html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Сергей Капков:  Свобода за государственный счет невозможна. Свобода — это за свои

Фото: Дмитрий Смирнов

ССергей, прежде чем я задам вопросы по существу, давайте поговорим о главном событии сезона. Я знаю, что вы на днях вернулись из Сочи. Какие впечатления?

Да, я был на открытии Олимпиады. И надо сказать, оно меня потрясло. Но потом я пересмотрел церемонию по телевизору, и, должен признаться, по телевизору это выглядит даже эффектнее, чем на стадионе. Тем не менее это было грандиозно — с любых точек зрения.

СДа, смотрелось красиво. Знаете, что меня, как наблюдателя, очень удивило в истории с Олимпиадой в Сочи? Неадекватно негативное отношение к этому событию в Америке и Европе. Я не припомню такого по-настоящему злого, издевательского тона, в которым Олимпиаду-2014 задолго до ее начала комментировала западная пресса. Этот тон выдавал некое… настоящее чувство. И это нечто новое в отношении цивилизованного мира к России, раньше все было более политкорректно. Дмитрий Песков высказался на эту тему с сермяжной простотой: «У нас все прекрасно, они нам завидуют». А вы что думаете?

Да, я заметил то, о чем вы сказали. Но негативное отношение прослеживалось не во всех странах. В основном в Соединенных Штатах, Англии. Увы, отношение к стране в политическом смысле отражается на любых других аспектах. Я думаю, некоторые наши международные партнеры обрадовались бы, если бы Олимпиада у нас не получилась. Тем не менее она состоялась. Мы сейчас не обсуждаем вопрос денег, усилий, но она состоялась. Несмотря на политические события последнего года, негативно повлиявшие на отношение международного сообщества к России: принятие Государственной думой ряда законов, протестные акции и т. д. Все это сыграло нам в минус.

СМне это кажется непонятным: с одной стороны, Россия хочет принимать Олимпиаду, международное событие высочайшего уровня. С другой — делает абсолютно все, чтобы испортить собственную репутацию в глазах потенциальных партнеров и гостей. Может, вы, как чиновник, объясните мне эту необыкновенную логику?

Честно говоря, я спокойно к этому отношусь. Уверен, что после Олимпиады ситуация изменится, потому что появятся медалисты. И американские, и английские медалисты, появятся чемпионы. Медиасообщество будет вынуждено этот процесс пиарить, и пиарить в позитиве. Сами спортсмены из этих стран будут это делать.

СТо есть «война все спишет»?

Ну да. Кроме того, Сочи 2014 — это, наверное, единственная зимняя Олимпиада в России в нашей жизни.

СКак лично вы относитесь к скандальным законам, принятым Госдумой в прошлом году? Например, к закону о гей-пропаганде?

Как министр культуры города Москвы, у которого в подчинении 40 тысяч человек, из них заметная и яркая часть — люди нетрадиционной сексуальной ориентации, которые, правда, ее не выпячивают, я отношусь к этому закону достаточно спокойно. Я понимаю, что строгость законов в России компенсируется их неисполнением. Я вообще с трудом могу представить, как этот закон будет реализовываться на практике. Мне сложно представить, что кто-то из наших культурных деятелей, например, будет пропагандировать нетрадиционные сексуальные отношения в обществе среди подростков. Поэтому одни говорят, другие слышат. И все этим заняты.

СТо есть вы хотите сказать, что законотворческая деятельность ваших коллег из Госдумы — бессмысленный фейк?

Я не готов это комментировать.

СПоясню, почему я спрашиваю. Из общения с вашими коллегами из правительства Москвы у меня сложилось впечатление, что московская мэрия в последнее время являет собой удивительный оплот здравомыслия на фоне происходящего на федеральном уровне трэша…

Это потому, что мы работаем на земле.

СА Госдума где?

В космосе. Шутка...

СНе кажется ли вам, что эти две реальности в какой-то момент войдут в противоречие?

Москва и регионы в принципе по-разному живут. Региональным элитам очень важен образ врага, важно, против чего дружить. Поэтому принимаются мобилизационные законы.

Фото: Дмитрий Смирнов

СЧто вы имеете в виду?

Почему, скажем, в правительстве Москвы много, на ваш взгляд — и нам это льстит — здравомыслящих людей? Потому что у нас есть мобилизационные проекты в городе: строительство метрополитена, решение транспортных проблем города, парки и т. д. Есть люди, за это отвечающие: Ликсутов, Капков, Хуснуллин, Собянин, мэр города. И по большому счету, у нас не так много критиканов, оппозиции нашим действиям. Это факт. Конечно, нам говорят: «Мы против платных парковок, здесь не хотим станцию метро, вы нам вырубаете деревья, мы против точечной застройки» и т. д. Но большинство конфликтных ситуаций решается в пользу жителей. Мэр, например, отменил точечную застройку. Поэтому, по большому счету, правительство Москвы — сильный монолит, монолитная организация.

СПо-вашему, на федеральном уровне принципиально иная управленческая структура?

Там свои «мобилизационные проекты». Если смотреть на страну в целом, на политические процессы, то можно заметить, что в какой-то момент кое-кому показалось, что политические оппозиционные силы тоже становятся объединяющим монолитом. И против них одна «Единая Россия», которая уже в народном фольклоре «партия жуликов и воров». Это опасность для партии и вообще риск для власти. Есть ядерный электорат Путина — и даже не Путина, а власти, — он большой: он от Чукотки, Нижнего Тагила до Калининграда. И очень разрозненный, он объединяется, только когда происходят выборы президента. Эти люди — очень большая масса, все они разные: кто-то кофе любит, кто-то — чай, у всех разный доход, своя мифология. Поэтому их надо объединить на какой-то общей платформе. Вот общая платформа, к сожалению, всегда самая простая.

СКакая? Ненависть к геям?

Ненависть к «другим». А «другими» кого угодно можно назвать в зависимости от конъюнктуры.

СТо есть разница между Москвой и страной в том числе и в том, что «ядерный электорат» объединяется на основе негативной платформы — ненависти к «другим», а московский — на основе позитивной, например, выбору «чай или кофе»?

Можно и так сказать.

СА возможно, по-вашему, распространить позитивный опыт столицы на всю страну? Скажем, «наша новая объединяющая платформа — мы больше не используем в качестве туалета выгребную яму с очком». По-моему, это гораздо полезнее, чем ненавидеть лесбиянок.

На создание такой платформы нужно долгое время и большие деньги. И все это постепенно будет, я убежден. Прогресс неизбежен. Просто в России такие изменения происходят очень медленно: то, что мы делаем за 10 лет, можно сделать за два года.

СДолжна признать, что опыт московского правительства неизбежность прогресса кое в чем доказывает. В центре исчезли знаменитые московские пробки — я была уверена, что этого не случится никогда.

Приятно, что вы это говорите. И это действительно большой успех. Юрий Михайлович Лужков считал, что пробок не существует — это было четыре года назад.

СЛужков по своему мироощущению скорее был человек «большой страны». Я вернусь к вопросу, который уже пыталась вам задать. Не кажется ли вам, что «федеральный» и «столичный» способ управления идеологически противоположны и рано или поздно войдут в конфликт.

Я так не думаю. Москва и вся остальная Россия — это фактически разные страны. Я вам больше скажу. Есть четыре России, на мой взгляд.

СИнтересно.

Есть «Россия столичных городов» — это совершенно особенные взгляды, требования и так далее. Есть «Россия сельская», где люди голосуют, выбирают, слушают то, что им показывают по центральным каналам телевидения. Если завтра там будут показывать кого-то и говорить, что это наш новый царь-батюшка, они будут голосовать и поддерживать. Есть — и это тоже большой пласт — «феодальная России».

СЧто это?

Это национальные республики. Они разные, среди них есть и крупные, обеспеченные. И есть «Россия индустриальных городов», таких как Нижний Тагил, Тольятти. Это крупные города с населением до миллиона. Вот это четыре позиции, четыре страны, которым надо давать разную риторику. Поэтому у вас иногда появляется диссонанс…

СУ кого — «у нас»?

Я говорю об интеллигентной, думающей публике. Потому что каждый из нас хоть краем глаза да подглядывает официальные новости по ТВ. А там начальник каждый день разный.

СПо-моему, вы описываете психбольницу.

Нет! Это просто месседжи разным целевым аудиториям.

СНо это очевидно подмена реальности. Я с вами это обсуждаю, потому что в Москве вместо этой подмененной реальности все больше наблюдается решение действительных, насущных проблем. Вы правильно сказали, что Лужков не решал проблему пробок, так как полагал, что их нет. Стоило признать, что они есть, и начать что-то делать, как пробок не стало. Что нужно, чтобы наконец признать, что в России абсолютно чудовищная, непристойная ситуация с медициной? Это то, что тянет рейтинг страны вниз несмотря на любые внешнеполитические успехи, потемкинские деревни, олимпиады и т. д. Это какое-то позорище, наплевательство на себя самих, неуважение к себе.

Исходя из вашей логики — я же цифры знаю! — неприлично, например, ремонтировать Крымскую набережную, Воробьевы горы в Москве. Это тоже стоит очень больших денег. Бюджет на культуру в Москве больше, чем бюджет Тульской области или Тверской, извините, не уверен. А бюджет департамента соцзащиты, который просто выплачивает пенсию, больше, чем бюджет Нижегородской области — 11-й области в России по производству. Так устроена наша страна.

Фото: Дмитрий Смирнов

СЭто ее Господь Бог что ли так устроил? Переустроить нормально нельзя?

Можно, если будут развиваться региональные центры. Но это тоже вопрос времени, это вопрос поколений, демографической ситуации. А медицина действительно в некоторых регионах ужасная.

СОна не просто ужасная, она чудовищная, такой медицины не может быть в стране, которая на что-то вообще в современном мире претендует.

Согласен. Но во многих регионах медицина все таки более-менее пристойная — тот же Екатеринбург, Калужская область, Москва, конечно же! Есть определенные точки роста. К сожалению, приходится все равно отталкиваться от экономики. Вот у нас, по-моему, в министерстве регионального развития больше ста критериев оценки деятельности губернаторов. А я читал, что в Китае одна — рост регионального внутреннего продукта — ВВП. То есть, чем больше производство, тем больше люди получают, тем больше люди тратят и т. д. Так они и города по-другому строят. Я встречался с человеком, который построил современный Шанхай. Он говорит: наша задача была, когда мы строили, проектировали новый Шанхай, чтобы в нем жило 5 миллионов экспатов, 5 миллионов иностранцев! Поэтому они и строили этот огромный сити. И экспаты приехали. А дальше за ними пошла в рост страховая медицина, отели, рестораны, образование и т. д. То есть их задача была заманить молодых людей до 40 лет зарабатывать деньги. И они туда поехали. Сингапур — примерно та же история. То есть возникает вопрос: кто потребитель городской государственной политики? Почему такой эффект у мэрии Москвы? Потому что Собянин — сам человек не пожилой. Он видит москвичей и до 40 лет, и до 20 лет.

СА Лужков не видел?

Абсолютно! У него была история такая: «Они ж все равно не голосуют, зачем для них делать?»

СТо есть он работал для своих ровесников?

Он работал на свою электоральную группу.

СТо есть, вы полагаете, это вопрос исключительно возраста руководителя? Старый видит старых, молодой — молодых. Но Собянин сам не очень молод.

Это вопрос не возраста, а организации мышления. Собянин — бывший глава Администрации президента. Он привык работать с фактами, статистикой. Вот город Москва — 14 миллионов человек, два из них вообще приехало из ближнего Подмосковья работать. Дальше смотрим — ага, у нас миллион школьников, миллион студентов. И вы — мэр — понимаете, что это не только ваши ровесники, с кем вы выросли. Вы понимаете, что с этими группами нужно что-то делать, обслуживать их интересы. Это объективная позиция. Вот, например, у меня сейчас есть конкретная проблема. Как сделать так, чтобы пенсионеры приходили в парки. Сейчас парк Горького людям старшего поколения неинтересен.

СА вы хотите, чтобы они туда тоже пошли?

Конечно.

СНаверное, то, что там происходит, дорого и чуждо для них?

Это отдельная история. Мы делали исследование, почему люди 55+ не ходят в кинотеатр.

СПочему?

Не из-за качества кинопоказа. Они говорят: «Я ощущаю себя там самым старым, потому что там много подростков». Попкорн, кальян — это не их стилистика.

СА какую стилистику вы можете им предложить?

Я бы сделал «демпинговый» день, специальные сеансы по 50-100 рублей, чтобы люди старшего поколения не безумные сериалы по ТВ смотрели, а качественное современное кино в кинотеатре.

СРазве сейчас нет таких сеансов?

Таких дешевых нет. То есть экономика должна победить страх. Вообще, исследования показывают, что вопрос культуры — это даже не вопрос качества продукта. Поверьте мне, что у нас широкий выбор культурного продукта в Москве, на каждый уровень, достаток и уровень образования. Должна быть более широкая коммуникация с обществом. То есть человек должен выбрать и сказать: «Вот это мое». Потому что мы с вами можем пойти в один театр — нам не понравится, а в другой — понравится. Их, кстати, в Москве 317, совершенно разных театров. Вопрос выбора — это вопрос правильной коммуникации с обществом.

СВы на своем уровне как-то расширяете формы коммуникации, придумываете новые?

Если честно, я просто заставляю руководителей учреждений это делать, я учу их коммуницировать с обществом. Я учу их идти за потребителем, за зрителем, зазывать его, они должны с ним работать.

ССкажите, какова ваша «референтная группа»? То есть люди, на мнение которых вы ориентируетесь?

Сейчас состав этой группы существенно изменился. Это вообще предмет дискуссии последнего года в нашем департаменте. Когда начинался парк Горького, когда мы делали «Гоголь-центр», референтная группа формально называлась «читатели журнала “Афиша” или читатели журнала “Сноб”». Эти группы во многом совпадают, разве что по возрасту отличаются. Сейчас мы выходим на то, что наши референтные группы — это читатели «Комсомольской правды».

СА когда группа изменилась?

Объясню. У нас наработан большой опыт архитекторов, проектировщиков. Например, мы строим парк «Северное Тушино», и строим очень хорошо. А когда у нас получается отличный парк, люди говорят: «Нам вообще это не нужно. Оставьте нам как было. Мы хотим шашлыки жарить. Где зона шашлыков?» Ты им: «Да вы что, это же великий архитектор делал, бла-бла-бла, да это…» Они говорят: «Да нет, нам не нужна эта дорожка. Мы здесь через кусты ходили». И вот они — реальный потребитель. С парком Горького было легко. Он центральный. По большому счету, не имеет вокруг себя жилого массива. А в других парках люди говорят: «Нет, вы нам газон здесь не делайте, нам здесь цветник не нужен». И ты вдруг понимаешь, что не только Россия, Москва далеко не однородна, что второй парк Горького здесь не нужен. И надо найти, придумать какой-то другой продукт, за который не было бы стыдно.

Фото: Дмитрий Смирнов

СДля группы «Комсомольская правда»?

Можно как угодно назвать эту группу — аудитория Первого канала или читатели «Комсомолки». Но надо понимать, что это абсолютное большинство жителей нашей страны. Приведу пример. В сквере у Китайского посольства мы хотели сделать фонари. Жители говорят: нет, не надо. Нас так устраивает. А мы китайского архитектора нашли и сделали проект, за который можно получать международную премию. Но жителям это не нужно. Например, я приезжаю на встречу с населением — один или с мэром, нам говорят: «Постройте нам тоже парк Горького». Я получаю поручение от мэра, показываем жителям проект, они говорят: «Нет, мы не такой парк хотели. Попроще. А где мы будем с собаками гулять?» Приходится подстраиваться под пожелания этих людей.

СА откуда вообще возникла ваша первоначальная ориентация на референтную группу «Сноб» — «Афиша»? У многих было ощущение, что вы, как чиновник, стали просто заигрывать с креативным классом, а потом, когда у этого класса начались проблемы с властями, стали мигрировать в направлении «Комсомольской правды».

Ориентация на «креативный класс» исходила из логики, которую я понял еще до того, как стал работать в парке. Это возникло в разговорах с Собяниным, с другими умными людьми. Политика прошлого мэра не была ориентирована на людей до сорока, это важно. Он их действительно не видел. И людям было душно жить. Их словно бы не было. И когда мы стали делать проекты для молодых, это быстро оценили. Появилось словосочетание — «новые городские профессионалы». Оно не мной придумано, но я его активно использую.

СОпишите, кто это.

Например, ребята, которые работают в этой гостинице, в этом ресторане делают суши. Они профессионалы в своем деле, получают зарплату, платят налоги, хотят куда-то пойти, потратить деньги. Что им предлагают: праздник пива? Они этого не хотят. День города? Тоже нет. Эта аудитория была обокрадена. Мы просто стали быстро компенсировать то, чего у них не было. Вот и все. Теперь для них есть и парки, и театры, и новые форматы городских праздников.

СНо именно эти люди стали протестовать против выборов, федеральной политики.

Не все, но некоторые стали. Потому что у них есть ощущение, что они платят налоги и они должны влиять на ситуацию. У них есть требование: это наш город.

СПо-вашему, в чем причина их поражения?

Я думаю, в несформированности этого класса. Вот в Европе, например, повсюду — в Италии, Франции, Португалии — есть класс мелких лавочников. Это уважаемый класс. У них есть общие требования: снизить арендные ставки, тариф на электроэнергию, налоги. То есть у них есть требования — власть может им что-то дать. У них есть какое-то профессиональное сообщество. Есть институция, которая от их имени разговаривает с властью.

СВы говорите про профсоюзы.

И профсоюзы, и даже партии. И это просто и понятно. В нашем случае я до сих пор не разобрался, какие персонажи прячутся под шаблонным образом креативного класса. Очевидно, что они должны создавать востребованный продукт и получать за это деньги. Но это очень широкое определение.

СХорошо, давайте сузим. Ксения Собчак — креативный класс?

Да. Она определенно создает специфический продукт, который востребован. Она этим зарабатывает.

СКирилл Серебренников — креативный класс?

Конечно, да. Он создает продукт. Больше того, он может быть востребован и в Европе.

Фото: Дмитрий Смирнов

СЭти люди являлись той референтной группой, с которой вы хотели работать с самого начала?

Нет. Объясню почему. Вы упомянули персон медийных, заметных, которые живут по своему маршруту в городе. Вы сами так живете. У вас есть пять-десять мест, куда вы ходите и они вам нравятся. Вы смогли реализовать себя в профессии. А есть большое количество людей, которые хотели бы быть востребованными, но жизнь им этого не дает… То есть они не видят свою перспективу. Они хотят проявить себя, они хотят перемен — но каких именно, пока не могут сформулировать.

СПравильно ли будет сказать, что этот недосложившийся класс уже знает, как он хочет проводить свободное время, развлекаться, но не знает, чего конкретно ему требовать от властей, притом что хочет изменений.

Да, это так.

СА не кажется ли вам, что такой «креативный класс» — никакой не «символ времени», он просто присутствует в каждом поколении?

Об этом вам надо с Александром Ослоном поговорить.

СА я люблю с ним разговаривать, очень картинку проясняет. Мне кажется, вы и сами были таким «креативным классом».

Нет, я всегда знал, чего хотел. Я осознано пошел в Академию госслужбы учиться. Писал работу по Сперанскому, Столыпину.

СЯ прочитала в одном из ваших интервью, что вам нравится «чинить мир».

Именно!

СТо есть сейчас вы занимаетесь именно тем, чем хотели?

А я всю жизнь этим фактически и занимался. На Чукотке был вице-губернатором, потом строил по всей стране футбольные поля, теперь вот модернизирую московскую культуру… Мне всегда хотелось управлять процессами, создавать что-то новое. Мне это интересно, я это понимаю.

СЯ полагаю, такие люди и сейчас в «креативном классе» присутствуют.

Конечно, но они находятся в совсем другом положении. Про ребят, которые родились в 90-е, принято говорить «непоротое поколение». Это шаблон такой. В них тоже есть эта романтика: я выучусь, буду доктором, буду архитектором, буду проектировать парк, как Капков. Но, когда им будет по 25 лет и они закончат институты, возникнет сложность: куда им пойти работать? Они захотят жениться, им понадобится купить квартиру, что сделать сейчас достаточно сложно. Если, конечно, не работать в «Газпроме» и так далее. И в конце концов настанет момент, когда поколение недовольных 40-летних совпадет с поколением недовольных 25-летних. И это будет огромная электоральная группа, которая по масштабам сопоставима с ядерным электоратом Владимира Владимировича. Понимаете, к чему я веду?

СКласс сформируется?

Да! В 2017 году это будет огромная масса людей.

СКласс «недосостоявшихся»?

Да. И вот у них появятся серьезные и конкретные требования к государству. Они спросят: где наша ипотека? Где медицина, страховки, нормальные пенсии и т. д. И ты им уже не будешь рассказывать: «Да вы что! Вы знаете, как в Советском Союзе сложно было?! Вообще за границу не выехать — паспорта не давали. Радуйтесь тому, что есть». Они СССР не видели и не помнят. У них будут конкретные требования. Знаете, в чем проблема всех этих Болотных? Там не было требований, которые объединяют общество. Если бы кто-то из лидеров Болотной говорил об отмене ЕГЭ, которое интересует большинство родителей, о медицине, тарифах ЖКХ, его бы послушали. Но ужас в том, что вместо конкретики эти протестующие, особенно Навальный, сваливаются в историю с националистами. И что получается? С одной стороны, провластная Дума против геев, с другой — оголтелый Навальный против «черных». Одно стоит другого. И может кончиться плохо. Поэтому я думаю, что все нормальные люди из власти и я в том числе, все, кто что-то делает, мы можем не стесняясь говорить о том, что являемся сторонниками Путина.

СНу теперь, когда мы определились в главном, давайте перейдем к частностям. Недавно широко обсуждали ваше открытое письмо Кириллу Серебренникову. Понятно, зачем вы его написали. Но почему публично?

Это не было открытым письмом. Это было обычное официальное письмо руководителю одного из подведомственных учреждений. Но Кирилл опубликовал его у себя в фейсбуке, и история стала публичной. Хотя это не превратилось в личный конфликт. У нас с Кириллом замечательные отношения.

СВы показали режиссеру, что он не может принимать в своем театре самостоятельные решения.

Он абсолютно свободен во всех вопросах, которые касаются творчества.

Фото: Дмитрий Смирнов

СА все остальное вы за него решаете?

Нет. Не правда. Это не совсем так.

СА как?

Опять возвращаемся к Москве. Почему я услышал от вас такие лестные слова в адрес московской мэрии и меня лично? Потому что появилась впервые — и это факт объективный — при Собянине политика во всем. Все программы, которыми мы занимаемся, пятилетние, и на пять лет за ними закреплено финансирование. Программа на культуру вообще не секвестрирована, а только растет. Есть культурная политика города. Культурная политика города предполагает, что при наличии 88 театров, которые подчиняются департаменту культуры, должен быть театр-эксперимент для молодежи. На роль руководителя такого театра подходит Кирилл Серебренников, и мы его назначили. Я встречаюсь с трудовым коллективом, я рассказываю, что это политика города, что будет теперь театр другой, что Серебренников предложил абсолютно новую концепцию развития: театр станет открытой площадкой, здесь будет книжный магазин, кафе, кинопоказы, будут работать резиденты — «Седьмая студия», театр танца и так далее. Люди возмущаются: как же так? Я им говорю: такова культурная политика.

СДа, я помню этот скандал.

И в соответствии с принятой политикой я сказал: Кирилл, вот тебе театр, вот городское финансирование, артисты старой труппы, будь любезен возьми их, труппа должна быть задействована во всех спектаклях. Мы тебе это все поможем делать.

САбсолютный патернализм.

Такова городская политика. Такой театр городу нужен. Так же как нужен театр «Ромэн», Театр кошек Куклачева тоже полностью заполнен. Это определенные разные группы. Есть «Гараж», а есть галерея Шилова — кстати, туда очереди всегда. Значит, городу не хватало такого театра-эксперимента. И он появился. Все свои обязательства и договоренности перед Кириллом я выполнил. По поводу «Пусси Райот» и всего остального договоренностей не было и быть не могло. Театр — это про спектакли.

СНо, может, все же компетенция главного режиссера — решать, что у него будет в театре? Или все должно быть как «старшие товарищи» решат? Я думаю, именно это взбесило Серебренникова больше всего — он взрослый человек, а ему пишут письма, указывают, что можно, что нет. Меня бы взбесило.

Я согласен.

СА вас?

И меня бы взбесило. Но мне не пишут, мне звонят. Это совершенно другая история. Кирилл Семенович не подумал, что хорошо бы со мной заранее посоветоваться.

СНо я все же не могу понять: зачем? Вы могли позвонить, а не ставить человека в скверное положение, не унижать публично.

Так я ему и позвонил сначала. Я позвонил, он говорит: «Давайте письмо». Я ему сказал: «Письмо будет». Он написал в фейсбуке, что этот кинопоказ требуют снять, жду бумагу. Так как я это видел, я ему написал: бумага будет. Он сказал: давайте тогда публично мне запрещайте. И он здесь совершенно прав, совершенно честен в этом.

СВозможно, г-н Серебренников просто переоценил себя в этом конфликте. Возможно, он не думал, что вы напишете такое письмо.

Значит, он меня недооценил.

СУ вас вообще двоякий образ. С одной стороны, любимец креативного класса, с другой — государственный человек, можете и жесткость проявить. Можно сделать неправильную ставку.

Все правильно. Я большое дело делаю. Культуру целого города развиваю.

СПо-моему, это не совсем свободное развитие.

В нашей стране свобода за государственный счет невозможна. Свобода — это за свои.

СЭтот тезис мне хорошо известен. Дальше мы рискуем влипнуть в бесконечную дискуссию, что такое «государственный счет».

Я скажу больше: я тоже как бы «гуляю на свои».

СВ смысле?

Я имею в виду, что не ворую у города, не ворую у государства.

СА что, непременно нужно воровать?

Поверьте, работать честно в нашей стране — огромное достоинство для чиновника. Огромное! Если бы в парке Горького у меня хотя бы была попытка открыть свое кафе или с кем-то договориться, я был бы богатым человеком, потому что это были бы большие деньги.

СНе сомневаюсь, что стояла очередь.

Коррупция — в нашей стране основной бич, потому что каждый хочет с тобой о чем-то договориться.

Фото: Дмитрий Смирнов

СОсновной мотив многих из тех, кто хочет стать госчиновником в России, — это улучшение своей личной финансовой ситуации. Вы согласны с этим?

Не так прямолинейно, многие идут для того, чтобы какой-то багаж создать, приобрести вес, связи, влияние. Чтобы потом в госкорпорацию, например, уйти или свой бизнес развивать.

СА каким был ваш мотив? Зачем вы, будучи богатым человеком, пошли на госслужбу?

У меня не было мотива.

СМногие наши друзья и особенно бывшие подруги утверждают, что вашим основным мотивом было ваше непомерное тщеславие. Якобы у Абрамовича вы всегда были «правой рукой», то есть фактически на вторых ролях, и теперь решили отыграться.

А что мы вкладываем в понятие «тщеславие»? То, что мне нравится делать успешные проекты?

СЭто можно сравнить с чувством, которое заставляет человека, заработавшего состояние на, допустим, сети китайских прачечных, начать коллекционировать произведения искусства. То есть чтобы его имя больше не ассоциировалось с грязным бельем, а напротив, напоминало о чем-то утонченном…

Из тех же соображений многие занимаются благотворительностью.

ССовершенно верно. Или, например, становятся чиновниками с человеческим лицом.

Я вам отвечу. Люди, занимающиеся благотворительностью на деньги, которые они заработали в прошлом, могли достать их хоть из пасти льва. Но теперь же их деньги приносят пользу, правда? Что касается предпринимателей, то их в первую очередь интересуют сделки. Посмотрите на первую тридцатку списка «Форбс». То и дело приходят новости: тот купил то, тот продал это. Сделки — это их работа, суть их натуры, их фан.

СА у вас не так?

Мои «сделки» — это парк Горького, «Гоголь-центр», парк «Северное Тушино», Крымская набережная, Гончаровский парк на улице Руставели, который мы сделали с нуля с Юрием Григоряном, который раньше строил объекты только в Берлине, а в России делал «Цветной» и «Барвиху Luxury Village». И вот впервые город ему заказал уникальный проект. Особо удачной своей сделкой считаю то, что выгнал из Манежа…

С…Менял?

Торговцев ширпотребом! Мне это очень нравится. Тщеславие меня питает или что? А что питает предпринимателей из «Форбс»? Тоже тщеславие? Их же не деньги питают. Они у них уже есть.

СНу есть такие патологические формы любви к деньгам, когда хочется наживать и наживать, независимо от имеющегося количества. У вас, по-моему, все же какая-то другая задача.

Задача — сделать комфортный город для людей. Возьмем велодорожки…

СДа, это стало чуть ли не мемом — «велодорожки в путинском аду»…

Если кто забыл, велодорожки тоже впервые появились в парках. Потом мы с Максимом Ликсутовым распространили эту программу на весь город. Так это же счастье!

СТо есть вы фактически практикуете буддистский метод — уменьшать количество плохого путем увеличения количества хорошего?

Да.

СА вас не смущает личный дискомфорт, и отчасти зависимое положение чиновника?

Разумеется, у чиновников есть различные ограничения. Включая объем личного времени или свободу распоряжения им. Чтобы поехать на Олимпиаду, я должен был написать мэру бумагу. Но я спокойно к этому отношусь. По закону природы, сейчас солнца нет — значит так надо, такой у нас климат. Это правила игры, и я их принимаю.

СА как вы реагируете, если на вас давят? Есть ли какая-то грань, которую вы в этом смысле не готовы переходить, за которой находится унижение?

Сильного давления, я, наверное, никогда не ощущал. Думаю, люди понимают, что если на меня сильно давить, я не стану делать то, что от меня требуют. Скажу, вот тебе краски, кисточка — делай сам, как считаешь нужным. Мэр на меня никогда не давил. Я не скрываю, что среди людей во власти много моих товарищей, так же как и среди людей в бизнесе. С Володиным я почти восемь лет проработал в Государственной думе: он был руководителем партии, а я, между прочим, большим руководителем по Уральскому федеральному округу, на Чукотке партию возглавлял. Конечно, у нас с ним часто какие-то разговоры и дискуссии бывают. Но он нормальный человек, понимает важность культуры. Вот мы ходили на «Гамлета» к Жене Миронову в Театр наций, ему очень понравилось. Поверьте, у них в Кремле нет задачи задушить все новое, молодое, непонятное, как-то все в рамки ограничить.

СА какая в Кремле есть задача?

Декларируемая?

СМне бы, конечно, хотелось узнать, какова настоящая.

Она же и настоящая, я думаю. Задача, чтобы все было в правовом поле.

СЭто как?

Это когда у тебя все под контролем закона. Когда что-то вне правового поля, как, например, Болотная, из-за которой до сих пор утихнуть страсти не могут, или Майдан, — это значит, ситуация не контролируется, может развиваться по непредсказуемому сценарию, что опасно для страны.

СА Навальный в правовом поле или вне закона?

Навальный уже стал официальным оппозиционером и даже партийцем. С ним как-то договорились.

СА другие?

А других-то и нет.С

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с snob.ru

7

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • KOSiX
          • россия
          • интервью
          • домен snob.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции