порцию величия. Сценарист «Бриджит Джонс» и режиссер «Реальной любви» Ричард Кертис не сомневается, что Ферту суждено стать Великим Британским Актером «благодаря некоему магическому элементу – темной, пугающей стороне его натуры, позволяющей играть романтических персонажей, которые недружелюбны, страшноваты, надломлены. Ему удается показать наличие тайной начинки, а это самое главное в британской драме, которая вся – про то, что спрятано. Поэтому нам так удаются шпионские истории – в отличие от Америки, страны вестерна. Колин был бы восхитителен в роли политика или отца проблемного семейства. В жизни он, разумеется, миляга, и чтобы увидеть темную сторону, надо копнуть поглубже, и тогда вы найдете там гнев, без которого он не смог бы сыграть свои лучшие роли».С

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с snob.ru

4

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • snob.ru
          • колин ферт
          • домен snob.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции