html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Кетиль Бьёрнстад: «Кому-то встреча со злом выпадает уже в детстве»

Кетиль Бьёрнстад: «Кому-то встреча со злом выпадает уже в детстве»

 

Трилогия норвежского писателя и музыканта Кетиля Бьёрнстада, - "Пианисты", "Река" и "Дама из Долины" - переведена на многие языки. В России история взросления пианиста Акселя Виндинга, его отношений с музыкой и людьми, вышла в издательстве «КомпасГид»

MoReBo встретился с писателем на окраине Осло, в его доме на берегу фьорда – с видом на воду, остров и другой берег.

 

- Вы, наверное, не знаете, но в России Вы сегодня едва ли не самый популярный норвежский писатель после Гамсуна. Ваш издатель давно мечтает о Вашем приезде в Москву.

- Поскольку я еще и пишу музыку, довольно трудно совместить график гастролей-концертов и расписание книжных ярмарок. Надеюсь, что в этом году мы наконец-то сможем это сделать.

- Когда я читал трилогию, мне хотелось спросить об одной вещи, которая теперь, в Вашем доме, уже кажется более понятной – о воде, смерти и музыке. Три эти образа в Вашей прозе кажутся тесно переплетающимися друг с другом.

- Я вырос около той самой реки, которая описывается в книге. Потом, в течение 16 лет, я жил на острове в южной части Норвегии, затем переехал сюда. Когда я начал писать об Акселе Виндинге, то понял, насколько важна для меня вода. В то время я писал музыкальную пьесу для одного фестиваля в Северной Норвегии, «Песню моряка», где использовал текст о море, берущем жизнь, и море,  жизнь дающем. Например, рыбаки получают от моря рыбу, но и гибнут в море. Или беженцы из Африки, приплывающие в Италию на лодках – для одних путешествие оказывается спасительным, открывающим ворота в новый мир, другие же умирают. Вода динамична, как и жизнь.

- Эта динамичность воды – метафора движения? Но Вы же не можете совместить язык природы и язык музыки? Или музыка – часть природы, нечто, что вне ее не существует?

- Музыка абстрактна и невидима. Но вода – хорошая для нее метафора. Продюсер из музыкальной компании предложил воспользоваться морем как метафорой для пьесы. Вода, как и музыка, – это ритм.

- В романе вода является источником опасности. Она может убить – и убивает. Опасна ли так же и музыка?

 - У Шопенгауэра есть мысль о том, что музыка – это мелодия, для которой жизнь пишет слова. Все, кто занимаются музыкой, воспринимают ее как необходимую часть существования, без которой нет самой жизни. Если бы у Моцарта отняли музыку, он не смог бы жить.

- При этом Акселю Виндингу не хватает только музыки, важнейшую роль в его жизни играют женщины.

- Он – человек, который всегда молод.

- Он напоминает Бергмана, гения на сцене и в кино, для которого любовные романы в жизни тоже оказывались произведением искусства. Только Виндинг всегда несчастлив в своих любовных историях, он никогда не может достигнуть апогея счастья, не пережив трагедии.

- Да, это так.

- Получается, что искусство лишь иллюзия, не спасающая человека от жизни как таковой.

- Не думаю. Но искусство возникает из несчастья, из потерь.

- В какой степени история Виндинга может быть прочитана как история поколения 68-го года? Или в Норвегии 68-й не сыграл такой роли, не стал таким же мифологическим, как во Франции?

- Нет, он здесь не был таким, как во Франции. То, что происходит в романе, могло происходить и до этого года, и после. В то же время конец 60-х – очень важный период борьбы за независимость по всей Европе, в том числе и у нас. Вдруг мужчины и женщины, девушка и юноши получили гораздо больше возможностей для встреч.

- Предположим, что Аксель Виндинг является для Вас вымышленным персонажем и в нем ни капли автобиографии. Но есть ли события, от которых Вы хотели бы его спасти? Есть ли какие-то ситуации в романе, в которых Вам его жалко?

- Это очень грустная история. Я хотел писать о человеке, который познает много горя уже в начале жизни. Бывают люди, которые проходят через жизнь почти без приключений. На долю других встреча со злом выпадает уже в детстве. Такие страшные вещи как изнасилование, насилие вообще, терроризм, как остров Утёйа (где Брейвик расстрелял молодежный лагерь. – Ред.). Я хотел писать именно об этом.

– Но в романах нет социального насилия, это скорее насилие метафазическое, рок в древнегреческом смысле слова.

- На долю героя выпадают прежде всего потери – и борьба между деструктивными силами и теми силами, которые помогают тебе вырасти.

- Образ Виндинга получился насыщенным, богатым, живым. Кажется странным, что Вы не захотели продолжить описывать его биографию дальше.

- Мне часто задают этот вопрос – будет ли продолжение? Возможно, будет.

- Виндинг в доме престарелых?

- Хотелось бы описать другой период в его жизни.

 

 

 

- Как Вам удается сочетать занятия музыкой и литературой? Даже по роману видно, насколько целиком подчиняет себе человека музыка.  Подобной самоотдачи требует и литература. У Вас две жизни или, может, кто-то за Вас пишет музыку или прозу? Как Вы успеваете?

- Если бы я продолжал карьеру классического пианиста, это было бы невозможно. Классический репертуар требует по шесть-восемь часов занятий в день. А поскольку я пишу музыку, значит, я могу периодами писать, а играть каждый день лишь понемногу. Анн-Софи Муттер сказала, что требуется час в день, чтобы поддерживать технику, и шесть-семь часов, чтобы учить новый репертуар. Это очень трудно.

Сейчас у меня период письма. А послезавтра концерт. Мы о нем давно договорились. Значит, сейчас придется потратить много сил, чтобы его сыграть.

Хорошо в этом то, что литература и музыка позволяют взглянуть и на себя, и на то, чем занимаешься, с новой стороны, вернуться к прежним занятиям обновленным человеком.

- Чувствуете ли Вы, что эти занятия влияют друг на друга, что Вы пишете как музыкант, а играете как литератор, писатель?

- Хороший вопрос. Много лет я старался отделить одно от другого, чтобы меня воспринимали серьезно. Я хотел быть только музыкантом, когда играл, и автором, когда сочинял. Поэтому в ранних произведениях я мало писал о музыке. Когда я начал роман об Акселе Виндинге, то понял, что там есть несколько важных вещей. Главное – требование формы, архитектуры и ритма. И сейчас я лучше вижу, что это взаимное проникновение.

Меня очень удивляет, когда мои коллеги-литераторы слушают музыку, когда они пишут. Я так никогда не мог.

- Мне это тоже кажется невозможным.

- Прежде всего это авторы детективов…

- …

- … но и довольно серьезные писатели тоже. Знаю одного немецкого автора, который так делает. Я этого не понимаю. Но когда я играю, литература может мне помочь формой и своими линиями, последовательностью.

- Оказывает ли музыка влияние на язык? Думаете ли Вы, что, как у музыкального человека, у Вас другое понимание языка? Влияние ритма на строение фразы понятно, но в чем еще это проявляется?

- У языка свои правила. В то же время есть что-то абстрактное в музыке, что может отражаться в языке. А вы как думаете?

- Мне кажется, музыканты в принципе думают иначе, чем «обычные» литераторы, и пишут иначе. То же самое происходит с художниками. У них очень специфическая проза, выпуклая, рельефная, ее можно пощупать. С музыкантами сложнее – речь идет о чем-то невидимом.

Благодаря Вашей трилогии я впервые задумался о неожиданном для меня факте: русская культура может играть такую важную роль в жизни норвежца. Казалось, романы трилогии специально создавались для русского читателя, чтобы польстить ему.

- Я вырос на текстах Гоголя, Достоевского, Толстого, с музыкой Шостаковича, Прокофьева, Рахманинова, Чайковского, Бородина… В 15 лет я познакомился с Эмилем Гильелсом, это одно из важнейших событий всей моей жизни. Я слышал несколько раз, как играл Рихтер. Потому мне так интересно наблюдать за успехом сегодняшних выступлений в Норвегии молодых пианистов из России.

- Я рос во времена, когда Норвегия казалась  совершенно чужой нам страной, входившей в НАТО, с не очень близким нам прошлым во время второй мировой войны. А каким казался вам монстр, нависающий с востока – Советский Союз? Когда вы слушали Прокофьева или Чайковского – они были как-то связаны для вас с СССР? Или это были явления разных миров?

- Я над этим особенно не задумывался. Отец был довольно скептично настроен по отношению к Америке. Он был против НАТО. У меня же было стремление к Америке, но стремление к Востоку было еще больше. Как и Виндинг, я был в Пассеке на самом севере, и стоял там на границе – и долго смотрел по ту сторону. И всегда был вместе с людьми, которые ориентировались на культурную Россию. Разницу между Россией и Советским Союзом я понял уже позже, когда мне было 18 лет или больше. Но Хрущев был похож на моего дядю и я не боялся его.

- Дядя тоже стучал ботинком по столу?

- У меня жизнерадостная семья. Там было многое возможно.

- Но у вас не было особого желания посетить нашу страну?

- Я несколько раз был в России, два раза играл концерты в Москве и один раз в Санкт-Петербурге. Я хотел бы увидеть гораздо больше. В 94-м мне повезло, я был на больших гастролях в Латвии и ощутил там, что такое постсоветская атмосфера. Это произвело огромное впечатление. Я встретил тогда музыкантов, которые сказали, что они тоскуют по советским временам – тогда зимой в магазинах был по крайней мере хотя бы один вид овощей.

 

 

Вид из окна рабочего кабинета Кетиля Бьёрнстада

 

 

- Вам нравится русский джаз, Вы играли с российскими джазменами?

- Я знаю, что у вас  очень много интересного происходит, но знаю, к сожалению, немного и немногих. Мне запомнился Миша Альперин. В джазе очень много музыкантов из бывших советских республик – Украины, Прибалтики, Грузии. В России высочайший уровень музыкантов. Надо, конечно, ходить по клубам, слушать концерты в интернете – чтобы понимать, что происходит.

- Будете в декабре в Москве – оставите время для клубов?

- Обязательно.

- У нас в иных клубах много курят.

- У вас еще курят!?

- Надеюсь, cкоро запретят.

- Поздравляю.

- Кажется, и в жизни Акселя Виндинга русская культура занимала важнейшее место. Можно ли сказать, она играла для Вас ту же роль, что и норвежская культура?

- Моя мама путешествовала благодаря радио. Одно из самых ранних воспоминаний детства – Чайковский. Патетическая симфония и концерт для фортепиано с оркестром произвели на меня огромное впечатление. А когда я учился на классическом фортепиано, то открыл для себя Прокофьева, он был очень важен для меня. На дебютном концерте я играл его Третью сонату. Сегодня каждый день играю его дома – как репетицию, особенно последнюю часть его последней сонаты. (Садится за рояль и играет. – Ред.). Это очень хорошо для техники и для разработки рук. Я тогда дружил с издателем, который печатал собрание сочинений на норвежском, и он мне сказал – почитай Достоевского. Мне тогда было 13 лет. Только что вышел датский перевод Достоевского, и я его прочитал целиком.

 

 

 

 

- Вы пишите на букмоле. Был ли это осознанный выбор? Хотели ли Вы писать на нюнорске - новом норвежском?

- Я среди тех, кто поддерживает нюнорск. Как музыкант я много путешествовал, побывал в каждом уголке Норвегии. И увидел, насколько важны нюнорск и диалекты. Было бы огромной потерей, если бы не было нюнорска. Это очень красивый литературный язык, если на нем хорошо писать, вряд ли с чем можно сравнить удовольствие от него. Но, чтобы так писать, надо вырасти с ним, он должен быть родным.

Мои же родители из западной части Норвегии, где больше говорили на букмоле. Но сегодня не может быть автора, который не поддерживает нюнорск.

- Биографии, которые Вы пишете, отличаются не только энциклопедичностью, но и разнообразием персонажей – от художника Мунка и композитора Грига до актрисы Лив Ульман. Что их объединяет, кроме того, что они скандинавы и занимаются искусством?

- Я никогда не думал, что буду писать биографии. Мне предложили ими заниматься. Редакторы, наверное, посчитали, что я правильный человек для таких проектов. Каждый раз я долго решаю. В итоге отказывался так же часто, как и соглашался. В основном мои герои – норвежцы и XIX век, столь важный для понимания нашей истории. Мне нравится быть в той эпохе. Биография – сложный жанр, требующий особой эмпиричности. Мне все время хочется оживить героя книги. О Мунке, например, хотелось говорить не только как о художнике, но и как литераторе, ведь он беспрерывно что-то писал.

- Тоже был пограничной в искусстве фигурой?

- Да. У него был много амбиций в литературе, но поняли это поздно.

- В какой степени его образ жизни, далекий от буржуазного, был шоком для Норвегии?

- Он много путешествовал, и поначалу больше жил в Европе, чем в Норвегии. Это был русский период в норвежской духовной жизни. Много эмоций, чувств, было много ярких персонажей, как и на Севере вообще – например, Стриндберг, «Богема Христиании», Пшибышевский в Польше ...

- А Ульман? Как все мы, Вы были в нее влюблены в молодости?

- Конечно, я всегда ее очень любил. Наше сотрудничество началось, когда она работала над книгой, которую все никак не могла закончить, и она поняла, что никогда ее не закончит. Я использовал фрагменты той книги в своей, так что сотрудничество наше было совершенно особенным, она поделилась чем-то гораздо большим, чем если бы просто разговаривала со мной.

- Как и любому автору, Вам бы, вероятно, хотелось все свои книги видеть переведенными. Например, на русский -  что в первую очередь?

- Биографию Мунка, где много реконструкций его собственных текстов, фрагментарных, но ярких и сильных. Он хотел писать автобиографию, и моя книга во многом основана на его замысле.

- Кто Вам нравится в современной норвежской литературе?

- Очень многое.

- Давайте ограничимся тремя названиями.

- «Любовь» Ханне Эрставик, красивый, короткий и точный роман (переведен на русский. – Ред.). Последний сборник рассказов Ларса Соби Кристенсена «Чувство места» - настоящий шедевр. И впечатляющий, страшный роман «Через ночь» Стига Сетербаккена, ушедшего из жизни два года назад.

- Все-таки Вы читаете современников? Когда следишь за взрослением Акселя, кажется, он весь в классике и вообще не слушает ХХ век. Единственное имя, которое упоминается в трилогии – это Хиндемит. Ни Шаррино, ни Лучано Берио, ни дармштадская школа в Норвегии никому тогда не была известна? Или в этом выборе сказались Ваши предпочтения?

- Нет, это не мой выбор. Я тогда играл атональных авторов, Булеза и Штокгаузена знал уже в 12 лет. Атональную музыку меня заставили играть до того, как я ее сам полюбил.

- Спасибо за беседу.

 

MoReBo благодарит литературное агентство по поддержке норвежской литературы за рубежом NORLA за помощь в организации интервью.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с morebo.ru

8

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • moreboru
          • литература
          • интервью
          • домен morebo.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции