html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Москва двадцатых

Москва двадцатых

Очерк написан в 1974 году для журнала «Летучая мышь»

«Нашей улицей» был отрезок от дома № 7 по Садово-Каретной до дома № 7 по Садово-Самотёчной. Сейчас многие из этих домов, в том числе и здание бывшей гимназии Ржевской, предназначены на слом. Здесь от бывшей аптеки Идельсона до нового Кукольного театра предполагают построить огромное здание для Вычислительного центра [Его построили. Теперь в нём расположена ГАИ.]. Ломают старые дома и на примыкающих к Садовой улицах и переулках. Давно уже переименованы улицы и прежние названия забыты. На этих улицах и в домах, на них стоящих, не было ничего особенно замечательного, но для тех, чьё детство и юность прошли среди этих домов, переулков и садов, для них могут быть интересны мои заметки.

Начну от угла Садово-Каретной ― от дома №7, где и сейчас еще помещается аптека Идельсона (уже разрушена). Ее крыльцо выходит на Угольную площадь, на которой до революции стояла водокачка, а в 20-х годах летом торговали арбузами с возов и древесным углем для самоваров и утюгов. В аптеке находился единственный на всю округу телефон-автомат, из которого мы с Тусей, будучи уже в 9-м классе, звонили мальчикам Секретёвым (моим двоюродным братьям) и договаривались о встрече. Встречались обычно на углу Садовой и Тверской ― я, Туся, Сережа Секретев, Шурик Шаров и Юра Шапошников.

«Иных уж нет, а те далече...». Только мы с Тусей по-прежнему живем в Москве. Сережа живет в Новосибирске; Шурик повесился в возрасте 54 лет; Юра расстрелян «тройкой» в 1937 году. Жену его, правда, «утешили» тем, что «тройка понесла наказание». Но тогда мы ничего этого, как и многого другого, конечно, не предвидели, и беспечно ходили по кино и театрам.

Следующий дом ― №9 назывался у нас «Беловским домом«, так как второй этаж этого двухэтажного длинного по фасаду дома занимало огромное семейство Беловых: мать, отец, бабушка, тётка и девять детей! С одной из сестер, Олей, мы учились в одном классе, дружили и после школы; встречаемся иногда до сих пор. Когда-то Беловы, насколько я помню, были помещиками, поэтому приспособиться к новым порядкам им было трудно. Отец во время НЭПа чем-то торговал, мать была настоящая барыня ― холёная, красивая. Хозяйством она не занималась, все заботы о нём, переложив на девочек. Некоторые из них успели окончить ещё гимназию, одна из сестер окончила среднюю школу, остальные бросали школу где-то посередине. Оля ушла после седьмого класса.

Надо сказать, что все Беловы были очень способными ребятами, были музыкальны и артистичны. При этом все были в какой-то степени авантюристами. У Оли был абсолютный слух, но после 7-го класса она бросила не только школу, но и музыку, несмотря на мольбы её учительницы, и пошла работать сначала в автобусный парк, потом в мастерскую на аэродроме «гонять моторы». Потом она, правда, поступила в Авиационный техникум, но со 2-го курса её оттуда исключили за происхождение. В анкете она написала, что её отец дворянин, а мать – крестьянка. На этом основании её записали мещанкой, но тем не менее из техникума выгнали! Хотя Ольга и не доучилась, но стала инженером практиком, и последние годы перед пенсией была даже ведущим инженером.

Дом Беловых был разрушен взрывной волной от фугасной бомбы в 1941 году.

Военная Москва

Дом №11 ― «Малюшин дом» ― был интересен только тем, что зимой в Малюшином саду была горка, да еще тем, что по обе стороны парадного входа висели таблички: «Доктор Лондон» и «Доктор Берлин».

За ним начиналась Садовая-Самотёчная и новая нумерация домов. Дом №1 принадлежал Ржевским, и в нём размещалась частная женская гимназия. После Революции гимназию преобразовали в школу №30. Здесь же жила наша семья. Мы получили комнату в здании школы. Мама стала работать в этой школе санитарным врачом, и при нашей комнате находился её медицинский кабинет. К тому времени всё утряслось, бородатые семинаристы либо окончили школу, либо куда-то ушли, и в школе учились обыкновенные мальчики и девочки.

Не знаю, насколько типичной для того времени была наша школа. Если сравнивать нашу школу со школами, описанными в названных мною произведениях, то наиболее близкой к нашей была та, в которой учился герой романа Каверина «Два капитана» Саня Григорьев. Они и территориально были близки: наша — на Садовой Самотёчной, каверинская — на Садово-Кудринской. Район был тот же — Краснопресненский. Район был огромный, его окраины были рабочими, а в центре в основном жили служащие, или, как тогда говорили, «сов. служащие». Состав учащихся был пёстрый, но детей рабочих было мало.

Номер школы менялся не один раз: сначала № 101, потом № 30, после нашего окончания она была школой № 24 Дзержинского района и №181 Коминтерновского района. В 1935 году в районе построили две новые школы, а здание нашей школы заняло ведомство, Трудовые Резервы. Теперь этого здания уже нет. На месте дома № 1 и ещё трех домов, до угла Угольной площади, построено огромное современное здание.

Гимназия Л.Ф. Ржевской на Садовой-Самотечной улице

Учителя

Любопытно, что Мария Павловна Чехова, сестра писателя, после окончания в 1887 году Высших женских историко-литературных курсов Герье семь лет состояла преподавательницей истории и географии в гимназии Ржевской.

В гимназии же она подружилась с Лидией Стахиевной Мизиновой (Ликой Мизиновой), тоже преподавательницей гимназии, впоследствии близкой приятельницей Антона Павловича Чехова.

Следующие за нашими дома ― №3 и №5 ― были снесены ещё до войны, и на их месте бесконечно долго строилось здание, предназначавшееся сначала для театра им. Станиславского, потом, — почему-то для общежития цирковых артистов, и, наконец, несколько лет назад его достроили под Центральный театр кукол. И петух на театральных часах каждый час оглашает кукареканьем всю округу.

ПЕРЕУЛКИ. Не могу не упомянуть так же и о нескольких переулках, примыкавших к Садовой. От аптеки под острым углом к Садовой шел Божедомский переулок. Назывался он так потому, что до революции в нём находилась богадельня (№4 на плане), в которой впоследствии было общежитие и клуб МИИТа. В Божедомский переулок, который теперь называется Делегатской улицей, выходило несколько переулков: слева ― Семинарский тупик ― там жила моя подруга Лида Полежаева; 1-ый Самотечный ― здесь жила Туся Блюменау, к которой я часто ходила, и все мы собирались у неё потанцевать, поговорить, поиграть во флирт цветов. Обмениваясь впечатлениями и переживаниями, мы с ней, бывало, помногу раз провожали друг друга от 1-го Самотечного до аптеки и обратно… Затем шёл 2-й Самотечный переулок. Он остался почти в целости, а в 1-м Самотёчном ― дома уже почти все снесены, здесь будут строиться новые. От Семинарского тупика с его двухэтажными деревянными домиками и уютными двориками вообще уже и следа не осталось. На его месте стоят огромные современные дома работников Совета министров.

На Садовую ― почти напротив нашего дома ― выходил Лихов переулок, который на плане Москвы 1854 года назывался Дурным. По углам Лихова и Садовой стоят и до сего дня два огромных, по тем временам, 7-ми этажных дома ― так называемые «доходные дома», построенные, вероятно, в начале ХХ века (в 1912 году). Посередине переулка на месте уродливого здания фабрики документальных кинофильмов еще в конце 20-х годов стояло здание бывшей Московской Синодальной конторы, построенное в том же стиле, что Исторический музей и здание Городской Думы (Музей Ленина).

Напротив этого здания, в глубине двора, и сейчас стоит небольшой двухэтажный дом (№ 5), в котором живет Леночка Танненберг ― тоже моя школьная подруга. Сейчас она художница на Мультфильме. Когда-то весь дом принадлежал её семье, а сейчас она занимает маленькую комнату в мансарде. Ленкина комната ― уголок старой Москвы конца XIX века: «портреты предков по стенам», мебель красного дерева, круглый стол на одной разлапистой ноге»

Еще один переулок выходит на Садовую Самотечную улицу напротив дома №7, и для меня он, конечно, самый интересный, потому что в нём находится школа, в которой я проработала 30 лет [на плане № 10]. В 20-х годах он назывался Большим Спасским по церкви Спаса на Песках (на плане № 6), которая была разрушена уже в 1933-34-х годах. Потом он был переименован в Большой Каретный переулок, и, наконец, — в улицу Ермоловой, в память о замечательной артистке М.Н. Ермоловой, жившей в детстве в маленьком деревянном домике за церковью.

С церковью у меня связано несколько воспоминаний. Много раз я ходила сюда к пасхальной заутрене, это всегда было очень красивое и торжественное зрелище, особенно крестный ход вокруг церкви. Как-то мы с Кирой (Кирилл Белявский, мой двоюродный брат), увлеченные примером дворового населения, подхватили все куличи и помчались их святить. Из-за нашего религиозного рвения пострадал бедный Алеша (его брат): он был пионером и к тому же очень принципиальным — плакал, но свяченых куличей не ел! А мы с Кирой в пионерской организации не состояли, и освященные куличи нам противопоказаны не были.

Несколько раз я говела ― исповедовалась и причащалась. Один раз еще с бабушкой и дедушкой, когда мне было лет 11. Помню, как, возвращаясь из церкви, я пристала к бабушке, почему и после исповеди не чувствую облегчения? Дедушка рассердился за еретические разговоры, а бабушка ― женщина умная ― объяснила мне, что облегчения я не чувствую потому, что я маленькая, и грехов у меня мало, а у взрослого человека грехов много, и поэтому он, исповедавшись, чувствует облегчение. Другой раз к исповеди нас отправилась целая компания ребят, в церкви тоже было полно ребят, и священник предложил нам провести групповую исповедь (вероятно из тех же соображений, что грехов за нами особых нет!), но мы гордо отказались, и он, несчастный, стал принимать нас всех поодиночке. Я помню, что он был противный, злой и с испорченными зубами. Больше на исповедь я не ходила, а в 14 лет стала уже убежденной атеисткой. Большую роль в этом сыграла смерть бабушки, которую я очень любила, и «Овод» Войнич, над которым рыдала…

На месте церкви в 1936 году была построена школа, в которой учился мой сын Женя, сейчас там Министерство Юстиции РСФСР. Моя школа тоже была построена в 1936 году на месте большого сада. Улица Ермоловой спускается довольно круто к Садовой, поэтому тротуары заканчиваются лесенками. На этих лесенках стояли мы летом 1945 года и смотрели, как ведут по Садовой пленных немцев.

На наших улицах еще до революции было сосредоточено много самых различных учебных заведений: гимназия Деконской на углу Садово-Самотечной и Большого Спасского переулка (сейчас Министерство Автомобильного транспорта); 2-е реальное училище ( напротив гимназии Ржевской (потом школа №32, а позднее дошкольное училище); гимназия Раевской на углу Лихова и Каретного ряда (сейчас там Райком партии Свердловского района).

На месте соединения Божедомского переулка и Оружейного стоит старинное здание усадебного типа. До 1917-го года в нём находилась Духовная Семинария, а ныне ― приемная Совета Министров [в настоящее время там Музей]. Когда в 1917 году ввели совместное обучение мальчиков и девочек, а Церковь отделили от школы, то усатых семинаристов объединили с гимназистками гимназии Ржевской. Я, к сожалению, при сем не присутствовала.

Как выглядели улицы 20-х годов? Что было в их облике, что сейчас показалось бы нам странным, необычным? Ну, во-первых, многие улицы были гораздо уже, чем сейчас: например, Садовая, расширенная в 1935–36 годах за счет вырубленных садов; улица Горького (Тверская), которую расширили, передвигая дома. Тротуары были узкие, а по обочинам их стояли низкие каменные тумбы, отделяющие их от мостовой. В начале 20-х годов асфальтом заливали только тротуары. Для приготовления асфальта на улицах стояли огромные котлы, под которыми зажигались костры. По ночам, вокруг этих котлов и даже внутри их собирались группами беспризорники, чтобы согреться.

Беспризорничество было бедствием, еще не изжитым после многолетних войн и разрухи, но борьба с ним велась так усиленно, что к началу 30-х годов я уже не помню беспризорных на улицах Москвы.

По всем главным улицам ходили трамваи: по Садовому кольцу ― Б, 5-й, 30-й; по Бульварному кольцу ― А («Аннушка»); от Страстной площади (ныне Пушкинская) до Покровского-Стрешнево ― трамвай № 23. Трамваи были всегда переполнены, расстояния московские не были ещё такими необъятными, как теперь, и поэтому мы много ходили пешком. Не то, что теперь, когда ездишь почти всё время под землей и не знаешь, что делается на поверхности! Вынырнешь иногда и видишь, что всё кругом изменилось: одни дома сломали, другие начали строить…

Постепенно Москва благоустраивалась. Году в 1923–1924 появились первые автобусы. Они, видимо, появились одновременно с вновь выпущенными металлическими деньгами. Мне это запомнилось потому, что дядя Боря (Борис Евгеньевич Белявский), работавший в банке, принес нам, детям, несколько монеток ― пятачков и гривенников, и мы сейчас же отправились искать остановку автобуса, чтобы прокатиться. До этого мы как-то потратили дареные деньги на то, чтобы прокатиться на извозчике. Кирилл однажды один нанял извозчика до Сухаревой башни, но не доехал до неё, так как от полноты чувств начал во весь голос петь «Интернационал», и извозчик его высадил. Автомобилей было мало и в основном, если были, то не наши, а иностранные ― фордики, иногда роллс-ройсы.

Магазинов на Садовой Самотечной, по-моему, не было, а на Садовой Каретной был целый ряд небольших магазинчиков. В бывшем доме Лебедева находились две лавочки, называвшиеся по именам их бывших владельцев ― молочная Чичкина и булочная Алиханова. Существуют они и теперь. Но в начале 1920-х годов молоко и хлеб мы покупали в других местах. Мы с Алёшей должны были ходить в какую-то особую пекарню в Дегтярный переулок за пеклеванным хлебом, и на какую-то «ферму» на Божедомку за молоком. Потом уже стали открываться и другие магазинчики ― зеленной, мясной, продуктовый.

РЫНКИ. Кроме магазинов, в нашем районе было несколько рынков: Сухаревский, Трубный и небольшой рынок без названия, располагавшийся там, где сейчас бульвар между Оружейным и Садово-Каретной улицей. На этом рынке в дни маминой зарплаты я покупала ириски и маковки.

Сухаревский рынок 1924 год

Рынок 1914–1917 гг.

Сухаревский рынок Сухаревка. Находился на Большой Сухаревской площади. Возник в конце XVIII в. как место торговли съестными припасами. На Сухаревке торговали также картинами, скульптурами, изделиями прикладного искусства. Сухаревский рынок и прилегающие переулки к концу XIX в. были одним из центров букинистической торговли. В годы Гражданской войны и НЭПа Сухаревский рынок превратился в «барахолку»; в 1925 рынок был переведён в один из дворов на Садовой-Сухаревской улице (близ кинотеатра «Форум»), в 1930 закрыт.

До 1923 года, когда ввели твёрдый курс червонца, зарплату выдавали так называемыми «дензнаками», курс которых с каждым днем падал. Мама приносила целый рулон розовых миллионов, «лимонов», мне давалась тысяча рублей, на которую я покупала одну ириску или одну маковку! Когда появились десятирублевки, «червонцы», рубли, трехрублевки, пятирублевки, курс у них уже был твёрдый. Теперь ромовая баба в маленьком кафе на Петровке стоила 13 копеек, а модные тогда высокие ботинки на шнуровке можно было купить за 12 рублей. Трубный рынок«Труба» ― помещался тогда на самой Трубной площади, и хотя не был уже специфически «птичьим рынком», но все же на нём продавалось много всякой живности.

Сухаревка же представляла собой настоящее столпотворение вавилонское! Палатки, ларьки, лотошники с папиросами «Ира» и «Ява», с ирисками и маковками; какие-то допотопные «бывшие» дамы и господа, раскладывающие свой товар ― старые книги, страусовые перья, пожелтевшие кружева и ленты, лампы, замки, ― прямо на земле. И тут же сидели важные толстые бабы, которые на примусах и жаровнях жарили колбасу, картошку, что-то еще, и многие, не имеющие денег, глотали слюнки, глядя на эту снедь. Сотни людей толпились вокруг Сухаревой башни, передвигались из одного конца рынка в другой, продавали, покупали, обманывали друг друга. Через это толпу еле-еле пробивались трамваи, очищая себе путь непрерывными звонками.

Сухарева башня была снесена, кажется, в конце 1920-х годов как мешающая движению городского транспорта. А жаль! Она была одним из стариннейших и примечательных зданий старой Москвы. Теперь, вероятно, сумели бы освободить дорогу транспорту каким-то иным способом, например, сделали бы подземный туннель. Ну, а тогда ― сломали. Вообще в те годы была мания ― ломать всё старое. Старину не ценили, считали её пережитком «капитализма» или «феодализма», ненужным народу. И было разрушено много архитектурных памятников старины.

Сухаревская башня 1904 год

Но постепенно облик Москвы менялся. Исчезли круглые деревянные тумбы, прикрытые крышей-грибком от дождя, ― на них расклеивались театральные афиши. Исчезли котлы, в которых зимой растапливали снег. Булыжные мостовые покрылись асфальтом. Сады и бульвары на Садовом кольце были вырублены, и память о них осталась только в названиях. Вымерли извозчики, и по улицам, кроме трамваев, стали ходить автобусы и троллейбусы.

Т.Ю. Коробьина

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с bg.ru

14

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • bg
          • москва
          • скульптура
          • театр
          • революция
          • церковь
          • памятники
          • музей
          • парк
          • банк
          • автобусы
          • домен bg.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции