html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Главы | Новые альянсы

Глава из книги «Карта роста» экономиста, автора аббревиатуры БРИК Джима О’Нила

Совместно с издательством «Манн, Иванов и Фербер» ПостНаука публикует главу из книги «Карта роста» экономиста, известного по введенной им аббревиатуре БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай -четырех быстро развивающихся стран, которые стали символом изменений в глобальной экономической политике). В этой книге — все о том, как за последние десять лет развивались страны БРИК, как повлиял на них кризис, и какие перспективы их развития видят О’Нил и его команда.

Развитие экономик стран БРИК и других быстрорастущих развивающихся стран изменит отношения между этими странами и остальным миром. Региональные экономические и политические связи подвергнутся глубоким и долгосрочным изменениям. Время от времени эти сдвиги будут проверять на прочность исторические связи между нациями, но, если подход политиков к потенциальным выгодам от установления новых торговых и иных отношений будет открытым и позитивным, это откроет возможности для образования новых и сильных альянсов. Возьмем, к примеру, огромный рост экспорта в страны БРИК. Бразильский экспорт сырья в Китай вырос настолько, что последний стал крупнейшим экспортным рынком для Бразилии. С другой стороны, растет объем прямых китайских инвестиций в Бразилию. Оба процесса ведут к новой эре отношений между двумя странами. Расширение инвестиций Китая в Африку также можно считать многообещающим явлением, открывающим новые перспективы развития внешних связей для многих африканских стран.

Азиатская ось

Значение Азии для будущего мировой экономики очень велико, поэтому вполне логично начать наш обзор с этого региона. В течение 20 лет Китай может стать самой большой экономикой в мире, а Индия — занять третье место. Более двух третей населения мира проживает в Азии. Китай и Индия — единственные страны в мире с числом жителей более миллиарда, а их общее население приближается к 40% от мирового. Индонезия с 240 миллионами жителей выступает четвертой по численности населения страной в мире. Япония, Бангладеш, Вьетнам, Пакистан и Филиппины входят в число двадцати самых населенных стран. В общей сложности шесть стран из группы N-11 расположены в Азии, не говоря уже об Индии и Китае. Рассмотренные в совокупности, перспективы континента просто невероятны.

Бóльшую часть времени после окончания Второй мировой войны и до 2010 года Япония занимала место второй по величине экономики в мире. Китай уже обогнал Японию, и в течение 20 лет это сможет сделать Индия. Относительные и абсолютные экономические изменения, происходящие в Китае, Индии и Японии, могут повлечь за собой полную трансформацию их взаимоотношений, которые осложняются их непростой историей. Это потребует компромисса и гибкости, и азиатским лидерам придется быть очень терпимыми и открытыми. Изменения в относительном благосостоянии едва ли будут столь же существенными, но тем не менее они тоже внесут вклад в необходимость перестройки отношений между этими странами.

С учетом всего этого возникает вопрос: возможна ли в Азии выработка здоровых и мирных экономических, монетарных и социальных отношений? Как новые гиганты, Китай и Индия, будут относиться друг к другу? Какую роль в регионе станет играть попрежнему процветающая, но экономически значительно меньшая Япония? Аналогичные вопросы ждут Южную Корею и другие густонаселенные страны с большим потенциалом — Бангладеш, Индонезию, Филиппины, Пакистан и Вьетнам, а также меньшие, но процветающие экономики вроде Сингапура. Что произойдет с Тайванем? Станет ли он частью Китая, как Гонконг? Основной закон Гонконга защищает гонконгский доллар только до того момента, когда счет операций с капиталом в торговом балансе Китая станет открытым. Если это произойдет, прекратит ли гонконгский доллар свое существование? А как насчет Северной и Южной Кореи? Будет ли содействовать или препятствовать их объединению развитие стран БРИК и изменение мирового ландшафта?

За этими широко обсуждаемыми вопросами стоят еще более серьезные проблемы. И без того напряженные отношения между Индией и Пакистаном подвергнутся еще большим испытаниям по мере того, как экономика Индии будет становиться третьей по величине в мире. Еще одной проблемой станут отношения между Китаем и Японией: смогут ли они забыть прошлые обиды и перейти к разумным и согласованным отношениям, по мере того как Китай будет становиться все больше, хотя и не богаче, Японии? Еще
более непростым вопросом могут стать отношения между Китаем и Индией.

С этими серьезными проблемами, требующими выработки адекватных решений, предстоит столкнуться азиатским лидерам.

Япония и страны БРИК

Для Японии подъем Китая таит в себе как огромные возможности, так и угрозы. По моему мнению, для Японии, с ее стареющим населением, «дружба» с Китаем является путем в лучшее экономическое будущее. То же самое верно в отношении Индии, Индонезии и других крупных рынков стран N-11. Но для этого Японии потребуется пройти через весьма существенные культурные сдвиги.

Япония, со своими технологическими достижениями и высоким уровнем развития, многое может предложить растущим азиатским экономикам. Две области очевидны: производство современной потребительской техники, от автомобилей до бытовых электроприборов, а также энергетическая эффективность. Однако кажется, что в последние годы, по мере того как китайские потребители становятся богаче, Германия более активно проникает во многие секторы китайского потребительского рынка. Одним из наиболее интересных примеров этого являются растущие продажи в Китае немецких автомобилей высокого класса. Учитывая глобальное лидерство Toyota в автомобильной промышленности, сотрудничество с Китаем должно открывать для японской корпорации большие возможности. Но по сравнению с BMW и Mercedes японский автомобильный лидер реализует их не в полной мере. Немецкие марки более популярны в Китае, чем японские, что может объясняться непростой историей отношений между двумя азиатскими странами. Япония должна будет преодолеть это препятствие. Подобную проблему Германия успешно решила за счет создания ЕВС, поэтому некоторые выступают с идеей создания валютного союза для стран Азии. Готовность Японии к такому мощному сдвигу в культурных и политических отношениях с Китаем — необходимый шаг для получения Японией огромных потенциальных выгод.

Когда я бываю в Токио, меня часто поражает, насколько изолированной кажется Япония перед лицом динамичных изменений, происходящих в Азии. Пару лет назад на встрече со стратегами одной ведущей японской потребительской компании я ожидал, чтобы они будут наперебой задавать мне вопросы об Индии и Китае, но вместо этого мне самому пришлось поднять эту тему. Я был весьма удивлен, что они не придавали особого значения колоссальным рыночным возможностям, возникающим прямо у них под носом. Казалось, они не особенно стремятся к завоеванию рынка величиной 2,5 миллиарда человек. Подобное происходило во время моих
встреч с представителями и других японских компаний.

Еще одна проблема Японии — использование английского в качестве языка общения. Как можно ожидать получения Японией потенциальных выгод от взаимодействия с Китаем, Индией и другими странами, если они не используют общий язык? На большинстве моих встреч в Японии обычно присутствует переводчик. Такая же ситуация была в Германии, когда я начинал свою карьеру в финансовой индустрии 30 лет назад. Сегодня все изменилось.

Если я выступаю во Франкфурте, я говорю на английском языке, аудитория слушает, понимает и в конце задает много вопросов — на английском. В Токио обычно обеспечивается синхронный перевод и вопросы, как правило, звучат на японском. Последние пару лет японские официальные лица начали реализацию стратегии по повышению привлекательности Японии как туристического направления. Я немного путешествовал по Японии, и это красивая и удивительная страна, но человеку, не говорящему по-японски, сложно в ней ориентироваться за пределами Токио и сети железных дорог. Активное использование английского языка может способствовать успехам Японии во многих областях. Подобным образом бóльшая открытость могла бы помочь Японии в решении самой большой проблемы, стоящей перед страной: сокращения трудовых ресурсов. То, что Японии необходимо больше всего, так это крупномасштабная иммиграционная стратегия. Вместо этого всякий раз, когда я поднимаю эту тему во время моих визитов, мне обычно читают лекции о том, что именно иностранные рабочие-иммигранты ответственны за преступления, совершающиеся в японских городах (надо заметить, их число относительно невелико). Япония должна изменить свою позицию, если она собирается извлечь выгоду из роста стран БРИК и N-11.

Китай и его региональные амбиции

В дополнение к Японии Китаю необходимо устанавливать более крепкие связи с другими странами БРИК, в особенности с Индией. История отношений этих двух стран достаточно неоднозначна. Но по мере того, как обе они будут набирать экономический вес, им придется перейти к конструктивному диалогу. Три области кажутся особенно важными. Во-первых, возможности двусторонней торговли между Китаем и Индией просто огромны. В последние годы объем торговли существенно вырос, но это только начало. Если Китай и Индия в течение ближайших 20 лет станут первой и третьей крупнейшими экономиками в мире, то и объем торговли между ними станет самым крупным в мире или приблизится к этому. Можно даже предположить, что если двусторонняя китайско-индийская торговля не увеличится, причем значительно, то они не преуспеют в реализации своего экономического потенциала.

Во-вторых, Китай и Индия станут прямыми конкурентами в потреблении мировых ресурсов, поэтому их участие в решении проблем ресурсного истощения и климатических изменений имеет огромное значение. Конечно, обе страны всегда будут ставить собственные экономические интересы на первое место, но им придется выработать взаимоприемлемую позицию для того, чтобы достичь эффективного глобального согласия по экологическим вопросам. Вероятно, это будет ситуация, при которой разумный эгоизм обеих стран приведет к осознанию того, что рано или поздно они столкнутся с нехваткой ресурсов. Со смелыми и свободно
мыслящими лидерами Китай и Индия смогут выработать общую позицию на определенном этапе в будущем.

В-третьих, необходимость консенсуса между Индией и Китаем, скорее всего, выйдет за рамки изменений климата. Один из таких вопросов — будущее политической системы Пакистана и ее стабильность.

Руководство, структура и роль глобальных институтов, таких как МВФ, Всемирный банк и, возможно, даже ООН, — все это области, в которых Китаю и Индии придется найти точки соприкосновения. Так, Китай и Индия не обсуждали между собой кандидатуру нового главы МВФ после того, как Доминик Стросс-Кан покинул этот пост в мае 2011 года, — и такое положение дел необходимо менять. Сегодня США и Европа считают естественным согласование общих позиций по международным вопросам, представляющим взаимный интерес, и они поступают так в течение уже многих лет. Китай и Индия должны начать делать то же самое.

Неизменная позиция Китая по Тайваню и Северной Корее, а также китайский стиль принятия решений, вероятно, окажут значительное влияние на отношения Китая с остальной частью Азии и с США. Как и в двусторонних отношениях с Японией, китайскому руководству придется развивать новые формы взаимодействия с окружающим миром. Сделать это будет нелегко, но, если Китай намерен реализовать свой потенциал, ему придется адаптироваться.

Азиатские валютные отношения

Некоторые исследователи полагают, что на этом сложном фоне в Азии должна быть (и что в скором времени будет) создана единая валюта, подобно тому как был создан евро в современной Европе. Многие в Азии давно мечтают о единой азиатской валюте и даже придумали для нее название — АКЮ, азиатская валютная единица (Asian Currency Unit, ACU). Рождение евро и создание ЕВС рассматриваются в качестве идеальной модели. Лежащая в основе аналогия — более тесное экономическое и политическое сотрудничество, порожденное желанием не повторять ошибок истории, — очевидна. Но различия между размерами и структурой крупных азиатских экономик добавляют ряд сложностей к проблеме создания единой валюты.

Погоня за валютным союзом в Азии может стать крайне рискованным занятием. Как показывает нынешний кризис в Европе, успех евро далеко не бесспорен. Хотя мало кто сомневается в том, что евро функционирует как денежная единица, однако есть сомнения по поводу того, удастся ли сохранить стабильность и, что более важно, поможет ли существование единой валюты в достижении экономического процветания.

В настоящее время ЕВС находится под серьезной угрозой. Хотя наиболее неотлагательная задача заключается в урегулировании проблем государственного долга Греции и ряда других небольших стран, по моему мнению, текущий кризис является, по сути, испытанием структуры, системы управления и лидерства Европы. Мы не полностью уверены в том, останутся ли вне нынешние страныучастницы в еврозоне и имеет ли единая валюта долгосрочное будущее. Решение этих проблем потребует от европейских лидеров принятия очень смелых решений.

Тот, кто размышляет об азиатском валютном будущем, должен внимательно изучить европейский опыт. Тем не менее между Азией и Европой существуют большие различия, особенно с точки зрения экономических структур. В частности, наиболее важными являются следующие три момента.

Во-первых, ключевые страны, вошедшие в ЕВС в 1999 году, — Франция, Германия и страны Бенилюкса — имели сопоставимые уровни ВВП на душу населения. В период создания ЕВС эти страны были, пожалуй, оптимальными с точки зрения возможности создания единой валютной зоны. Эта оптимальность была поставлена под сомнение, как только стало ясно, что в ЕВС войдут Испания, Португалия, Греция и в некоторой степени Ирландия, Италия и Финляндия. Введение единой валюты в Китае, Индии и Японии больше напоминает единую валютную зону между такими разнородными странами, как Германия, Польша и Турция. ВВП на душу населения в Японии составляет $36 тыс., в Китае — $6 тыс., в Индии — $1,5 тыс. Хотя благосостояние Китая и Индии будет резко расти, сложно представить, что в обозримом будущем они станут
столь же богаты, как Япония. Индийцы также вряд ли станут такими же состоятельными, как китайские граждане.

Во-вторых, торговые отношения крупных азиатских стран несравнимы с ЕВС. Большинство стран — членов ЕВС еще в 1999 году были значительно более открытыми и уже тогда выступали крупнейшими торговыми партнерами друг друга. Основной целью ЕВС было создание общей торговой зоны и сокращение валютных рисков. В Азии иная ситуация: например, Индия значительно меньше открыта для торговли, чем Китай.

Создание единой азиатской валюты на основе доминирования Китая и Индии может в один прекрасный день стать возможным, но гарантий этого нет. Хотя Китай обошел Японию в качестве торгового партнера многих азиатских стран, Япония по-прежнему играет гораздо более важную роль, чем Индия. Введение единой валюты, основанной на нестабильных торговых отношениях, может быть опасным. Без развития торговых отношений, в особенности друг с другом, успех введения общей валюты, по крайней мере экономический, не очевиден.

Третий фактор связан с целями и мотивами. Франция и Германия приняли концепцию валютного союза с общим и сильным желанием ввести в действие институциональные рамки, которые в дальнейшем помогли бы избежать повторения исторических конфликтов, в частности таких, как две мировые войны ХХ века. В Азии, и особенно в отношениях между Китаем и Японией, по-видимому, есть похожее желание предотвратить повторение военных конфликтов прошлого, но есть ли у них общее видение того, что потребуется от Китая для осуществления валютной реформы? Может ли такая недемократическая страна, как Китай, серьезно
рассматривать возможность валютного союза с другими государствами? Китай должен будет сначала преобразовать свою политическую систему и систему управления, прежде чем такая возможность станет реальной.

Учитывая сложную экономическую структуру Азии, чтобы справиться с продолжающимся подъемом Китая и Индии, необходимы более гибкие обменные курсы в сочетании с укреплением макроэкономической политики. Гибкая валютная политика во многих странах Азии, а также эффективные подходы к таргетированию инфляции обеспечат бóльшую стабильность. Если Китай и Индия установят официальные инфляционные цели, это увеличит их шансы на устойчивый рост. Корея, например, уже практикует таргетирование инфляции; похоже, что и Банк Японии выберет более жесткие инфляционные ориентиры в обозримом будущем. Вместе с таргетированием инфляции эти четыре страны должны пустить свои обменные курсы в свободное плавание по отношению друг к другу и по отношению к доллару и евро. Эпизодическое вмешательство центральных банков для сглаживания чрезмерных колебаний валютных курсов — вполне разумная политика, но попытки жесткого их регулирования приносят больше вреда, чем пользы.

Если через несколько десятилетий крупные развивающиеся страны реализуют свой потенциал, то активное движение по направлению к общей валюте станет более разумным. Но до тех пор, пока сохраняется воздействие на их экономики столь разнонаправленных факторов, это будет оставаться слишком амбициозной задачей.

***
Конечно, возможность создания и структура любой будущей азиатской валютной системы в решающей степени зависит от того, что будет происходить с юанем. Если Китай достигнет своего экономического потенциала в ближайшие 20–30 лет и допустит полную конвертируемость валюты, без ограничений использования юаня как внутри страны, так и в международных транзакциях, то вполне вероятно, что китайская валюта окажется в центре не только азиатских, но и глобальных валютных отношений. Китайские политики очень осторожны, когда речь идет о конкретных сроках, но кажется, что часть из них поддерживает движение в сторону полной конвертируемости. В самом деле, без свободного доступа к юаню для осуществления торговли и перемещения капиталов
между Китаем и остальным миром Китай может не достичь некоторых заявленных целей, в частности сделать Шанхай ведущим финансовым центром мира. Хотя многие международные компании проявляют интерес к листингу на фондовом рынке Шанхая, они не станут действовать решительно, если не будут уверены в том, что смогут осуществлять транзакции по правилам, действующим на торговых площадках Запада.

В течение 2010-го и в начале 2011 года было принято несколько инициатив, поддерживающих использование юаня в инвестиционных целях в Гонконге. Объем номинированных в китайской валюте депозитов существенно вырос за этот период, что свидетельствует о большом потенциале юаня. Можно не сомневаться, что этот рост продолжится.

Для других азиатских стран, особенно имеющих большой объем внешней торговли, логично было бы проводить активную валютную политику с привязкой курса к корзине валют трех стран — Китая, Японии и Индии (в сочетании с некоторой ориентацией на доллар и евро). Это применимо в отношении Индонезии, Малайзии, Филиппин, Таиланда, Вьетнама и других стран Азии.

БРИК и США

Хотя наиболее захватывающие страницы истории БРИК связаны с Азией, отношения стран БРИК и США выглядят почти столь же сложными и интересными. Как единственная супердержава в мире совладает с перспективой уступки этого титула, причем не кому-то, а «коммунистическому» Китаю? Как США будут строить свои отношения с азиатскими странами? Останется ли Япония, несмотря на относительную потерю своего экономического превосходства, основным геополитическим партнером США на Востоке, как это было на протяжении многих лет? Или США «кинет» Японию? Должны ли американцы поддерживать развитие России без серьезных изменений в методах, используемых Кремлем для контроля над бизнесом и над жизнью в России в целом? А как насчет Латинской Америки, где Бразилия и Мексика могут обрести более громкие голоса на мировой арене? И наконец, то, что, возможно, послужит ключом к ответу на все эти вопросы: как американская экономика ответит на коллективный вызов стран БРИК?

Несмотря на угрозу единоличному мировому лидерству США, многие признаки указывают на то, что американские политики превосходно справляются с появлением БРИК, позволяя экономическим силам работать на благо своих глобально ориентированных компаний и тем самым поддерживая среду, в которой страны БРИК будут развиваться дальше. Кроме того, американские политики зачастую находятся в числе тех, кто желает подключить страны БРИК к международному диалогу. Возрождение G20 президентом Бушем в конце 2008 года стало важным шагом по продвижению стран БРИК в центр глобальной политики. В то же время США стремятся развивать более тесный двусторонний диалог, особенно с Китаем и Индией.

Такой непредвзятый подход со стороны лидеров США представляется весьма разумным в ситуации, когда меняется структура американских торговых отношений. Масштабы изменений американской торговли можно проследить с помощью нескольких показателей. Например, Федеральная резервная система использует специальный индекс для измерения стоимости доллара по отношению к валютам торговых партнеров США (торгово-взвешенный индекс доллара). Он рассчитывается на основе данных прямой двусторонней торговли и торговли на остальных рынках. Китайская валюта в настоящее время обладает не меньшим весом, чем японская иена. Общий вес юаня и мексиканского песо выше, чем евро,
а суммарный вес валют стран G7 — чуть более 50%.

В течение следующих пяти лет самой важной целью американской экономической политики станет удвоение экспорта и снижение огромного внешнего долга. Если США хотят добиться успехов в борьбе с дефицитом платежного баланса, выстраивание торговых отношений со странами БРИК — жизненно необходимый процесс. Особенно важны отношения с Китаем. США и Китай — две крупнейшие экономики в мире, которые, скорее всего, останутся таковыми в течение ближайших 20–30 лет. Объем торговли между ними, вероятно, значительно возрастет. Их позиции по глобальным экономическим вопросам будут иметь ключевое значение для благополучия мира, равно как и позиции по вопросам политики и международной безопасности. Поэтому жителям США так необходима объективная информация о Китае. Двум странам придется искать пути успешного сотрудничества, несмотря на то что США — это крупнейшая демократия, а Китай — крупнейшая недемократическая экономика мира и многие американцы были воспитаны с мыслью, что демократия — единственная модель общественного устройства, которая может обеспечить успех.

Китай ставит этот тезис под сомнение. Американская экономика переживает не лучшие времена, и в этом легко обвинить других, особенно Китай. Подобные обвинения становятся модными среди американских политиков. Предложения о принятии мер, ограничивающих китайский экспорт, часто обсуждаются в различных комитетах Конгресса США. Эти идеи, скорее всего, ошибочны. Многие американские транснациональные корпорации всячески способствовали привлечению китайского экспорта в США. Это принесло пользу американским потребителям в виде более дешевых продуктов и повышения уровня жизни. Яркий пример этого — успех торговой сети Walmart.

Но ситуация меняется. По мере того как Китай развивается и становится богаче, он перестанет быть источником дешевого импорта. На самом деле он все в большей степени становится получателем экспорта из других стран. В 2010 году объем импорта в Китай вырос до $1,4 трлн, увеличившись на $400 млрд всего за 12 месяцев. Если этот темп сохранится, то к 2015 году китайский импорт в долларовом выражении будет больше американского. Это огромные возможности для американских экспортеров. Члены Конгресса США должны противостоять соблазну обвинить Китай в потере американских рабочих мест, чтобы привлечь голоса избирателей. Лучше обратить внимание на возможности, которые
открывает перед Америкой рост Китая.

Как американским политикам следует мыслить более широко в поисках новых возможностей международной торговли, так и странам БРИК также следует признать необходимость более свободной экономической политики, особенно в отношении валютных курсов. Как я уже отмечал, приглашение президентом Бушем стран БРИК в G20 для совместного поиска решений сложных экономических проблем было очень важным шагом. Следующей целью для США должно стать увеличение торговли со странами
БРИК, а также достижение большей гибкости курсов азиатских валют и валют стран БРИК (в частности, юаня). Активная позиция США по этим вопросам имеет большое значение для дальнейшего получения выгод от глобализации, причем не только для самих США, но и для всех нас.

Некоторые американцы могут опасаться конкурентной угрозы со стороны Китая и стран БРИК. Для них я хотел бы еще раз подчеркнуть разницу между богатством и размером. Крайне маловероятно, что в обозримом будущем страны БРИК смогут приблизиться по благосостоянию к США, даже если размер экономик некоторых из них превысит американскую. ВВП Китая к 2050 году достигнет $80 трлн, а ВВП США — $36 трлн. Американская экономика увеличится в три раза, а ВВП на душу населения удвоится. Жители Америки будут в среднем зарабатывать около $94 тыс., что сделает их почти в два раза богаче китайцев и в четыре — жителей Индии. В 2006 году в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) изучили различные меры «успеха» и пришли к выводу, что высокий уровень благополучия коррелирует с высоким уровнем ВВП на душу населения. Если Китай, Индия и другие страны БРИК станут крупнейшими экономиками, то в большей степени это будет обеспечено за счет численности работоспособного населения, а не за счет увеличения ВВП на душу населения.

С другой стороны, США продолжают процветать, несмотря на снижение уровня производства в течение многих лет. Нет оснований полагать, что эта тенденция не будет иметь продолжения. На самом деле вполне возможно, что США удастся повернуть вспять спад промышленного производства. Если они достигнут успехов в удвоении экспорта в течение следующих 5 лет, производство получит от этого неизмеримо бóльшую выгоду. В мае 2011 года специалисты из Boston Consulting Group (BCG) опубликовали очень интересный доклад, показывающий, что в ближайшие пять лет США могут полностью восстановить утраченную конкурентоспособность производства по отношению к Китаю. Когда я обсуждаю перспективы роста промышленного производства и экспорта США со многими профессионалами финансового рынка, они находят такого рода идеи абсолютно нереальными. Я думаю, что их скептицизм не оправдан. С конкурентоспособностью, обеспечиваемой снижением доллара и ростом спроса в стрнах БРИК, США имеют все шансы восстановить свои внутренние производственные мощности.

США, Бразилия и Латинская Америка

Иногда кажется, что из-за вопросов безопасности и террористических угроз, исходящих с Ближнего Востока, а также вследствие захватывающих перспектив, открывающихся в Азии, США больше не заинтересованы в Латинской Америке, как это было раньше, или теряют свое былое влияние в регионе. Неоднократные экономические кризисы в Латинской Америке на фоне экономического бума, наблюдаемого в Азии с конца 1990-х годов, только усилили это впечатление.

Интересно посмотреть, как изменится эта ситуация по мере роста экономики Бразилии. Бразилия, в торговом смысле ставшая ближе к Китаю, видит себя в самом центре политического клуба БРИК и все менее нуждается в Вашингтоне. Кроме того, растет влияние Бразилии в Латинской Америке. Былые бразильские планы, такие как МЕРКОСУР, общий рынок стран Южной Америки, могут снова получить статус главных приоритетов. Американским политикам, стремящимся к здоровым и активным торговым отношениям с Латинской Америкой в целом, понадобится более тесное взаимодействие с Бразилией.Двусторонняя встреча между президентом Обамой и президентом Дилмой Руссеф в марте 2011 года стала свидетельством понимания США, что Бразилия становится на новый путь — путь к процветанию, и это хорошо для Америки.

То, что происходит в Китае, может сыграть чрезвычайно важную роль в судьбе Мексики. По мере роста стран БРИК все чаще отмечается, какие слабые результаты показывает Мексика по сравнению с Бразилией. Разумное объяснение этому состоит в том, что формирование Китая как главного производственного центра с низкими издержками снизило привлекательность Мексики для американских компаний. Но поскольку Китай становится богаче, уровень заработной платы в стране, как и уровень жизни, повышается, можно предположить, что у Мексики появится шанс выйти из этой ситуации победителем.

США и Россия

Отношения с Россией важны для США по трем причинам: нефть, политика и Европа.

Во-первых, что касается нефти. Учитывая постоянную потребность мира в энергии и неутихающие конфликты на Ближнем Востоке, Россия имеет большое значение для США как ключевой игрок на энергетическом рынке. В частности, важны российские стратегические планы по добыче нефти и то, каким образом это отразится на мировых ценах. Со времен падения Берлинской стены в 1989 году Вашингтон пытается воспринимать Россию в позитивном свете, несмотря на неустойчивость их отношений. Сейчас,
когда российская нефть и природный газ способны оказывать влияние на динамику мирового рынка, по крайней мере теоретически, заинтересованность США в тесном взаимодействии с Россией совершенно естественна.

Второй важный вопрос в отношениях двух стран, в какой-то мере связанный с нефтяным, — это политика России, а также различия в общественном устройстве обеих стран. Со времен холодной войны российская политическая идеология была предметом заботы американских лидеров независимо от того, демократы или республиканцы находились у власти. Многие американские политики, выросшие в то время, помнят эпоху Советского Союза. Они с настороженностью относятся к любым проявлениям возврата к тем временам в стиле российского государственного управления или, что еще более важно, в отношениях России с остальным миром. По мере укрепления экономики России и улучшения благосостояния российских граждан роль США в поддержке этой тенденции будет все более значительной, особенно в плане содействия большей политической открытости России. Сложность этого взаимодействия неизбежно увеличится с ростом экономических успехов России. Возможно, от США потребуется более гибкий подход к некоторым
из возникающих разногласий. Часто кажется, что Россия и устремления россиян воспринимаются американцами в «черно-белом» цвете. По мнению американцев, россияне должны хотеть сделать свое общество похожим на американское. Но, на мой взгляд, россияне хотят благосостояния и сильной власти, и демократия американского типа отнюдь не на первом месте в списке их устремлений. Понимание менталитета российского народа останется важной задачей для США.

Это подводит меня к третьему фактору, который я буду рассматривать более подробно в контексте вызовов, с которыми сталкивается Европа в отношениях со странами БРИК. Если Россия догонит Германию по абсолютному размеру и по уровню ВВП на душу населения, весьма вероятно, что США потребуется пересмотреть многие аспекты отношений со своими послевоенными европейскими союзниками. Если Россия в полной мере реализует свой потенциал, то вполне возможно, что придется изменить всю структуру ЕС. Действительно, Россия может в один прекрасный день стать кандидатом в члены ЕС. И весьма вероятно, что США захотят принимать более активное участие в таком развитии событий.

Европа и БРИК

Среди европейцев распространено мнение, что Европа может только проиграть от успехов стран БРИК. Это странное убеждение входит в число наиболее сложных препятствий на пути континента к экономическому прогрессу. Во многих отношениях оно отражает более общую обеспокоенность европейцев тем, что Европа уже не оказывает влияния на остальной мир и только подвергается его воздействию. Объяснить жителям Европы, что развитие стран БРИК положительно отразится на их жизни, — актуальная задача для политических лидеров и европейских интеллектуалов. Проблема усугубляется тем, что три из четырех стран БРИК далеки от Европы. Большие расстояния порождают непонимание. Особенно настороженно европейцы относятся к взлету Китая, самой важной для них страны БРИК. Россия географически ближе, по крайней мере ее главные города — Москва и Санкт-Петербург, но сам этот факт порождает свои проблемы и возможности.

Кроме того, отношение к БРИК неодинаково в разных странах Европы, поэтому европейцам в целом сложнее оценивать потенциал БРИК не как угрозу, а новые возможности для всех них. Для европейских стран с менее развитой экономикой Китай уже давно является конкурентом в различных отраслях промышленности. С другой стороны, в более крупных и развитых экономиках, где услуги занимают более значительную долю в ВВП, Индия в большей степени, чем Китай, рассматривается в качестве источника конкуренции. Так или иначе, европейские лидеры должны стараться убедить население своих стран в том, что развитие стран БРИК позитивно скажется на европейском континенте. Хотя многие страны, производящие товары с низкой добавленной стоимостью, думают, что они проигрывают Китаю в части производства, пример Германии показывает, насколько неоправданна такая оценка ситуации. Немецкое промышленное производство процветает. В основе этого лежит экспорт.

Лучшие немецкие автопроизводители отмечают огромный рост своего бизнеса в странах БРИК, как и некоторые компании, ориентированные на обслуживание тяжелой промышленности, в том числе химической. Если вы, будучи в Мюнхене, посетите расположенные там знаменитые немецкие компании, то у вас может сложиться впечатление, что происходящее в Китае намного важнее для них, чем происходящее в других странах Европы или даже в самой Германии. Конечно, изменения в структуре торговли приводят к некоторым немаловажным осложнениям, в том числе касающимся значимости европейского экономического и валютного союза для немецких компаний.

Европейские потребители должны приветствовать конкуренцию со стороны стран БРИК. Это будет означать более дешевые товары, что приведет к более эффективному распределению бюджетов домохозяйств, а значит, к росту потребления. Европейцы должны быть рады возможности «выторговать» более привлекательные и более производительные рабочие места и низкую инфляцию в обмен на менее эффективные отрасли, которые могут быть переданы странам БРИК и другим развивающимся экономикам. В самом деле, нетрудно заметить, что европейские страны, которые готовы к дешевому импорту из развивающихся стран, как правило, имеют низкие темпы инфляции и во многих случаях демонстрируют более сильный экономический рост.

Это определенно не случайность, а результат разумной экономической политики. Весь смысл международной торговли состоит в том, что она осуществляется в интересах обеих сторон. Международная торговля — не игра с нулевым исходом, и европейские политические лидеры должны понимать ее преимущества и объяснять это всем своим гражданам.

Нередко складывается впечатление, что Европа сталкивается с бóльшими трудностями, чем США, адаптируясь к изменениям в мировой экономике. А ответ на эти вызовы достаточно прост, по крайней мере теоретически.

Нужно позволить ЕС и ЕВС в полной мере реализовать свои функции. Поскольку совокупное население 27 членов ЕС гораздо больше, чем население США, это даст ЕС шанс стать сильнее в экономическом плане.

Потенциальный потребительский рынок будет настолько огромен, что ЕС не составит большого труда приспособиться к росту четырех стран БРИК. Если бы ЕС смог работать как действительно свободная экономическая зона торговли, полученные выгоды были бы весьма значительными.

Свободная торговля с неевропейскими странами, в особенности странами БРИК, должна не просто допускаться, а поощряться. В рамках ЕС необходимы законодательные инициативы, завершающие формирование единого рынка, в частности для сферы услуг. В дополнение к этому страны — члены ЕС не должны препятствовать транснациональным слияниям для ускорения развития более эффективного международного бизнеса. Дискриминационная законодательная поддержка национальных компаний-лидеров должна быть прекращена.

Свободное передвижение рабочей силы и использование гибких трудовых соглашений должны быть значительно расширены. Кроме того, необходимы дальнейшие шаги по расширению иммиграции как внутри ЕС, так и из внешних стран. Дополнительные трудовые ресурсы, особенно квалифицированные, будут необходимы бизнесу в связи с неизбежным снижением численности коренного населения во многих европейских странах. Политика, направленная на повышение пенсионного возраста и позволяющая людям работать дольше, жизненно необходима, поскольку в условиях увеличения продолжительности жизни это приведет к расширению
резерва рабочей силы, а также к сокращению доли неработающих категорий населения, которая в противном случае может принять
угрожающие масштабы.

Я думаю, что после реализации таких смелых инициатив возникнет ситуация, когда превращение стран БРИК в ключевых субъектов мировой экономики будет рассматриваться скорее как открывающее новые возможности, нежели как угроза.

Отношения ЕС с Россией

Из совокупности проблем, связанных со странами БРИК, отношения России и Европы, пожалуй, представляют особый интерес в силу общности границ. Нельзя исключать, что Россия сможет когда-либо вступить в ЕС или в какую-либо его будущую версию. Конечно, географически бóльшая часть России находится в Азии, но если Россия продолжит реализацию своего потенциала, то ЕС должна приветствовать союз с Россией. Безусловно, то же самое можно сказать и о Турции.

Россия останется основным поставщиком энергоносителей для большей части ЕС — как для своих бывших противников, так и для некоторых стран, которые раньше были частью советской империи. Одно только это говорит о необходимости для стран ЕС поддерживать хорошие отношения с Россией, несмотря на то что эти отношения имеют тенденцию время от времени становиться напряженными.

Россия — важный торговый партнер для многих стран — членов ЕС, и, если она продолжит расти, она станет еще большим экспортным рынком для этих стран. Именно в этом состоит экономическое обоснование вступления России в еврозону. Одной из основных причин создания ЕС и ЕВС является объем торговли между странами-членами. И если Россия продолжит играть важную роль в торговле, то ее вступление в ЕС будет весьма логичным с экономической точки зрения.

Захочет ли сама Россия присоединиться к ЕС — это другой вопрос. Норвегии и Швейцарии, например, удается процветать в Европе, несмотря на то что они не входят в ЕС. Если учитывать историю России и особенности ее политической философии, она, возможно, предпочтет не вступать в ЕС. Усиление экономического влияния может усилить желание России оставаться независимым голосом в международных отношениях. И это еще одна причина, по которой ЕС (и США) должны мыслить шире во всем, что касается России. В любом случае ситуация будет становиться все интереснее, по мере того как Россия начнет превращаться во все более мощную экономику.

Европа и остальные страны БРИК

Несмотря на удаленное расположение, из всех стран БРИК Китай наиболее важен для Европы вследствие растущих объемов торговли с ней.

Нельзя не заметить, насколько большее внимание стали уделять в последние несколько лет европейские политики теме денежной реформы. Хотя европейцы не привлекают внимание СМИ в той мере, в какой это делают американские политики, они разделяют твердую уверенность в необходимости значительного укрепления китайской валюты. Позиция, занятая французским руководством во время председательства в G20 в первой половине 2011 года, свидетельствует о готовящихся шагах на пути к глобальной денежной реформе. В марте 2011 года президент Саркози и его команда инициировали встречу стран — членов G20 и использовали эту возможность для продвижения идеи создания в будущем новой денежной системы. Предложение провести заседание в Китае символически указывало на уверенность французского руководства в том, что юань будет играть в новой системе важную роль.

Бразилия имеет тесные торговые отношения с Испанией и Португалией, поэтому если она реализует свой потенциал, то эти европейские страны также получат экономические выгоды. Некоторые транснациональные корпорации, расположенные в Испании и Португалии, присутствуют на рынке Бразилии (как и других стран Латинской Америки), так что укрепление связей с Бразилией может оказаться для них очень полезным. Учитывая относительную развитость рынков капитала в Бразилии, вполне вероятно, что европейские финансовые институты будут искать для себя новые возможности в этой стране.

Для того чтобы успешно адаптироваться к изменениям, вызванным ростом стран БРИК и других растущих рынков, жизненно необходимо, чтобы страны вырабатывали совместную политику в области поддержки и развития международной торговли. Также важно продолжать движение к более оптимальной структуре международного экономического управления, или, иными словами, к новому мировому порядку.

Манн, Иванов и Фербер

издательство деловой литературы

Все материалы автора

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с postnauka.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • PostNauka
          • домен postnauka.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции