html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Два Тишайших

Издательство «Молодая гвардия» с разницей в пятнадцать лет выпустило в серии ЖЗЛ две биографии царя Алексея Михайловича — вторая вышла недавно, в этом году. По просьбе «Горького» Дмитрий Стахов сравнивает два жизнеописания русского монарха и рассказывает об их сходствах и отличиях.

Игорь Андреев. Алексей Михайлович. М.: Молодая гвардия, 2003
Вячеслав Козляков. Царь Алексей Тишайший. Летопись власти. М.: Молодая гвардия, 2018

Между этими двумя книгами пятнадцать лет разницы и огромная пропасть. Видимо, дело именно в прошедших годах. Изменился мир, изменилась Россия. Изменились установки, которыми руководствовались авторы исторических книг. В первую очередь — идеологические. Изменились и читатели — точнее, пропорция между теми, кому более важен, скажем так, создающий обстоятельства человек, и теми, для кого более важны эти самые обстоятельства. Обстоятельства, часто, по представлению тех или иных авторов, настолько «объективные», что их можно рассматривать в одном ряду с землетрясениями, засухой, нашествием саранчи. А также изменилась пропорция между теми, для кого на первом месте человеческие путь и судьба, с «мясом, кровью, страданиями и слезами», и теми, кого в первую очередь интересуют государство и власть, для кого они, как это ни удивительно, настолько реальны, что им придаются антропоморфные черты.

Книга Вячеслава Козлякова полностью соответствует подзаголовку: это действительно «летопись власти». Автор говорит, что «в книге представлено не „житие” или „жизнеописание”, а попытка профессионального взгляда историка на события, предопределившие развитие Московского царства в XVII веке». То есть между событиями и личностью и жизнью Тишайшего даже не знак равенства. События важнее. Этим определяется в книге все — от ее структуры (часть первая — «Утверждение династии», часть вторая — «Рождение Великой России», часть третья — «Всея Великая и Малыя и Белыя России Самодержец») до подхода к личностным характеристикам самого Алексея Михайловича и тех, кто его окружал. Через «летопись власти» автор связывает также историю о царе Алексее Михайловиче с эпохой Петра Великого. Он пишет, что сравнение Российской империи с предшествующими временами «строится на противопоставлении, а не на поисках преемственности» и задается вопросом — «так ли это было на самом деле?». Призвав на помощь авторитет Сергея Соловьева (сказавшего о русском XVII веке: «Народ собрался в дорогу и ждал вождя»), автор представляет второго Романова тем, кто, не отказываясь от традиций, начал построение «Великой России» и помог народу с толком провести сборы. Вот только взгляд на народ как на нечто единое, целое и монолитное, способное к тому же «собираться в дорогу», удобен, но, скорее всего, это поэтическая вольность, и потому неверен.

Следует признать, что «Летопись власти» Вячеслава Николаевича Козлякова написана профессионально и требует от читателя недюжинной подготовки. Например, автор, упоминая Плюсский мирный договор, подразумевает, что читатель знает, где и когда он был заключен, и ссылается в примечаниях на издание 120-летней давности. А еще читатель должен быть внимателен и усидчив: непросто уследить за огромным числом персонажей, к тому же автор представляет подавляющее большинство с именем-отчеством, что объясняется как уважением к творившим историю воеводам, послам, боярам, так и тем, что многие носили одинаковые фамилии, потому что состояли между собой в близком и не очень родстве. Эта летопись, подробно описывающая многие прежде скрытые от непрофессионалов события, их глубоко анализирующая, вводящая читателя в курс системы управления Московского царства, все-таки книга не об Алексее Михайловиче, а о его правлении. Конечно, отделить самодержца от его державы непросто. «Бывает очень трудно провести грань между властью и жизнью царей», — признается автор; но обычных, человеческих характеристик самого Тишайшего и тех, кто его окружал, явно не достает. Персонажи книги функциональны, зачастую полностью лишены индивидуальности, или же она проявляется только как что-то оттеняющее их подчиненные «объективности» поступки. Так, случившемуся «непоправимому» — смерти старшего сына и наследника царя Алексея Михайловича, умершего в понедельник, 17 января 1670 года,  «в шестом часу того дни», — посвящен, строго говоря, один абзац. Горе отца переведено в плоскость династическую, человеческое не описано вовсе. Быть может, из-за того, что нет достаточного количества достоверных материалов, но автор, упомянув, что «десять с половиной месяцев от 4 марта 1669 года до 17 января 1670 года стали самым тяжелым временем в жизни царя Алексея Михайловича» (царь за это время потерял жену, новорожденную дочь, царевичей Алексея и Симеона), продолжает начатое повествование о поиске новой жены царя: «…Алексей Михайлович, только переступивший порог сорокалетия, должен был снова думать о продолжении своей династии». Что же важнее: жизнь династии или ее представителя? С «властной» точки зрения — династии, и Вячеслав Козляков полностью ее разделяет. Он, в отличие от Игоря Андреева, оставляет практически за скобками даже внешний облик Алексея Михайловича, а если и упоминает о нем — например, о его тучности и вероятной гипертонии, — то или вскользь, или в контексте «державных дел», в первую очередь связанных с Украиной, маневрированием между левобережными и правобережными казаками, войн, замирений, вновь военных столкновений с Речью Посполитой.

Складывается впечатление, что тема Польши и Украины главная, ведущая в книге Вячеслава Козлякова. Но сказать, что Игорь Андреев сделал ее второстепенной, было бы совершенно неверно — у него она тоже проходит лейтмотивом. Однако Андреев расцвечивает ее массой подробностей, пытается найти (и чаще всего находит) любопытные психологические характеристики главных действующих лиц, причем не беллетристически, не сочиняя и не домысливая, а опираясь на гигантский массив архивных документов, посольских записок, сохранившихся в воспоминаниях фрагментов живой речи самого Алексея Михайловича, его приближенных, бояр и посольских дьяков.

Поэтому удивительно созвучным времени «покорения Крыма» XXI века оказывается эпизод из книги Андреева, в котором описывается как Афанасий Ордин-Нащокин, глава Посольского приказа, пытался ради сохранения мира с Речью по условиям Андрусовского мира добиться полного соблюдения статей договора. Андреев дает очень точные характеристики Ордина-Нащокина, показывает его «учительские замашки», отмечает, что Алексей Михайлович долгое время терпел и прощал своему приближенному то, что тот «немало своевольничал», — в очередной раз описывая царя как человека терпимого, не просто способного к восприятию чужого мнения, а могущего изменить свое.
Царь долгое время прислушивался к мнению Ордина-Нащокина, ратовавшего за тесный союз с Речью Посполитой, и всячески защищал своего доверенного боярина от завистников, желавших «свалить» Афанасия Лаврентьевича, мечтавших занять его место. Глава Посольского приказа вел «пропольскую» политику вовсе не только из-за совестливости и верности букве прежде заключенного договора. Приближалась очередная война с Турцией, и мир с Речью был просто необходим. И царь, и его боярин пытались найти какой-то выход из ситуации, когда было немыслимым отдать православный Киев католикам и было кощунством нарушить крестное целование, которым был скреплен мирный договор. Польская сторона обвиняла московскую в нарушении статей договора, касавшихся Киева, но Москве преподнес нежданный «подарок» правобережный гетман Дорошенко. Он не только со своими казаками «воевал левобережные города», но и «подался на сторону султана». Москва тут же заявила, что «смирившиеся с этим поляки отступились не только от Киева — от всей Украины». Претензии поляков в посольских пересылках по указанию Алексея Михайловича были парированы словами, которые сразу напоминают слова об угрозе появления солдат НАТО в Крыму: «Уступим вам Киев, а турок войдет на Украину, и Киев сделается гнездом для турецких войск!»

Впрочем, книга Андреева важна еще и тем, что читатель постепенно все глубже знакомится с реально жившим человеком, Алексеем Михайловичем Романовым. Он узнает о его внешности, пристрастиях, любви к соколиной охоте, почти равнозначной любви к семье, жене и детям. Перед читателем Алексей Михайлович предстает во всей полноте: как истинно православный человек, глубоко верующий, однако способный и к крепкому слову, не чуждый «винопития», самолюбивый, начитанный. Многие страницы книги посвящены театральным постановкам, которые осуществлялись при дворе Алексея Михайловича, и эти страницы — одни из самых любопытных.

К слову, если Козляков непременно всегда и везде серьезен, то книгу Андреева отличает помимо прочего и тонкий юмор, прочитываемый как бы между строк. Особенно это заметно при описании восстания Разина, в тех строках, где упоминается казненный брат Разина, за которого Степан Тимофеевич поклялся отомстить, и читателю как бы напоминается старый, но навсегда ставший актуальным анекдот про другого отечественного политического деятеля, доведшего свое стремление отомстить за брата до всемирно-исторического результата.

Одним словом, пятнадцать лет не прошли даром. «Жизнь замечательных людей» успешно превратилась в «Жизнь замечательной власти». Это не хорошо и не плохо. Просто так получилось.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с gorky.media

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • gorky.media
          • домен gorky.media

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции