html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Елена Масолова: «Бизнес-школы могут спать спокойно»


Фото: © Елена Ширикова

Эта статья была опубликована в новом номере мобильного журнала Slon Magazine — «Где взять деньги».

Все номера нашего журнала можно загрузить бесплатно в AppStore

С Еленой Масоловой мы встречаемся в акселераторе API Moscow на «Красном Октябре». Несмотря на вечер пятницы, обстановка оживленная: длинный зал, полно людей с ноутбуками, которые ходят туда-сюда, пьют чай и кофе и что-то увлеченно обсуждают. Знак времени: API, эта бодрая стартаперская тусовка, организован при поддержке московской мэрии. Город дает стартапам бесплатные места, оплачивает коммунальные и хозяйственные расходы. Масолова – основатель скидочного сервиса Darberry (он же Groupon Russia) и разработчика мобильных игр Pixonic, – только что переехала сюда со своим новым проектом, онлайн-курсами Eduson.tv.

Весной Eduson обещал перевернуть рынок бизнес-образования. Slon Magazine поговорил с Масоловой о том, как продвигается переворот, какие новые продукты собирается выводить компания, о том, кто будет платить за образование через двадцать пять лет, чем хороша инновационная движуха последних лет и чего российским предпринимателям по-настоящему не хватает.

Больше, чем Голливуд

– Что сейчас происходит с Eduson – чего вы добились, чего хотите в следующем году?

– В основном мы занимались контентом. Мы подписали преподавателей Лондонской бизнес-школы, Гарварда, INSEAD, Wharton, Стокгольмской школы экономики и других ведущих вузов, а также практиков: директора из Merrill Lynch, вице-президента «Ренессанс Капитала» и других. Это был фокус номер один – привлечь топовых спикеров и создать библиотеку полезных курсов.

Мировой рынок корпоративного обучения – это $135 млрд, он на порядок превышает сборы голливудских мейджоров и объем мирового рынка видеоигр.

Это многих шокирует. Ведь нас некоторые инвесторы по плечу похлопывают и говорят: образование – вещь хорошая, но денег там нет.

Но интересно, что, запуская Eduson, мы не планировали вообще работать с корпоративным сегментом. Мы думали, что это сервис для обычных пользователей, профессионалов. Неожиданно в июне с нами связались два российских банка, входящие в топ-10. У них широкая филиальная сеть, больше 50 филиалов по России, и в удаленных городах онлайн-обучению вообще нет альтернативы. Возить туда тренера дорого, людей в Москву возить еще дороже, качественных местных тренеров нет. Дальше встает вопрос: а где брать контент – на русском языке, от топовых преподавателей из Гарварда? Мы оказались очень удобным решением.

– И так фокус стал смещаться в сторону корпоративных программ.

– Других подходящих решений очень мало. Если посмотреть на ту же Coursera, там только пять процентов бизнес-контента, и это решение вообще не заточено под корпоративного клиента. HR-службе нужно проконтролировать сотрудников: кто учился, кто завершил обучение с каким результатом, – выбрать разные курсы для разных групп сотрудников. На Coursera таких возможностей нет, да и многие курсы идут один-два раза в год.

– Сначала вы говорили, что устроите disruption всего рынка бизнес-образования, а теперь получается, что…

– А это и есть disruption. Этот рынок – $135 млрд – он весь офлайновый, он только сейчас переходит в онлайн. Второе – рынок очень сегментированный, нет крупных провайдеров. Мы недавно записывали преподавателя из Бостона. Сейчас он в лучшем случае несколько раз в год съездит на тренинг в американские компании, в том же Бостоне. Он не может продавать свои услуги российским компаниям. А с нашей помощью может. Крупная сталелитейная компания недавно купила его тренинг.

– А чем преподаватель из Бостона интересен российским компаниям? Тренеров много.

– Я не сторонник того, что российский рынок такой особенный и иностранный опыт абсолютно неприменим. Ничего подобного.

– Да, но почему именно этот человек из Бостона? Как вы объясняете это заказчикам?

– Когда смотришь биографию иностранных тренеров, видишь в списке клиентов Coca-Cola или Wal-Mart и сравниваешь с большинством российских тренеров, то понимаешь, что уровень на порядок отличается.

– То есть послужной список. И сейчас получается, что российский сегмент больше, чем вам казалось?

– Нет, ничего подобного. Российский сегмент практически в любой области – это 2–3% мирового рынка. То же самое в корпоративном образовании. Наверное, даже чуть поменьше. Возьмем наш новый продукт, подписку на библиотеку курсов. Выбираешь число сотрудников, период подписки – и получаешь доступ ко всей библиотеке. Этот продукт ориентирован на американский малый и средний бизнес. То есть мы смотрим в первую очередь на тот рынок, не на российский.

– И как вы оцениваете динамику своих продаж?

– Этот продукт – SaaS, автоматизированные продажи в онлайн, – мы запускаем только сейчас. До этого мы ходили и продавали вручную: разговаривали с эйчарами, с директорами корпоративных университетов. Это были разовые, «ручные» продажи.

Мы не сразу пришли к SaaS. Вначале мы где-то с сотней эйчаров российских компаний поговорили очень глубоко: что им нужно, чем они сейчас пользуются, сколько это стоит в расчете на сотрудника. Исходя из этого, мы поняли, что нужны практические курсы, и быстро спроектировали то, что сейчас записываем. Мы поняли, что они хотят удобные онлайн-сервисы, которые не нужно настраивать через свою ИТ-службу, нужно простое техническое решение с подключением в два клика.

Кто заплатит за образование

– Видел ваш отчет о трендах в образовании в 2040 году. Запомнилась мысль про работодателей – что через двадцать пять – тридцать лет образование будут оплачивать именно они.

– Действительно, есть такое мнение, что работодатели будут платить за лучших студентов и даже будут их выбирать на некоем подобии «драфта» – процедуры, которая есть в американском хоккее или баскетболе. Уже сейчас топовые работодатели, например McKinsey, оплачивают сотрудникам MBA при условии, что те потом вернутся в компанию. То есть лучших сотрудников удерживают оплачиваемым профессиональным образованием. Это пойдет дальше: вузовское обучение лучших – не всех, но лучших – студентов тоже будут оплачивать работодатели.

– То есть речь идет о смещении рыночной власти. Сейчас университет выдает сертификат, с которым ты идешь и ищешь себе место в жизни. Теперь его власть слабеет.

– В Штатах совокупный долг по образовательным кредитам – больше $1 трлн.

Система неустойчивая, ощущение, что она скоро рухнет. Кто-то должен платить. Кто?

Сейчас это родители либо сами студенты. В некоторых странах – до сих пор государство. Но даже в России его доля падает и падает. Нам кажется логичным, что за лучших студентов будут платить работодатели.

– А на что вы опираетесь, когда идете в Бразилию или, допустим, Индию?

– Преимущество онлайна в том, что выхода как такового нет. Нужно локализовать контент, рекламу, но в принципе отличий нет. Аудитории интересны одинаковые тематики курсов. В основном, кстати, это курсы практической направленности: финансовое моделирование, навыки продаж, навыки переговоров.

– Ну да, это понятно.

– Это нам вовсе не было понятно на старте. Мы это выяснили опытным путем. В традиционной программе MBA практических курсов максимум четверть.

– А вы исходили из того, что люди хотят некий срез MBA?

– Мы предполагали вначале, что можно взять типичную программу MBA и ее повторить, снять такие курсы. Это тоже интересно. Но курсы по лидерству или стратегии, которые есть в любой программе MBA, интересны скорее людям на высших менеджерских позициях. Стажер, аналитик не будет смотреть курсы по стратегии, ему нужно что-то прикладное.



Фото: © Елена Ширикова

– Можно ли сказать, что ваше более низкое по цене предложение обесценивает более дорогой продукт?

– Даже если бы мы придерживались первоначальной гипотезы о том, что конкурируем с MBA-программами, то посмотрите: Стэнфордская бизнес-школа выпускает в год всего триста пятьдесят человек, Гарвард – девятьсот, INSEAD – чуть больше. Это капля в море. Всего в странах БРИК 60 млн менеджеров среднего звена. Бизнес-школы могут спать спокойно и не бояться ничего еще десятки лет. Их элитность, их корочку подорвать онлайн-сервисами невозможно.

Скорее должны волноваться производители дорогих LMS – систем управления знаниями. Skillsoft, SuccessFactors – эти продукты стоят сотни тысяч долларов, а ценность их сомнительна. Например, сотрудникам раз в два дня по почте приходит один трехминутный ролик. Все в первый же день настраивают фильтр, чтобы этих сообщений больше не видеть. Вот этими системами прекратят пользоваться, потому что появится нормальный качественный контент в онлайне. Не говоря уже об удобстве. Из LMS иногда можно месяц закачивать контент в корпоративный университет и переводить его в нужный формат. В нашем случае можно открыть на телефоне, на ноутбуке, на планшете и начать пользоваться.

Меньше предпринимателей, меньше конкуренции

– Хочу поговорить с вами о том, что происходит с предпринимательством в России.

– Очень правильное место для этого разговора.

– Да, в последнее время много происходит разной движухи. Что в сухом остатке?

– Да очень просто. Пять лет назад не было инкубаторов, фондов ранней стадии, бизнес-ангелов, профессиональных фондов было всего несколько.

Сотрудники McKinsey просто смеялись в лицо, когда им предлагали перейти в стартап.

Денег на рынке было меньше, проектов было меньше, знаний не было ни у инвесторов, ни у предпринимателей. Что произошло за пять лет? Появились такие площадки, предприниматели накопили опыт, инвесторы накопили опыт. Игорь Рябенький за прошлый год проинвестировал, кажется, в 40 компаний. Понятно, что не все выстрелят, но каждая инвестиция – это очень серьезный опыт. Каждая сделка дает рынку новое знание.

Западные фонды все чаще приходят в Россию. Это большой, растущий рынок, номер один в Европе по числу интернет-пользователей, сравнительно небольшая конкуренция. Если смотреть на тот же Groupon, то в течение трех месяцев после его запуска в Китае только в Пекине появилось пятьсот клонов. В России таких было, может, тридцать – сорок. Здесь меньше предпринимателей, меньше конкуренции.

– Но при этом мы очень часто слышим слова: «Мы выходим на глобальный рынок».

– Как раз нет. Мое впечатление – большинство как раз строят российские сервисы и что-то пытаются копировать. Очень мало проектов, которые действительно работают на глобальном рынке.

– Не работают, но стремятся, заявляют об амбициях.

– Не так уж и стремятся. Возьмите HiConversion. Мы с ними общались в феврале или в марте, они тогда планировали через полтора или два месяца запустить свой продукт, рекламную систему, для Facebook и начать работать с американскими клиентами. Но до сих пор они этого не сделали. Не говорю, что это плохо, на российском рынке они лидер сейчас. И это не значит, что они этого не сделают. Но пока не сделали. Глобальных проектов мало, этап рынка такой. Ну и самое главное: прежде чем бежать делать глобальные сервисы, надо научиться и что-то сделать успешное на локальном рынке.

– Да, вопрос, откуда брать компетенции. В России вообще немного команд, способных не то что выходить на глобальный уровень, а даже выстраивать планы выхода на глобальный уровень.

– Если мы возьмем четырех девятнадцатилетних ребят в Физтехе и четырех из Стэнфорда, из Пало-Альто, то увидим, что они одинаковые. Просто ребята из Пало-Альто каждую неделю ходят на пять мероприятий, встречают кучу эдвайзеров. Им быстрее вправляют мозги, им быстрее в команду советуют правильных людей, у них быстрее происходит развитие. Ребята одинаковые. Неправильно говорить, что нет сильных команд.

– Ну, компетенций нет наработанных.

– Компетенции появляются. Опять же, пример нашего «Групона». Мы месяцев шесть опережали всех конкурентов просто потому, что немцы отстроили нам маркетинг так, как это делали в Германии. После этого наша маркетинговая команда разбежалась сначала по конкурентам, потом по проектам типа Lamoda, потом ребята свои стартапы стали делать. Компетенции распространяются по рынку. Эти люди потом учат других, знания распространяются. Просто это занимает какое-то время.



Фото: © Елена Ширикова

– Часто к вам приходят молодые команды, которые хотят попросить совета, денег или еще чего-нибудь?

– Ну да, периодически кто-то ищет инвестиций.

– Были ли интересные проекты в последнее время, в которых вы видите искру?

– Мне нравится HiConversion: они действительно могут стать глобальными, и это платформа, достаточно легко масштабируемый сервис. Вообще, стало больше таких платформенных сервисов. В образовании интересный сервис – Babystep, который делает один из бывших сотрудников Pixonic. Это подписка на короткие обучающие ролики для родителей, через мобильный телефон. Подписка стоит смешные $10 в месяц и тоже нацелена на американский рынок. Вот в такие сервисы я верю: нишевые, с виртуальным контентом.

Отомстить китайцу

– А есть глобальные сервисы, которые вас удивили за последний год?

– Мы в основном следим за своим рынком. Может быть, исключение – это не сервис, а игра Clash of Clans. Команда Supercell долго пилила продукт, прокачивала компетенции и выпустила хит, который перевернул рынок. Например, они визуализировали прогресс игрока. До них во многих играх нужно было идти в атаку на какое-нибудь укрепленное строение. Что сделали в Supercell? Они стали записывать ролики таких нападений, что кардинально поменяло ощущения игрока: ты видишь, как конкретный китаец 96-го уровня на тебя напал, здесь и здесь у тебя в замке были слабые места, их нужно укрепить. И, разумеется, ты можешь отомстить этому китайцу. Это была инновация, а сейчас это новый стандарт.

– Вы подсматриваете у них идеи геймификации?

– Я в совете директоров Pixonic, а Pixonic выпускает игры, поэтому нужно смотреть. А в геймификацию образования я не очень верю. Я верю, что на 5–10% можно какие-то конверсии улучшить, если сделать дэшборды, прогресс-бар, рейтинги. Это у нас все есть. Но это 5–10%, не в 5–10 раз.

Проблема Coursera и всех подобных сервисов то, что, вы наверняка знаете, только 5–7% доходят до конца курса. Нужно фундаментально менять мотиватор.

Мы считаем, что им может стать работа: если в конце, на горизонте будет видна возможность, что тебя порекомендуют в какую-то компанию, это резко изменит динамику. Но это не геймификация.

– И в какой стадии у вас эта механика по поиску работы?

– В этом месяце планируем запустить. Я уверена, что это следующий шаг на рынке образования. Coursera, Udemy и другие онлайн-сервисы интересны людям, которые просто любят учиться, с карьерой это не связано никак. И я считаю, что именно по этой причине у Coursera всего пять миллионов зарегистрированных пользователей. Пять миллионов на весь мир – просто смешно. У Groupon в России двадцать с лишним миллионов. У LinkedIn, кажется, около трехсот миллионов. Но всем этим людям сейчас нечего учить в онлайне. Контента нет, и они не понимают, для чего нужны курсы. А представьте, если становится понятно: чтобы стать аналитиком McKinsey, надо пройти такие-то три курса, и тогда тебя с высокой вероятностью возьмут. Вот такой сервис мы делаем. Это очевидный тренд на рынке – нужно связать курсы с работодателем.

– А не получится ли так, что какой-нибудь LinkedIn просто встроит себе этот функционал? Наверное, им это сделать проще, чем вам глобальный сервис по поиску работы.

– Нет-нет-нет. Это же не функционал, это серьезный сервис. Нужно где-то найти и сделать 400 курсов.

– Ну, они могут себе это позволить.

– Нет.

– Почему вы можете, а они нет?

– Теоретически LinkedIn, Google, Facebook могут все, что угодно. Но на практике нет, потому что у них есть свои стратегии, свой фокус, и они очень правильно делают, что их придерживаются.

– Почему я зацепился за LinkedIn – его стратегия как раз привязана к поиску работы, да и какие-то образовательные вещи у них есть. Например, свое медиа, где они рассказывают про бизнес-ошибки, дают советы.

– Но это не часть бизнеса, которая генерирует деньги. Это мелкое дополнение. Наоборот, если они пойдут, они пойдут по партнерской модели. Не будут они сами лезть в абсолютно новую область. На прошлой неделе они объявили, что несколько сервисов сейчас позволяют добавить в свой профиль LinkedIn сообщение: «Я окончил такой-то курс на образовательном сайте». У нас тоже технически есть такая возможность. Это партнерство. Они просто интегрируются с образовательными сервисами.

– Ну да. Или купят вас или еще кого-нибудь.

– Возможно. Не исключаю. Но если купят, то скорее компания уровня Pearson, которая сейчас стоит $15 млрд. Опять же – к вопросу о том, что в образовании нет денег.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с feedsportal.com

5

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • slon.ru
          • домен da.feedsportal.com
          • домен feedsportal.com

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции