html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Дмитрий Гудков — о договоренностях с Собчак, отношениях с Явлинским и повестке будущего


Anton Belitsky / Russian Look / Global Look Press

Накануне прошедших президентских выборов экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков объявил о создании новой партии совместно с телеведущей  Ксенией Собчак. Партстроительство обещано развернуть на базе партии «Гражданская инициатива», от которой Собчак баллотировалась в президенты и в которую успела вступить на старте своей избирательной кампании. Рабочее название нового проекта — «Партия Перемен». В интервью Znak.сom Гудков рассказал, где новая партия будет брать ресурсы, включая, прежде всего, кадровые, с кем будет стремиться и, по сегодняшним оценкам, сможет вступить в союз. 

— На этих президентских выборах Григорий Явлинский набрал 1% голосов, Ксеня Собчак — полтора процента, Владимир Путин — 76%. Как вы считаете, почему так случилось? Не разочаровывают ли вас такие результаты? Может, уже и смысла нет никакого заниматься демократическими партиями в России?

— Нет, не разочаровывают. Выборов президентских не было, была коллективная молитва царю. Люди голосовали не за идеологию или программу, ведь программы у главного кандидата не было никакой. Это был референдум о доверии, голосование за «встать с колен», «показать кузькину мать», за некую «стабильность». Путин пока что — самый популярный политик в стране. Было невозможно на этих выборах не то, что выиграть, но даже показать мало-мальски приличный результат. Результаты демократических кандидатов, конечно, не впечатляют, но ведь голосование за партии, за транслируемую ими альтернативную повестку — это совершенное иное голосование. Как раз запрос на альтернативную повестку есть, и очень сильный.

— Не пытаетесь ли вы себя сейчас самого обмануть? Какая может быть альтернативная повестка при таких процентах за генеральную линию?! Может, нам всем проще уехать, оставив страну большинству?

Znak.com наблюдал, как создавали партию обновления и нормализации

— Я не хочу никуда уезжать. Мне 38 лет. У меня была возможность уехать еще в 1996 году, когда я играл профессионально в баскетбол. Я тогда поехал в США на чемпионат по баскетболу с молодежной сборной России. Мы заняли второе место, и мне сразу несколько университетов сделали предложение остаться у них — учиться и играть. Но я отказался.

— Кстати, как вы объясните, почему за рубежом Путин везде победил? Даже в Лондоне он набрал 55%.

— Во-первых, с диаспорой работали через посольства. Во-вторых, часто русские, живущие за рубежом, мало учат языки страны проживания. Смотрят то же русское телевидение и, соответственно, внимают той же пропаганде. В этот раз их удачно мобилизовали — и все. Но это не значит, что так происходит всегда. Когда я избирался в Госдуму, к моему участку была приписана часть избирателей, живущих в США. На зарубежных участках я выиграл у единоросса.


Komsomolskaya Pravda / Global Look Press

— Тогда давайте еще про те выборы в Госдуму. Я помню, как в день голосования, когда стало ясно, что явка очень низкая, многие просили Ксению Собчак, с которой вы собрались делать партию, поддержать вас в соцсетях. Она ответила: «В Думу приводит АПшечка, а не мой Instagram». Теперь вы собираетесь с «Партией Перемен» штурмовать парламент в 2021 году. Не боитесь, что Собчак будет действовать в логике своего же поста двухлетней давности?

— Нет, не думаю, что она так будет действовать. Я верю, что она пришла в политику всерьез и надолго. Я верю, что человек с такими амбициями, как у Ксении — всегда быть первой — сначала в шоу-бизнесе, потом в журналистике, хочет совершенно иное будущее с ее взглядами. Она же не ушла работать на Первый канал, хотя думаю, если бы захотела, договорилась бы вести там какое-нибудь ток-шоу. Но она это не сделала. Она давно мне говорила, что хочет быть в политике. И явно решила начать этот путь с президентской кампании.

— Эту конкретную ситуацию 2016 года вы с ней сейчас обсуждали, договариваясь создавать общую партию?

— Нет, зачем? Я не люблю обсуждать претензии прошлого. Я понимаю ее теперешнюю мотивацию. И понимаю, что вместе у нас достаточно ресурсов, чтобы построить нормальную политическую партию.

— Когда именно вы приняли решение строить партию с Собчак?

— Окончательное — в конце февраля.

— Явлинский, перед которым у вас на этих выборах вроде как должны были быть некие обязательства по поддержке, был в курсе этого решения?

— Была в курсе Эмилия Слабунова, председатель «Яблока». Я предупредил ее, объяснил, почему его принял. Рассказал, что «Яблоко» не включило меня ни в список доверенных лиц Явлинского, ни в штаб его общественной поддержки, отказалось поддерживать проект по наблюдению за выборами. Явлинский со мной даже не захотел встретиться, чтобы обсудить формат праймериз на выдвижение от «Яблока» на пост мэра Москвы. При этом он на фотографиях постоянно появляется с лозунгами «Явлинского в президенты, Митрохина в мэры». Я получил достаточное количество сигналов, что я не нужен «Яблоку».

— Что касается проекта наблюдения. Осенью речь шла о том, что проект будет на базе уже показавшегося себя «московского депутатского Uber», вместе с Максимом Кацем. Почему у вас с Кацем не вышло создать единый проект наблюдения?

— Потому что я не хотел с Кацем создавать единый проект наблюдения. Мы сделали отличный проект и без Каца.

— Когда и при каких обстоятельствах началось разваливаться ваше сотрудничество с ним?

— Давайте начнем с более раннего времени. Все началось с 2016 года, когда прошли выборы в Госдуму. У нас тогда получилась хорошая команда, я — единственный демократический кандидат, набравший более 20%. «Яблоко» же по стране не набрало и трех процентов. Тогда на меня вышли несколько серьезных бизнесменов и сказали мне, что они больше не верят в «Яблоко», но готовы помочь мне и нашей команде, если мы будем формировать новую политическую партию. Кстати, уже тогда речь шла о платформе «Гражданской инициативы». Речи о большом финансировании не было, но нам бы его хватило на вполне приличный, даже хороший старт. 

Я поделился этим с Максимом, а он сказал, что вступил в «Яблоко» и всех туда зовет. Сказал, что планирует стать лидером московского отделения, а меня выдвинуть в мэры. В общем, я отказался от предложения создавать новую партию. Дальше пошел процесс вступления наших людей в «Яблоко». Процесс, кстати, очень медленный — до сих пор не приняли больше половины. Мы договорились с Явлинским, что мы с Максимом занимаемся московскими муниципальными выборами, а после них обсуждаем формат дальнейшего взаимодействия. 

После муниципальных выборов был немного странный разговор. Явлинский сказал примерно так: «Я не могу ваш план принять полностью, потому что Кац везде говорит, что свергнет Митрохина, а Митрохин — мой друг, давай отложим все до окончания президентских выборов». Я ему ответил, что до президентских выборов все же надо уже принять наших людей. А заодно обсудить, в каком формате будем проводить праймериз на выдвижение. Закончился разговор заверениями в мой адрес: мол, будем вместе работать, встретимся еще, все обсудим. 

С тех пор я звонил Явлинскому, писал смс, но он все откладывал встречу. Я спросил Максима, что происходит. Сказал ему: «Если мы — команда, давай сформулируем наши условия. У нас есть софт, есть депутаты, если мы входим в «Яблоко» — давай идти на равных». Он ответил, что мы — не команда, а лишь работали вместе по проектам. И что он далее идет в «Яблоко», а я могу делать что хочу. 

Ок, ответил я. Делай свои шаги, а я займусь созданием собственной организационной структуры, с которой буду работать, если «Яблоко» меня не выдвинет. А все шло именно к этому. Дальше я начал делать проект наблюдения, а Кац начал мешать. Говорил, что с теми, кто будет работать с Гудковым, он больше работать не будет. Так он выбил двух для меня ключевых людей, после чего уже я сказал: работать вместе с ним не буду. 

Можно было какое-то время двигаться и параллельно, а потом снова объединиться. Но я не ожидал, что мне начнут ставить палки в колеса. Но в итоге у нас в проекте было более 4 тыс. наблюдателей — больше, чем у всех остальных кандидатов.

— И тут возникла «Гражданская инициатива»?

— Как я уже рассказал, она возникла давно. Но я понимал, что в одиночку я такой проект не потяну, поэтому и хотел взаимодействовать с «Яблоком». После всего описанного выше я в конце января еще раз написал Явлинскому: мол, так не пойдет, хочу встретиться и все рассказать. Проходит еще месяц, никакой реакции. И тут появилась Ксения с предложением вместе заняться строительством партии на базе «Гражданской инициативы». 

Я понял, что вместе мы этот проект потянем. После этого я принял решение, позвонил Слабуновой, все рассказал. Сказал ей, что считаю «Яблоко» союзниками, но взаимодействовать мы будем лишь на межпартийной основе. Она поинтересовалась, как же история с мэрской кампанией. Я предложил искать формат коалиции, найти механизм выдвижения единого кандидата. 

Я благодарен «Яблоку за выдвижение в Госдуму и финансовую помощь на кампанию в 2016 году, но я считаю, что вернул этот «долг» на избирательной кампании 2017 года, когда я самостоятельно привлек деньги на московские муниципальные выборы, и в итоге «Яблоко» впервые за много лет заняло на них второе место по городу

Считаю, что буква прежних соглашений мной не нарушена, я не поддерживал никакого другого кандидата. Мое появление с Ксенией до выборов — это нарушение духа соглашения, но «Яблоко» его со своей стороны нарушило давно. Явлинский появляется везде с Митрохиным — я появился с Ксенией.


Anton Belitsky / Global Look Press

— Вечером 18 марта Ксения Собчак появилась в эфире Навального, и этот эфир прошел крайне жестко. Параллельно вас обвиняют в нарушении соглашения с «Яблоком». То есть, еще на старте против вас уже достаточно тех, кто мог бы быть вашими союзниками…

— Значит, чувствуют нашу перспективу. Внутривидовая конкуренция — самая сильная. Я считаю, что если не получается объединиться в одну партию, так как людям мешают амбиции, то надо объединяться снизу, вокруг отдельных проектов. Так это и было, кстати, на муниципальной кампании в Москве. Мы тогда и с ПАРНАС, и с «Гражданской инициативой», и с «Яблоком» договорились.

— Вы продолжите делать аналогичные проекты в регионах? Какие планы у «Партии Перемен» на осеннюю избирательную кампанию, кроме выборов мэра Москвы?

— Наши приоритеты: Москва, выборы мэра-2018, выборы в Мосгордуму-2019, муниципальные выборы в Санкт-Петербурге. Я сейчас смотрю на осенние выборы в региональные заксобрания. Где-то к нам готовы присоединиться люди, которых за поддержку меня в свое время исключили из «Справедливой России». Есть беспартийные депутаты наших взглядов. За последние дни я получил массу звонков из регионов от серьезных людей, которые хотят участвовать в новом партийном проекте. Это не только обломки «Справедливой России», это и бывшие члены «Гражданской платформы», и люди, которые пока нигде не состоят, но им нужна нормальная политическая платформа.

— Можете нарисовать средний портрет такого вот человека, который звонит вам со словами поддержки из региона?

— Депутат областного засксобрания, мой ровесник, который был когда-то в СР или в ГП. И давно ждал, где у меня что-то получится. Это средний региональный бизнес, это молодые политики: действующие областные, муниципальные депутаты.

— Поясню свой предыдущий вопрос. Я много лет наблюдаю, кто обычно участвует в демократических проектах в регионах. Часто это — одни и те же люди, которые могли начинать еще с Гайдаром, потом занимались СПС, потом отметились в ПАРНАС… Это очень хорошие люди с хорошими взглядами, но они десятилетиями ничего не могут добиться.

— Я думаю, мы сможем объединить этих людей с ресурсными людьми. Например, ведем переговоры с одним бывшим депутатом Госдумы — пока не буду говорить, с каким, но он голосовал против «закона Димы Яковлева». Если он согласится, это сразу 15% в одном из регионов.

— Евгения Ройзмана в «Партию Перемен» позовете? 

— С ним уже идут переговоры. Мы встречались, договорились продолжить переговоры. 

(Во время подготовки интервью к публикации Евгений Ройзман 21 марта успел заявить в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Екатеринбурге», что не верит в самостоятельность Ксении Собчак, а потому не готов работать с ней над созданием партии — прим. Znak.com). 

— Упомяну еще несколько фамилий людей, которые сейчас явно в поиске политической платформы или которые выглядят приемлемыми для вас по взглядам. Это экс-сенатор Константин Добрынин, экс-депутат Госдумы Оксана Дмитриева. С ними переговоры возможны?

— Конечно, Константина мы всегда рады видеть в нашей партии, но все зависит от его решения. В Санкт-Петербурге есть Максим Резник, с которым у меня хорошие отношения. Его мы тоже ждем, если он согласится. С Дмитриевой я пока не общался. 

— С кем-то из фракции «Справедливой России» переговоры ведутся?

— Важны взгляды людей, мы не можем брать к себе вообще всех. Особенно тех, кто запятнал себя, например, голосованием по тому же «закону Димы Яковлева». Кроме того, у нас партия — про новые лица и новое поколение, которое надо соединить с ресурсом, способным помочь добиться результатов. В тех же регионах есть представители элиты, которые не строены в общую вертикаль — просто потому что они не хотят присоединяться к парламентской партии и бормотать вещи, в которые сами не верят. А если появляется партия, где можно говорить, что думаешь, которая выступает за нормальную альтернативную повестку, такие люди могут к ней прийти. Да, они не пойдут на баррикады, для них это слишком радикальный сценарий. Но новая партия может дать эти людям социальный лифт и возможность проявить себя в политике.

— А людей из «Открытой России» вы готовы к себе позвать? Нынешний председатель ОР Александр Соловьев был вашим помощником в Думе.

— Александр Соловьев всегда мне помогал, я всегда готов с ним работать.

— Не боитесь, что, если в партию придут какие-то люди, работавшие с Михаилом Ходорковским, власть расценит это однозначно — и последует жесткая реакция?

— Я буду делать то, что считаю правильным и нужны.м Я вот пишу, что «Путин — это война», потому что я так считаю. Соловьева я считаю очень честным человеком умеренных взглядов, который прошел хорошую школу. Он юрист по призванию, он отвечал у меня в Думе за всю повестку, связанную с законотворчеством, он прошел и школу публичной политики. Такие люди нам нужны.

— С кем-то из региональных штабов Навального готовы вести переговоры?

— Мы считаем, что все «яблочники», члены ПАРНАС, сторонники «Открытой России», люди Навального — это все наши союзники. Мы формируем инфраструктуру, чтобы у них была возможность себя проявить, если они готовы участвовать — будем только рады. Та же Ксения всегда поддерживает объединительные процессы, она точно не хочет строить вождистскую партию. Это не будет партия Собчак или партия Гудкова, это будет организация, которая объединяет людей вокруг программ, идей, задач. Мне кажется, надо все эти эмоции и обиды оставить в прошлом. Политики, на мой взгляд, не должны сжигать мосты.

— Одна из претензий, которую высказывают к будущей партии, — это то, что формируется «Партия принцев». Ксения — дочь своего отца и сенатора Людмилы Нарусовой. Ваш отец тоже был не один созыв в Госдуме. Вы говорите о социальных лифтах, но сами, простите, — «детки». Как вы ответите на такую претензию?

— Все просто. На самом деле, если посмотреть историю разных стран, то часто такие люди шли бороться за перемены. Это было и в нашей стране.

— Вопрос в том, какие позиции смогут рядом с вами и Ксенией занять люди из ниоткуда.

— Мне кажется, я в Москве доказал уже, что мы как раз хотим людям давать возможности реализоваться. Мы помогли новичкам стать депутатами, вот они — социальные лифты. То же самое будет сейчас Санкт-Петербурге.

— Вы считаете, Собчак сможет с такими людьми общаться на равных?

— Я недавно встречался с несколькими десятками наших муниципальных депутатов, они очень хотят с ней встретиться. Я видел, как Ксения общается с людьми в ходе своей кампании. Избирательная кампания выжигает в человеке все наносное и лишнее. Я помню, как это происходило с Михаилом Прохоровым. Бытие определяет сознание. Ксения тоже вела кампанию, ездила по регионам, встречалась с людьми, она не ставит себя выше них.

— Давайте еще про идеологию новой партии. Вы за наш разговор неоднократно произнесли словосочетание «новое поколение». Часто говорите «мое поколение». А какое оно — ваше новое поколение?

— Поколение свободных людей в свободной стране, которые хотя говорить, что думают, свободно перемещаться по миру, не хотят воевать, а хотят нормально работать, развиваться, чувствовать себя на равных с гражданами любой европейской страны. Мы ничем не хуже. Нам надо просто развивать экономику. Конкуренция в мире — это не спор о том, у кого больше боеголовок, а конкуренция людей, знаний, технологий. Я считаю, что наше поколение вполне конкурентоспособно. Мы получили хорошее образование, мы востребованы. Наши IT-специалисты занимают лидирующие позиции во всех международных компаниях. Просто у нас в стране нет социальных лифтов, нет нормальных равных возможностей. Мы должны создать такие условия, чтобы люди никуда не уезжали и оставались в стране. 

— Но почему  «партия нового поколения»?

— Новое поколение — это, к примеру, новый современный политический язык. Это не принципиально новые ценности — их базовый набор остается прежним: сменяемость власти, независимая судебная система, нормальная правоохранительная система, свобода слова, свобода совести и так далее. Но мы хотим быть людьми первого и единственного в стране сорта. Поколение условного, коллективного Путина — не все, но те люди, которые сейчас у власти, — привыкло, что люди делятся на «первый» и «второй» сорта. Они считают, что интересы государства выше интересов граждан. Мы так не считаем. Сейчас у нас нет перспектив, наше поколение не востребовано. Если ты живешь в Москве или Санкт-Петербурге, ты еще можешь найти достойную работу, но даже в Подмосковье с работой уже проблемы, особенно для молодых. Наша задача — пробить эти социальные лифты, разбить этот стеклянный потолок. 


Anton Belitsky / Global Look Press

— Я сама отношусь к этому поколению. Но ведь наше с вами поколение — это не только вы, Собчак, многие наши с вами общие знакомые. Но, например, депутат Госдумы от «Единой России» Владимир Бурматов. Он 1981 года рождения, он тоже из нашего поколения. Вся эта «Молодая гвардия Единой России» — тоже наше поколение…

— А еще наше поколение — это Наталья Поклонская. Я понимаю, о чем вы. Но нам надо объединить тех, кто хочет перемен и разделяет наши взгляды. Таких людей в стране много, и это не только наши ровесники. Поколение — это на самом деле не про возраст, а про мировоззрение. Например, я считаю того же писателя Владимира Войновича новым поколением, экономиста Евгения Ясина. Это люди, которые старше нас, но им с нами по пути. Или тот же основатель «Гражданской инициативы» Андрей Нечаев…

— Ваша партия она все-таки «вместо Путина» или «после Путина»? Вы будете бороться за то, чтобы Путин ушел, или уже готовитесь к тому, что он уйдет, и надо готовиться к будущему, которое тогда настанет?

— Не вижу тут противоречия.

— Вопрос не противоречий, а приоритетов.

— Мне кажется, одно не мешает другому. Это все, как вы сказали, — приоритеты. Мы должны думать и о том, как ускорить транзит от авторитаризма к демократии, и подготовиться ко времени, когда не будет Путина. Или после него придут Поклонская, Милонов, какие-то губернаторы-охранники, которые вроде бы новое поколение, но ментально застряли в прошлом, или мы поборемся за новую повестку. 

«Радио Свобода» уволило режиссера и журналистку, ставших доверенными лицами Собчак

Не хочется сводить всю деятельность к «борьбе с Путиным», потому что только на ней нельзя зацикливаться. Надо показать, что может быть вместо него, после него, создавать привлекательную «дорожную карту». Причем не только для политических активистов и не только про политику. Это должна быть программа, выгодная многим людям. Я даже во власти знаю много умных людей, которые офигевают от того, что происходит, но говорят, что не видят альтернативы. Не в баррикадах же она. Что им предложить, помимо общечеловеческих ценностей свободы и справедливости? 

— Действительно, что?

— Давайте обсуждать вызовы, с которыми столкнется уже наше поколение. Очевидно, что через 20 лет у 70% населения не будет работы в связи с развитием новых технологий. Идет «уберизация» всех сфер жизни, и западные think tank уже всерьез обсуждают, что и не надо бороться с безработицей. Что в будущем будут работать 30-40% населения, но  они будут добывать ресурсы, которыми будут делиться со всеми. Развитие технологий переносит нас в иную реальность. С идеей гарантированного базового дохода для каждого человека, например. Если он хочет не базовый доход, а несколько больше — пусть думает, как двигаться дальше, но голодная смерть ему уже не грозит в любом.  В России это все, возможно, настанет нескоро. Но это — вызов нашего поколения, какой бы фантастикой все это ни выглядело сейчас.

— Журналисты в этом будущем останутся, или нас тоже «уберизируют»?

— Я думаю, новостников не будет, их заменят некие алгоритмы, которые научатся информировать о событиях, собирая информацию в автоматическом режиме. Колонки, мнения останутся, а новостные отделы могут стать ненужными. Надо понимать, куда мы движемся, и думать о выстраивании новой модели. Это ведь затронет и систему образования. Часть специальностей станет не нужна. Сейчас в Калифорнии уже неважно, какой у тебя диплом. Может даже не быть диплома, но есть практика и квалификация. И это все интересно обсуждать вне зависимости, ты за Путина или против него.

— Если вам с Собчак завтра предложат возглавить Министерство будущего с одним портфелем на двоих — пойдете туда?

— Это невозможно в этой системе, потому что страна воюет, а власть не меняется. В «похоронную команду» мы не пойдем. Надо эту команду менять. Мне кажется, надо показать стране вменяемую альтернативу.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с znak.com

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • znak.com
          • домен znak.com

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции