html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Двойной Достоевский, литературная осанка и новая Яхина

Каждую неделю поэт и критик Лев Оборин пристрастно собирает все самое, на его взгляд, интересное, что было написано за истекший период о книгах и литературе в сети. Сегодня — ссылки за вторую неделю мая.

1. 11 мая умер выдающийся теоретик литературы, исследователь нарративных жанров, автор «Фигур» Жерар Женетт. Le Monde пишет о всегдашней свободе его текстов, которые, «не отступая от строгости терминологии, могли быть гибкими и игривыми… и ничуть не теряли в академизме и значительности». Автор статьи Патрик Кешишян сравнивает Женетта с Роланом Бартом, Жан-Пьером Ришаром и Жаном Старобинским: как и они, в своих текстах Женетт «показал свою творческую сторону, без которой литературоведение и критика теряют душу и силу».

2. «Сигма» публикует несколько ранее не издававшихся стихотворений Елены Шварц: они вошли в книгу «Стихи из „Зеленой тетради”», которую подготовил «Порядок слов». Всякий раз удивляешься тому, как много Шварц сделала; всякий раз оказывается, что поводов для удивления еще много. Перед нами почти юношеские стихи; в предисловии Ольга Виноградова пишет, что сборник «как бы в замедленной съемке делает видимым процесс метаморфозы гениального подростка в зрелого поэта». Виноградова усматривает в некоторых текстах юмористическую легкость, в то же время можно увидеть в них и не самую очевидную фольклорность («Сорокаградусные песни»), и внимание Шварц к несчастью, изломанности, как, например, в стихотворении «О сестрах Гоголя»:

Теперь он думал, что напрасно
сестер отдали в пансион —
и ничему не научились,
а некрасивее, чем он.
То вдруг смехом некстати
некрасивым зальются,
то, запутавшись в платье,
упадут, расшибутся.
Да еще так похожи!
И зонтик как палку,
и все, и все не так,
и сходство видно —
как больно, как жалко,
а главное, стыдно.

3. В «Реальном времени» Наталия Федорова интервьюирует Гузель Яхину: писательница рассказывает о том, как ее «Зулейха» была принята в разных странах (роман перевели на 30 языков), и о готовящейся экранизации ее дебютной книги. Она признается, что новый роман «Дети мои» дался ей непросто: «Очень долго не могла определиться, как строить эту историю. Тема очень большая, огромная. И чем глубже ты погружаешься в нее — изучаешь культуру, обычаи, литературу немцев Поволжья, частные истории людей, читаешь мемуары, — тем больше ты осознаешь, насколько, в сущности, мало тебе известно. Имеешь в голове огромное количество фактов, частных историй, сюжетов, деталей, событий, о которых хотелось бы рассказать, — но не понимаешь, что из этого важно, а что нет». Яхина выделяет несколько лейтмотивов своего текста, в том числе «Чувство Большой Реки, которое есть в теле каждого волжанина», и определяет функции исторического романа в России: это связь с предыдущими поколениями («исторический роман, рассказывающий о раннем советском времени или о начале прошлого века, помогает нам сегодня чуть лучше почувствовать наших предков, подумать о них, прикоснуться к ним») и, разумеется, проработка травм прошлого. Отдельное удовольствие — комментарии читателей, которые выясняют, насколько Яхина татарский писатель, и даже сочиняют на «Зулейху» эпиграммы.

Тем временем критики пока что сдержанно встречают роман «Дети мои». В постоянной рубрике «Спорная книга» на сайте журнала «ПИТЕРBOOK» собраны ссылки на несколько рецензий: если Павел Басинский говорит о любви автора к герою, которая сделает из романа новый бестселлер, то Галина Юзефович полагает, что, сменив локацию, Яхина во второй раз выводит ту же самую, не слишком оригинальную мораль, а Наталья Ломыкина считает, что «интересную идею со всей ее глубиной и гофмановским сказочным сюжетом Гузель Яхина утопила в словах, как нерожденных телят топят в романе в Волге». «Вы так говорите, как будто это что-то плохое», — как бы отвечает на это рецензия Константина Мильчина на сайте ТАСС. Мильчин говорит о «словесном очаровании» обоих романов: «Яхина пишет каким-то петляюще-волшебным стилем, который заманивает читателя, утапливает его в сюжете и в описаниях».

4. Портал «Что и требовалось доказать» решил расспросить взрослых читателей, что они помнят о «Маленьком принце» Сент-Экзюпери. Людмила Петрушевская: «Главная для меня фраза — „Мы в ответе за тех, кого приручили”. Сколько раз я, прирученная, оставалась одна. Сколько раз я отказывалась от тех, с кем дружила». Дмитрий Воденников: «Я его первый раз прочитал лет в 12, на пляже, летом в Анапе. Понятно, что это был эффект разорвавшейся бомбы. Тот песок, на который падал Маленький принц, вот он был, под рукой. Но его песок был не чета моему. А ведь я — это он. Ну вот примерно это я и подумал». Профессиональные психологи высказываются предметнее, и для них «Маленький принц» — текст, высвечивающий особенности взросления и внутренний мир человека: «В экстремальной ситуации мы встречаемся с собой, со своим внутренним миром, знакомимся с его обитателями: ребенком, царем, капризной розой, деструктивными мыслями-баобабами, которые приходится выкорчевывать каждое утро» (детский аналитик Анна Скавитина).

4. «Магистерия» представляет курс лекций литературоведа Владимира Викторовича «Достоевский. Писатель, заглянувший в бездну». Пятнадцать лекций охватят всю биографию и главные произведения Достоевского; пока что доступна вводная — о становлении личности писателя и о том, как Достоевский открывает зло и заставляет нас смотреть на него. Здесь — споры о смерти отца Достоевского, Семеновский плац и каторга, укрепление в вере.

Еще один текст о Достоевском на этой неделе — эссе Гэри Морсона об «Идиоте» в The New Criterion, приуроченное к 150-летию романа. Морсон рассказывает об истории создания «Идиота» и пытается понять, почему, невзирая на все несообразности сюжета и структуры (обещанные было конфликты гаснут, намеченные линии обрываются), у Достоевского получилось великое произведение. Достоевский, изначально задумавший вполне позднетолстовский сюжет о покаянии и просветлении разбойника, приходит к необычной идее «начать с Идиота, который уже будет идеальным христианином… спросить не о том, возможен ли христианский идеал, а о том, желанен ли он». Вслед за биографом Достоевского Джозефом Франком Морсон отмечает, что «Идиот» позволяет вникнуть в самые личные мысли автора, пережить вместе с ним самые страшные моменты — речь, конечно, об ожидании смертной казни. Но, помимо экзистенциальности и идеи подвергнуть испытанию христианскую добродетель, у «Идиота» есть еще одно измерение. «В какой-то момент Достоевский понял, что… у его произведения есть еще одна тема: природа времени в человеческих ощущениях». В романе «развивается мысль о том, что время совершенно открыто. На свете больше возможностей, чем свершающихся фактов, и что бы ни случилось, могло бы случиться и что-то другое. Достоевский также понимал, что писать без заранее намеченного плана — лучший способ изобразить открытость времени. Детерминизм учит нас, что будущее предопределено — для конвенционального романа так оно и есть. Если свобода — иллюзия, то мы напоминаем персонажей, чьи действия приведут в конце концов лишь к тому исходу, который предначертан для них автором. Не так с „Идиотом”. Автор понимал, что сейчас произойдет, лишь одновременно со своими персонажами. Он был удивлен не меньше, чем они». Тут-то и находится оправдание всем сюжетным несообразностям: в жизни мы тоже часто рассчитываем на одно, а получаем совсем другое.

5. В Words Without Borders Эстер Ким рекомендует прочитать трех корейских авторов-модернистов, родившихся в 1900-х: Им Хва, Йи Сана и Пак Тхэ Вона. Их карьеры строились в колониальный период 1910–1945 годов, когда корейский полуостров находился под властью Японии; молодые люди того времени получали образование на японском, в 1940-м использование корейского было официально запрещено. Несмотря на это, в Кёнсоне (так тогда назывался Сеул) «под давлением возникли невероятные формы письма — фрагментарные, цикличные, эпизодические. Японская империя знакомила полуостров с авангардной литературой и радикальными политическими идеологиями, а художники колонизированного народа старались представить себе будущее — националистическое или коммунистическое — и говорить о нем на родном языке, поставленном под угрозу исчезновения». Это не значит, что корейские авторы отказывались учиться у других культур: так, в 1919-м разгорелось молодежное восстание против японской власти, совпавшее со всплеском литературной жизни; в это время наряду с классической литературой Китая и реалистической прозой Японии корейцы читали дадаистов и сюрреалистов, Тагора и Бодлера, Йейтса и Толстого. Дадаизм повлиял на японоязычного Йи Сана, которого сравнивают с Борхесом; «до своей безвременной кончины в двадцать шесть лет он работал архитектором, что чувствуется в геометрическом устройстве его стихов и рассказов». Друг Йи Сана, Пак Тхэ Вон, переводил с английского Хэмингуэя и Кэтрин Мэнсфилд; его полуавтобиографическая повесть «Один день романиста Кубо», многим обязанная Джойсу, «рисует городскую жизнь, новые магазины Кёнсона, здания в японском и западном стиле, кафе, прогулки писателя по колониальному городу». В 1950-м Пак Тхэ Вон эмигрировал в Северную Корею и прожил там до 1986-го, преподавая в университете. Такую же судьбу выбрал Им Хва, но ему повезло меньше: он был обвинен в шпионаже и казнен. Им Хва писал «дидактические стихи»:

Даже если прекрасное имя юности будет закопано в землю,
ни разу не названное отчетливо,
отныне мы станем
молодыми художниками, рисующими эту новую карту, —
Разве это не дивно?

Примечательно, что «пролетарские» авторы Им Хва и Пак Тхэ Вон до 1988 года практически не упоминались в Южной Корее.

7. Еще лет пять тому назад американская книготорговая сеть Barnes & Noble считалась капиталистическим монстром, убийцей независимых книжных магазинов и маленьких издательств. Теперь из-за онлайн-торговли над ней нависла угроза разорения — и вот уже раздаются призывы спасти национальное достояние. В The New York Times опубликована статья Дэвида Леонхардта. Он пишет о снисходительности Вашингтона к монополиям: до 1970-х американские власти пытались регулировать их аппетиты, а потом пришли к выводу, что большие объемы продаж, всеохватность и низкие цены — это хорошо и правильно. Amazon — идеальный пример: корпорация снизила цены на электронные книги до 9,99 долларов (цена, заметим, за которую в России никто не станет покупать электронную книгу) и делает большие скидки на книги бумажные — все для того, чтобы получить лояльную покупательскую аудиторию, которой потом можно продать, например, диван или телевизор. Но занижение цен бьет по книжной индустрии: «Меньше книг окупается. Издатели стараются работать в основном с известными писателями. Число профессиональных авторов сократилось. Ликвидация сети Borders лишила десятки городов единственного настоящего книжного магазина — соответственно, упали и продажи». И пока правительство США не обратит внимание на проблему монополий, Леонхардт будет болеть за процветание Barnes & Noble.

8. На этой неделе 80-летний юбилей отпраздновал Чарльз Симик — сербский и американский поэт, в 2007-м — поэт-лауреат США. Издание Seacost Online публикует отрывки из его публичного интервью, которое провела поэтесса Кимберли Клутье Грин. Симик вспоминает детство в Белграде (его первое воспоминание — бомбардировка Белграда немецкой авиацией: «Все, кто прошел через Вторую мировую, знали, что все может исчезнуть в одну секунду») и два месяца ежедневного бродяжничества, сделавшие его поэтом. Симик называет себя поэтом города: «В городе у меня изменяется внимание. Я могу прочесть город моментально, не прилагая никаких усилий».

9. Американский писатель Пол Теру, автор известных травелогов, рассказал Book Marks, какие книги советует брать с собой в дорогу. Его пятерка: «Самое ужасное путешествие» Эпсли Черри-Гаррарда, одного из немногих выживших участников антарктической экспедиции Скотта; «Тайпи» Германа Мелвилла — прославивший его роман о жизни на Маркизских островах; «Черный ягненок и серый сокол» Ребекки Уэст — «400 000 прекрасно подобранных слов о Югославии и вообще о жизни»; «Мэнские леса» Генри Дэвида Торо (необходимо «каждому, кто хочет понять, как наблюдать за природой и писать о ней, кто думает о людском уделе и о том, что в мире действительно важно»); «Два года на палубе» Ричарда Генри Даны — классический текст о том, как тяжелое путешествие меняет жизнь навсегда (Дана видел, как до смерти засекли невиновного человека — после этого он оставил плавание, вернулся домой и стал видным аболиционистом).

10. В Nautilus статья о том, как великие мыслители превозносили правильную осанку и прямохождение — начиная с платонова «двуногого без перьев». «Для иудеев прямохождение Адама было знаком превосходства перед животными, созданными Богом, — даже после изгнания из рая. Представление о том, что богоданная осанка определяет человека, сохраняется до начала эпохи Просвещения, когда философ и теолог Иоганн Готфрид Гердер… заявляет, что осанка — важнейшая вещь, задающая „органическое различие между человеком и животным”». О даре прямохождения, возможности подняться над миром — не только физически, но и морально — пишет и Мильтон в «Потерянном рае». Этим взглядам возражал Кант, писавший в «Идее всеобщей истории во всемирно-гражданском плане»: «Из столь кривой тесины, как та, из которой сделан человек, нельзя сделать ничего прямого». Он вполне материалистически указывал, что Гердер путает причину со следствием: человек обрел прямохождение не оттого, что ему было предначертано стать разумным существом, а наоборот. В статье также рассказывается, что думал о человеческой осанке Гегель.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с gorky.media

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • gorky.media
          • литература
          • стихи
          • писатель
          • домен gorky.media

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции