html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Исайя Берлин в России

Философ Алексей Глухов о влиянии марксизма и либерализма на творчество Берлина, его поездке в Советскую Россию и воздействии личного опыта на его концепцию свободы

В рамках нашего нового проекта «Капица — Резерфорд», посвященного отношениям российской и британской науки, философ Алексей Глухов рассказывает ПостНауке о концепции негативной и позитивной свободы в работах Исайи Берлина.

Сто лет спустя после того, как Джон Стюарт Милль опубликовал свое знаменитое эссе «О свободе», Исайя Берлин, вступая в должность профессора социальной и политической теории в Оксфорде, произносит речь, а затем публикует работу, которая получает название «Две концепции свободы». И в этой работе он проводит различия между двумя самыми важными значениями понятия свободы на тот момент: он различает негативное и позитивное понимание свободы. И что касается негативного понимания свободы, минимального понимания свободы, оно остается в рамках широкой либеральной традиции и было воспринято его коллегами с пониманием. Его концепция позитивной свободы оказывается для многих его коллег непонятной. И с этим связана одна из самых важных интеллектуальных загадок ХХ века: что такое позитивная свобода? Почему Исайя Берлин счел нужным ввести это понятие и в чем смысл этого различения?

Мы можем это понять, только имея в виду интеллектуальный контекст, биографию Исайи Берлина, его связи с Россией, потому что позитивная свобода — это его личный ответ на те события, которые происходили на его родине. И к этому ответу он приходит под впечатлением от тех встреч, которые у него произошли с русскими интеллектуалами, литераторами, писателями, критиками, деятелями искусства во время его визитов в Советский Союз.

Я начну с того, что упомяну о том, что Исайя Берлин родился в Риге в 1909 году. Латвия в тот момент была частью Российской империи. У него не осталось особенных ностальгических воспоминаний ни по отношению к его детству в Риге, ни по отношению к тем немногим годам, которые он с родителями провел в Петербурге начиная с 1916 года до отъезда в 1920 году из Петербурга сначала в Ригу, а потом в Великобританию. Тем не менее он один из немногих политических теоретиков ХХ века, кто был свидетелем Октябрьской революции, кто, пусть и в достаточно юном возрасте, был свидетелем тех насильственных событий, которые сопровождали крушение империи и возникновение совершенно нового строя.

По прибытии в Англию, будучи еще подростком, Исайя Берлин, по его собственному признанию, начал новую жизнь. Он принялся ассимилироваться в среде, которая была ему совершенно незнакома. Из английского он знал только песенку «Daisy Daisy», его словарный запас ограничивался семьюдесятью единицами. Но Исайя Берлин был гениален как собеседник. Все отмечали его способность создавать атмосферу увлеченной интеллектуальной дискуссии. И его отличие от многих других людей было именно в том, как он разговаривал. Поступив в Оксфорд, он прославился уже как студент на первом курсе. За что? За свое умение разговаривать. Его поток речи производил такое сильное впечатление, что, по выражению Иосифа Бродского, скорость звука в его исполнении соперничала и превосходила скорость света. И благодаря своему умению общаться, любви к дискуссиям, интересу к жизни других людей Исайя Берлин очень быстро адаптируется к этой новой жизни. Причем достигает немедленно в самом юном возрасте тех вершин, о которых другие ученые могут только мечтать. В 23 года он был избран членом оксфордского Колледжа всех душ (All Souls College). Это невероятное интеллектуальное достижение.

Но, войдя в эту английскую жизнь, он сразу же делает очень странную вещь. Казалось бы, ассимилировавшись полностью к этому новому контексту, он берется за работу о Марксе, о котором, по его собственному признанию, ничего не знал. Но откуда у него взялась такая смелость? Именно потому, что, видимо, будучи погруженным в английский контекст, он тем не менее в своем воображении постоянно возвращался к тем событиям, которые происходили в России. Работа о Марксе позволяет ему наконец реализовать этот интерес к российской культуре, к российским интеллектуалам, к русской интеллигенции. Дело в том, что о Марксе в Оксфорде были очень приблизительные представления и мало кто интересовался марксизмом. Более того, тексты Маркса издавались в этот момент как раз в начале 1930-х в основном в Советском Союзе. Они были доступны на русском языке.

Это было преимущество Берлина перед всеми своими коллегами. И через русские издания Маркса, через те интерпретации Маркса, которые создавали русские интеллектуалы, он погружается в контекст этих великих, бесконечных споров о политике, о свободе, славянофильстве и западничестве, во всю эту атмосферу XIX века, которая осталась, оказалась для него очень родной. Он идентифицирует себя с Александром Герценом, с Иваном Тургеневым. Но самое важное то, что он чувствует себя участником этих споров. То есть, будучи членом совершенно особой, изолированной интеллектуальной атмосферы оксфордского колледжа, этой интеллектуальной демократии, этого рая на земле для интеллектуалов, он тем не менее себя идентифицирует с мыслителями русского XIX века.

И следующий очень важный момент наступает в его биографии, когда он в 1945 году оказывается в СССР после войны — в тот момент, когда отношения между Советским Союзом и союзниками, Великобританией и Америкой, находились в фазе наибольшего расположения. 8 сентября 1945 года он приезжает в Советский Союз впервые после многих лет и оказывается в кругу русских интеллектуалов уже советской эпохи. Он знакомится и с Чуковским, и Таировым, с Эйзенштейном. Но самое главное впечатление у него от встреч с Пастернаком и Анной Ахматовой. И во втором случае это очень известная история, но которая началась совершенно случайно. Берлин даже не знал, что Ахматова жива, — настолько плохая была коммуникация между странами.

Берлин приехал в Ленинград, в город, в котором он провел несколько лет своего детства, без особых ностальгических чувств. Он приехал туда ради книг, потому что знал, что там лучшие букинистические магазины, например «Лавка писателей», которая находится на Невском проспекте. И туда он зашел, потому что интересовался дореволюционными книгами. Его проводили в дальнюю комнату, где он неожиданно для себя познакомился с Михаилом Зощенко, который присутствовал в тот момент там. Но разговор между Зощенко и Берлином не получился. И в этот момент кто-то упомянул имя Ахматовой. И Берлин был чрезвычайно удивлен, потому что он не знал, жива ли она. Он с удивлением узнает, что Ахматова жива. И более того, критик Владимир Орлов, который был в тот момент и участвовал в разговоре, предложил познакомить Берлина и Ахматову, которая жила совсем неподалеку в фонтанном доме.

История их встречи теперь стала частью просто легендарного сюжета, о котором очень сложно рассказывать и о котором, пожалуй, лучше всего рассказали Берлин и Ахматова. Для Берлина эта встреча стала, по его словам, кульминацией всей его жизни, неожиданной кульминацией. Он совершенно не о том думал в этот день, 13 ноября, когда он входил в «Лавку писателей». И для Ахматовой тоже. Она сказала, что это общение с Берлином было для нее моментом полноты жизни, на который она даже сама не рассчитывала.

И этот сюжет, который очень важен и достигает некой интеллектуальной и трагической кульминации, в то же время содержит юмористические моменты, потому что во время их разговора Берлин слышит свое имя, которое выкрикивают с улицы по-английски. Он не может поверить своим ушам. Он смотрит в окно и видит, к своему удивлению, во дворе фонтанного дома своего давнего студенческого знакомого Рэндольфа Черчилля, сына Уинстона Черчилля, который на тот момент не был уже премьер-министром Великобритании, но через несколько лет вновь стал им.

Рэндольфу Черчиллю оказалось важным позвать Берлина, потому что он купил черную икру и не мог объяснить персоналу в гостинице «Астория», в которой он снял номер, что черную икру нужно поместить на лед. И ради этого он прибежал в фонтанный дом и выкликивал Берлина с улицы. Когда Владимир Орлов, критик, сопровождавший Берлина, услышал имя Черчилля, то он немедленно растворился в воздухе: очевидно, что за этим многое могло последовать. И этот эпизод немедленно оброс легендами. И когда Ахматова потом подразумевала, что встреча с Берлином стала судьбоносной не только для них обоих, но и для всего ХХ века, возможно, она не так далеко была от истины, потому что с точки зрения советских спецслужб этот эпизод был воспринят как чуть ли не попытка похитить Ахматову и вывезти ее тайно за пределы Советского Союза. И когда в 1946 году 5 марта Черчилль произносит «Фултонскую речь», то все это выстраивается действительно в эпизоды такой геополитической драмы, которая сводится к этому невероятному происшествию.

Встречи с советскими писателями, о которых Берлин потом рассказал еще в отдельном произведении, оказали на него невероятное впечатление. То есть, помимо его теоретического интереса к тому, что было связано с дискуссиями в русской интеллигенции, он еще и пережил практический опыт жизни при советской власти в эпоху Сталина, знакомства с людьми, которые пережили невероятные трагедии в своей судьбе. И все это оказало очень сильное влияние на его теоретическую мысль. И поэтому, когда Берлин выделяет два понятия свободы, он считает необходимым, помимо той минималистической концепции, либеральной концепции свободы, которая связана с понятием негативной свободы и принципом защиты базовых прав, выделить и понятие позитивной свободы, являющейся, с его точки зрения, опасной и угрожающей свободе человека, которую он связывает с явлениями тоталитаризма.

Позитивная свобода начинается очень естественно из желания человека быть хозяином своей судьбы. Когда мы хотим быть хозяевами своей судьбы, мы делаем невольное различие между мной настоящим и мной будущим. Мы хотим быть лучше, чем сейчас. Мы хотим подражать некому образцу, который мы сами себе устанавливаем. На индивидуальном уровне с этим нет проблем. На политическом уровне это приводит к страшным проблемам. Дело в том, что, по мнению Берлина, государства в ХХ веке, идеологии ХХ века обладали невероятной властью над человеком. В отличие от Джона Стюарта Милля, который думал, что одиночка способен противостоять диктату общества, в XX веке Исайя Берлин не верил в эту возможность. Государства, идеологии используют этот шанс, который мы сами даем этим могущественным силам, когда разделяем свое реалистичное я, которое связано с настоящим моментом, и некое фантазийное я. Они ухватываются за это фантазийное я и обращают его против моего настоящего я. Они подчиняют настоящее существование, реальное существование некоему идеологическому, абстрактному существованию и на основании этого считают возможным ограничивать или нарушать свободы, которыми я обладаю в своей реальной жизни.

Этот момент очень многие недопонимают. Этот момент не поняли коллеги Берлина. Они не поняли, зачем нужна концепция позитивной свободы. Этот момент недопонимают даже в нашей стране, где считается, что либерализм — это нечто чуждое, привнесенное для нашей политической реальности. В то время как мы имеем дело с этим удивительным феноменом, что один из двух виднейших либеральных теоретиков ХХ века наряду с Джоном Ролзом не просто думал о свободе в контексте того опыта, тех интеллектуальных дискуссий, которые были связаны с Россией. Но его самое главное различие между негативной и позитивной свободой становится понятным, только если мы принимаем во внимание то, что в его воображении Россия всегда занимала очень значительное место.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с postnauka.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • PostNauka
          • ученые
          • домен postnauka.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции