html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Тофик Шахвердиев: Я сам себе режиссер, оператор, монтажер

 Фото: Сергей Михеев/ РГ
Фото: Сергей Михеев/ РГ
В фильмах Тофика Шахвердиева отсутствует авторский комментарий и закадровый текст. Есть только жизнь, но - в концентрированном виде. Идет ли рассказ о сборной команде ветеранов, которые готовятся к параду Победы, или о музыканте, певце, актере, художнике Сергее Шнурове, или о детях-убийцах, отбывающих срок в воспитательной колонии, - всюду только кадр и монтаж, ничего более.

Он говорит: "Мы обычно замечаем очень мало. В "Дерсу Узала" есть такое выражение: "Глаза есть, а видеть нету". А когда ты вооружаешься камерой да еще заряжен любопытством, - открываешь, казалось бы, на пустом месте совершенно неожиданные вещи". Подобные открытия содержит и новый фильм Шахвердиева "Уроки итальянского", показанный недавно на международном фестивале "Сталкер" и во внеконкурсной программе фестиваля "Артдокфест". Героиня фильма - глухонемая девочка. Она не может говорить ни на родном русском, ни на языке глухонемых, но на отдыхе в Италии это не мешает ей легко и весело общаться со служащими отеля и с постояльцами из разных стран. Фильм - о ней и ее друге, маленьком мальчике, который знает, почему одни дети рождаются здоровыми, а другие больными.

Эксплуатировать в кино детское несчастье я себе не позволяю

- Как возник замысел этого фильма и где вы нашли героев?

- По заказу министерства образования я делал фильм об усыновлении. И по ходу работы над ним случайно набрел на фонд "Дети мск.ру", который помогает неизлечимо больным детям. От того, что я узнал, меня, с одной стороны, объял ужас, а с другой, я почувствовал здесь "человечину". Охотничий азарт режиссера-документалиста взыграл во мне. Я начал снимать этих детишек в разных обстоятельствах. Снимал, как они гуляют, занимаются спортом, общаются со взрослыми. Чувствую - все впустую. Вот если бы я делал телерепортаж - мол, есть такой фонд, такой пансион, такие преподаватели - все бы получилось само собой. Но я исключаю из своих картин закадровый комментарий. Поэтому если я снимаю больного, несчастного человека, то он у меня и на экране такой получается - больной и несчастный. А сводить только к этому не хотелось. Неожиданно я узнал, что группу детей собираются везти в Италию. Спросил: "А может, и я поеду с вами?" Мне не отказали, и я десять дней - столько длилась поездка - снимал этих детей в Италии.

- "Уроки итальянского" надо понимать как продолжение темы? Ваш фильм "О любви" - он ведь тоже рассказывал о больных детях. Обе эти картины связаны общим замыслом?

- Общего замысла не было. Каждая из этих двух картин делалась сама по себе. Когда я снимал "О любви", у меня слезы наворачивались на глаза. Смотреть на этих ребят было невыносимо - у них двигательные органы искорежены, а сознание нормальное, и когда ты видишь ясные, понимающие глаза в столь болезненном обрамлении... Но эксплуатировать в кино детское несчастье я себе не позволяю. Всегда хочется отодвинуть болезнь на задний план и построить сюжет на чем-то ином. Так, тыкаясь в разные стороны, заговаривая с детьми о том о сем, я вдруг уловил тему любви. Забавно было слышать, как они повторяют взрослые соображения детскими словами. В фильме "Уроки итальянского" я тоже ухожу от разговора о болезни. Мне хочется, чтобы зритель умилялся, улыбался и чтобы ему было хорошо на душе.

Берешь камеру - все равно что берешь микроскоп

- Все же трудно отделаться от ощущения, что вы расчетливо погружаете зрителя и сами стремитесь погрузиться в детский мир. Ваша картина "Чтобы хлопали" - об учащихся Московской хореографической академии, "Убить человека" - о воспитанниках детской колонии, "Что за люди наши дети" - название говорит само за себя. Может, все объясняется просто: дети - выигрышный "материал"? Как их ни сними, они на экране всегда интересны?

- Дело не в этом.

- А в чем?

- Думаю, прежде всего в том, что в детях сфокусированы жгучие проблемы нашего общества. Пристально вглядываясь в детей, камера может многое рассмотреть в самой нашей жизни.

- И каков же тогда ответ на вопрос "что за люди наши дети"?

- Однозначного ответа здесь быть не может. Сорок лет назад в творческом объединении "Экран" я снял картину "Дети России". Недавно я ее вновь посмотрел. Абсолютно "розовая" картина про то, как хорошо в стране советской жить. Там нет никаких уверений в благости социалистического строя, но весь дух картины этим пронизан. Показаны дети из Рязани, Дагестана, с Камчатки, и все они прелестны, разумны, толковы... Я подумал: а что, если посмотреть, каковы детишки сегодняшние? Взял камеру и начал снимать. Снимал в Нижнем Новгороде, Москве, Рязани, Липецке, Вологде, Саратовской области. И понял, что не получается.

- Что не получается? Рассказ о счастливом детстве?

- Нет, не получается бесстрастно посмотреть на нынешних детей. Когда смотришь живыми, непосредственными глазами - это одно, а когда берешь камеру - это все равно что берешь микроскоп, скальпель и начинаешь препарировать. То, что я вам показываю на экране, это совсем не то же самое, что вы могли бы видеть, стоя рядом со мной во время съемки. Автоматически, совершенно неосознанно я стараюсь вытянуть что-то обаятельное, славное, человеческое. Возьмите "Уроки итальянского". Там героиня - девочка, которая не говорит, а мычит. Она к тому же колясочница. И она не знает ни итальянского, ни русского. Но она легко и весело общается с публикой, и все ее понимают, и она всех понимает, и всем хорошо. Это чудо я и старался найти, и оно вдруг обнаружилось, выявилось. Если же в жизни вы встретите эту девочку, вы ее прелести не ощутите. Вы увидите страшненькую, мычащую, зажатую, тогда как в фильме от нее глаз не оторвать. Вот такие преображения мне интересны. Можно сказать, что это предвзятый взгляд на героя. Но в случае с картинами "Дети России", "Что за люди наши дети", "Уроки итальянского" моя предвзятость была позитивна. Я не хотел вскрывать язвы жизни. Моей задачей было увидеть невидимое и это невидимое показать зрителю. Это моя всегдашняя задача, независимо от того, снимаю я детей или взрослых. Кстати, могу похвастаться своим остроумием. Когда меня спрашивают: "С какими людьми вам легче всего работать в документальном кино?" - я отвечаю: "С детьми, пожилыми людьми и людьми среднего возраста".

- До какой степени можно доверять все тому, что герои документальной картины произносят на камеру? Ведь вольно или невольно каждый из них чуть-чуть играет, лепит собственный образ.

- Да, каждый герой чуть-чуть играет. Но важно, чтобы не было ощущения, что он под твою команду действует. Главное, чтобы зритель чувствовал доверие к тому, что происходит на экране. А что там у тебя, автора, внутри, о чем ты думал, что чувствовал во время съемки - это несущественно. Существенно - как воспринимается персонаж с экрана.

- Это трудно - уговорить кого-то сняться в документальном фильме? Все же не всякому хочется выставлять напоказ свою частную жизнь.

- Договориться с будущими героями о съемке не составляет большого труда. Вообще кино и фотография - виды художественной деятельности, самые доступные любому человеку. Литератор, чтобы стать известным писателем, проходит творческий конкурс среди ста сорока миллионов жителей нашей страны. И только тот, кто умеет чувствовать слово, качественно излагать, добивается читательского признания. Живописец должен освоить холст, краски, научиться правильно грунтовать, приобрести специфические навыки. И только фотограф и кинорежиссер могут ничего не уметь, ничего не знать и числиться профессионалами. Фотографии и кино делать легко. Неигровое кино в особенности. Скажем, то, что делают Леонид Парфенов и Аркадий Мамонтов, стоящие на разных полюсах по уровню таланта, качеству работы и прочим параметрам, - это не кино.

- А что же это?

- Это лекции. В кадре - автор, он что-то рассказывает, и его рассказ сопровождается иллюстрациями. А документальное кино - это когда ты не прибегаешь к таким подсобным вещам, как авторский стендап или закадровый текст. Последнее время я стараюсь избегать даже музыки. Я сам себе режиссер, оператор, монтажер.

- Каким требованиям должен отвечать человек, чтобы стать героем вашей документальной картины?

- Он должен быть абсолютно естественным и ничего из себя не изображать. А еще он не должен быть слишком умным. Иной раз интеллигентный, хорошо воспитанный человек спрашивает меня перед тем, как войти в кадр: "А что я должен говорить?" Я отвечаю: "Говори ерунду всякую". А когда он знает тему, ты знаешь тему, вы долго на эту тему общаетесь, ты что-то вещаешь, он что-то вещает, он смотрит на тебя как на умного человека и сам тоже старается не подкачать - получаются общие места. Потому что идут правильные ответы на правильные вопросы. А когда дашь человеку косвенный толчок, сказав какую-нибудь чушь, его ответная реплика может оказаться блистательной. Это всегда очень трудно исполнить, потому что не хочется выглядеть идиотом в глазах того, кого снимаешь. Но когда духа на это хватит и ты собьешь его с накатанной колеи, возникнет ощущение живого человека, который существовал независимо от включенной камеры.

- Вы прибегаете к провокации?

- Да.

- Например?

- Например, так было в фильме "Сталин с нами?" Фильм делался в 1988 году. Тогда Сталина поносили на всех углах, а мне не хотелось повторять то, что уже сказали другие. И я тогда решил говорить о Сталине только хорошее - устами тех, для кого он остается кумиром. Героями картины стали участники хора старых большевиков, которые регулярно собираются на спевки, попутно ведут разговоры о том, что сейчас происходит в стране, и о том, как хорошо жилось при Сталине. Стали снимать - лажа получается. Они говорят то же самое, что уже всюду звучало. Я стал думать, как выйти из этого тупика. И придумал. Я попросил ассистентов, чтобы нашли престарелого актера. Они его нашли, привели. Я посадил этого человека спиной к камере. Оператор выставил свет, фокус, микрофоны. И я предложил старикам поговорить о Сталине. Они начали. А мне в этом хоре один шибздик запомнился, ладненький, чистенький: "Я всегда с партией, и жена моя с партией, и дети у нас верны заветам..." И тут по моему сигналу человек, сидящий спиной к хору, говорит: "А я тебя в КГБ видел. Помнишь, мы тогда в коридоре встретились?" - "Да, да, но ты пойми, я же старостой был, а у нас в группе испанец учился..." Никто пальцем на него не указал, никто не сказал ему: "Ты стукач". Человек сам себя выдал. Вот это была провокация.

- А этические ограничения существуют для вас?

- Конечно.

- Какие?

- Например, не подглядывать в замочную сважину.

- Съемка скрытой камерой - это не подглядывание?

- Все зависит от обстоятельств. Допустим, мы сняли скрытой камерой, как девушки определенного рода занятий стоят на Тверской и к ним мужчины подходят. Все, что делается публично, может быть запечатлено на камеру. Если ты, находясь в публичном пространстве, ведешь себя непристойно, то ты сам за себя отвечаешь, и камера тут ни при чем. Другое дело - заглядывать камерой в постель. Это, я считаю, недопустимо.

Сценарий необязателен

- Режиссеры-документалисты периодически возвращаются к вечному спору, нужен ли сценарий неигровому фильму. Ваше мнение?

- Сценарий необязателен. Неигровое кино держится на сиюминутном всплеске. Я снимал картину "Мой друг Юрий Хащеватский" об известном белорусском режиссере-документалисте. Мы с ним поехали по дороге, где-то остановились передохнуть. Там девчонка красивая сидит. Он говорит ей: "Меня зовут Юрий Иосифович, но для вас я Юрий. Вы откуда?.. А я из Одессы. Знаете город такой?" - "Не знаю". "Вот что значит девственность", - говорит Хащеватский. Девственность - это не знать, что есть такой город - Одесса. Он и она продолжают разговор о том о сем. Оба хорошо смотрятся: он дядька седой, а она молодая. Никаким сценарием такие эпизоды не предусмотришь. Когда я делал "Уроки итальянского", мы выходили на берег, потом шли в бассейн при отеле, потом за едой наших героев снимали, а то, на чем держится картина, случилось внезапно. Я шел "потрошить" мальчика Сашку, чтобы он сказал какие-то слова. В это время приходит итальянка Паола с детишками, и вдруг они с ней начинают разговаривать. У меня в тот момент была в руках маленькая камера. Я встал на коленки и в полусогнутом положении снимал. Эту потрясающую сцену никак нельзя было запрограммировать. А все, что снималось по плану, я потом выкинул.

О судьбе некоторых детишек, которых я снимал, мне кое-что известно

- У вас есть картина "Два мальчика, которые не пьют". Все село спилось давно, а эти мальчики каким-то чудом держатся. Вы жили в этом селе, пока шли съемки?

- Это Ивановская область, Шуйский район, село Веденьё. Да, на время съемок я там поселился.

- Найти село, где стар и млад в беспробудном хмелю, я полагаю, труда не составило. Но как вы нашли этих чудесных мальчиков?

- Мне звонит Федосеева-Шукшина. Говорит, извините, мы с вами не знакомы, но я посмотрела ваши фильмы, и они меня тронули до глубины души. Потом говорит: вы знаете, я мечтаю, чтобы кто-нибудь снял фильм про моего внука Васю. Не могли бы вы взяться? Вот так мы оказались в селе Веденьё, где Вася учился в воскресной школе при монастыре. Но архимандрит не дал благословения на съемку. Что делать? Решили, коли уж приехали, сделать картину про это село и про этих двух мальчиков.

- Вы следите за дальнейшими судьбами своих героев?

- Как складывается жизнь некоторых детишек, которых я снимал, мне кое-что известно. Женя Ширкина, девочка без рук, в иняз поступила. А Женя Ляпин, который был героем фильма "О любви", сейчас учится на режиссера. Ему в Финляндии сделали операцию, он на коляске, у него хорошая речь. После того как "О любви" показали по телевизору, Женю стали всюду приглашать, он занимался пением в хоре при ЮНЕСКО, был ведущим каких-то развлекательных шоу. Спустя десять лет он снова снялся у меня - в картине "Что за люди наши дети".

- А те "два мальчика, которые не пьют", - не спились ли они в конце концов?

- Ох, не знаю.

Снимаешь больного - не снимай про болезнь

- В какую сторону, на ваш взгляд, движется документальное кино?

- В сторону репортажности. Достоинством становится не то, ЧТО ты сделал из снятого материала, а сам факт, что ты куда-то поехал, что-то снял и мне показал. Посадить героя перед камерой, чтобы он наговорил что-то умное, - не проблема. По мне же, надо разогреть человека так, чтобы он однажды взял и что-то ляпнул. Можно снимать и час, и два часа ради одной этой фразы. А потом еще час или два добывать другую, столь же нетривиальную. А потом склеить их так, чтобы казалось, будто это непрерывный монолог. И еще одна "хитрость": если снимаешь артиста балета - не снимай про то, как он танцует; если снимаешь больного - не снимай про болезнь. Отодвинь это в сторону, ищи интересный, неожиданный ракурс. Ты должен снять картину так, как можешь снять только ты и больше никто.

Из интервью Тофика Шахвердиева самому себе

- На сегодняшний день в вашем режиссерском багаже всего два художественных фильма ("Двое в новом доме" и "Предчувствие любви") и много документальных лент. Но документальный жанр не предполагает большой свободы самовыражения для режиссера в отличие от игрового, постановочного кино, более востребованного зрителем.

- Интересно и то и другое. И то и то - кино. Правда, инструменты и технологии используются разные. Игровое кино сочиняется за письменным столом, затем уже съемка и монтаж. Неигровое кино продумывается и делается, в основном, в процессе съемки и монтажа. Нужна только общая идея и общее представление, нередко весьма смутное. Живая жизнь причудлива. Нет заранее оговоренных мизансцен, нет заученных диалогов. И ты вынужден находить сиюминутные решения по ходу дела. Настоящее неигровое кино всегда авторское. Если кино не авторское, то это не кино, это что-то другое.

- Вы всегда делаете картины без авторского комментария. Вам интереснее быть "невидимкой", находиться по ту сторону камеры и запечатлевать реальных людей, время и жизнь, чем рассказывать сочиненные истории-сказки, а потом принимать заслуженные награды?

- Разве игровой, художественный, фильм нуждается в дикторском тексте? Если режиссер в неигровом кино способен выстроить внятное повествование без дикторских пояснений, он будет делать только так, потому что фильм получается намного сильнее. Но это мало кому под силу. Куда легче наговорить текст и снабдить его картинками. Словами за кадром можно оправдать любой поворот сюжета, любую склейку.

- После просмотра ваших фильмов люди часто выходят из зала со слезами на глазах. Но до показа они были не менее впечатлительны и ожесточены...

- Показать, что человек - скотина, труда не составляет. Может, оно так и есть, спорить не буду. Покажут другие, включите телевизор. Но в кино мой интерес направлен в обратную сторону. Мне всегда хочется найти смешное, трогательное и симпатичное в людях, даже если на самом деле они не совсем такие. Самый лучший отзыв, который я слышал после просмотра: "Я так смеялась, так смеялась!.. А потом смотрю, я плачу!"

- Как вы думаете, кино может изменить жизнь к лучшему?

- Не может.

- Мир вообще еще можно спасти?

- Спасти нельзя. А не губить можно.

- Снимая документальное кино, можно хорошо заработать?

- Можно. Если снимать свадьбы.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с rg.ru

5

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • rg.ru
          • россия
          • сталкер
          • интервью
          • домен rg.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции