html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Шум времени

Писательское воображение и созданный им мир разговоров, переглядок, великолепного уличного галдежа. Повседневность 1993-го года в версии Сергея Шаргунова (фрагмент выходящего в сентябре романа «1993»).

Шум времени
© Дмитрий Борко

Дул ветер, сильный и упругий, точно с моря. Краснел мрачноватым куличом Ленинский музей. Возле музея кучковался народ и слышалось возбужденное гудение голосов. То и дело, отлепляясь от одной группы, кто-нибудь перемещался в другую.

— Ах, вот куда ты нас вел! — протянула Лена.
— Пап, это не Красная площадь, — сказала Таня.
— Щас, щас, щас… Щас на площадь пройдем… — отвечал Виктор сомнамбулически. — Щас…

В два скачка он преодолел расстояние до народа и слился с его гудением.
Первый людской круг был средних размеров — голов сорок.

Здесь громко рапортовал невысокий мужчина в желтой рубахе и серой безрукавке, с седыми волосами, рассыпанными по плечам, и седой бородой совком. Он, как регент, в такт голосу рассекал воздух ребром ладони.

— На Пасху трех монахов в Оптиной пустыни зарезали. Они в колокол звонили, их сатанист резал, а они звонили. Прямо на колокольне резал. На ноже у него были три шестерки. Один монах кровью истекал и всё равно звонил.
— Зарезал, и чего теперь? У нас в Братеево каждый день людей режут, — недовольно сказал кто-то.
— Идею дай! — потребовал другой.
— Боже, очисти нас, грешных! — выдохнула женщина в прозрачном платке и с бумажной иконкой.
— А идея моя простая, братцы и сестренки! Нынче время бесов! В Дивееве матушка Магдалина, ей девяносто четыре, впала в летаргический сон тогда же, на Пасху. Недавно очнулась, всего два слова сказала: «Сентябрь, октябрь» — и дальше заснула. Время бесов… Вот ты, жрец, кому поклоняешься? Не бесу разве?

Вопрос был обращен к крепышу, тоже невысокому.
Тот был бритый наголо, в белой рубахе навыпуск, расшитой васильками и маками, но при этом в трениках и кедах. Подбородок его, крепенький и напряженный, как отдельный мускул, украшали несколько жестких и длин-
ных черных волосков.

Крепыш заговорил туго и веско:
— Настоящие русские чтут веру предков. Солнце встало — вот мой бог. Ветер сегодня — тоже бог. В лесу, на реке, в поле — везде духи родные. И я никому не раб. А вы только и знаете, что каетесь без конца. В монастырь
всех закрыть хотите. Осенью, двадцать первого сентября, приглашаю на день Сварога. Праздник перелома. Светлые боги ослабнут. Солнечного Даждьбога встретит Марена. Она — богиня смерти. День тяжелый и жестокий. Но язычество не для робких людей. Вся природа — это школа мужества!
— Не пойдем на совет нечестивых! — бородач в безрукавке широко перекрестил язычника. — Мы рабы Божии, но не человеков. Кто на Руси первыми на битву выезжали? Монахи!
— Батюшка, — не удержавшись, спросила его Лена, одновременно смущенно и напористо, — а правда, что яблоки и сливы нельзя сейчас есть?
— Я не батюшка. А ты потерпи, — он повернулся к ней, ласково оглядывая. — До Преображения.
— День плодов, — язычник лязгнул зубами. — Все ваши праздники — наши! Был день Перуна — стал Ильин.
— Да чего ж вам делить тогда? — выкрикнул Виктор.
— Папа, идем! — Таня тянула его прочь.

Ветер внезапным порывом пришел ей на подмогу. Брянцевы оказались среди другой толпы — самой большой, голов семьдесят. Здесь говорили яростно и ненасытно. Тон задавали бабульки в пестрых нарядах, преобладал красный цвет. Они держались все вместе, точно как сегодняшние старухи на поминках, но в отличие от тех, каких-то серо-волглых, были бойцовыми
и яркими.

Грудастая юная девица в зеленой футболке с красной звездой, очевидно, их опора, покачивала двумя темными косицами и излагала звонко:

— А третьего выйдем всем миром! «Трудовая Россия» зовет на народное вече! Заранее решили, за четыре месяца, чтобы каждый мог добраться. Захотим — миллион соберем.
— Третьего? Чего третьего? — пронеслось по толпе.
И обратной волной:
— Чего-чего? Октября! Октября третьего!
— Мы девятого мая сто тысяч вывели. Нам от страха Красную площадь открыли. А осенью, третьего, миллион соберем и власть себе заберем. Из капли наше море зародилось! Эту каплю Анпиловым зовут. Он сам ходил
с рюкзаком, газету свою раздавал, и потек за ним народ. Сколько нас молотили! В прошлом году мы к Останкину ходили, просили эфира. Палатки поставили. И дальше всё, как в песне: двадцать второго июня ровно в четыре
часа… Помните? Помните, что было?
— Таисия Степановна после этого померла, — зазвучало из толпы, — Сорокина!

Заголосили бабули, похожие одновременно на цыганок и матрешек:
— Костей наломали, что хворосту!
— Схватят, раскачают, и о бордюр…
— Всю площадь у Останкина кровь залила, — девица
качнула бедрами.
— Даешь Останкино! — выкрикнул Виктор не своим голосом и похолодел, как будто слова вырвались помимо его воли.
— Ты чего, пап? — зашипела ему в ухо Таня.
— Правильно, гражданин. Приходите третьего!
Мы в этом году бой дадим. — Звезда на майке у девицы блестела липко и заманчиво, как разрезанная помидорина.
— Жди, пойдет он, — недовольно забормотала Лена. — Пускай в палатке тогда и живет.
— А перед девятым мая украли нашего Анпилова, — продолжала девица. — Рот заклеили, пальцы сломали, двое суток держали за городом. Без него демонстрация шла. Был бы с нами Анпилов — пошли бы на Кремль! Ничего, готовьтесь к осени. А мы и сейчас уже многого добились.
— Чего-о? — вызывающе спросила Лена.
— Чего? А мы, например, тетя, Мавзолей отстояли.
В толпе кто-то засвистел.
— Всё не так! Ленин ваш империю разрушил, — вступил в разговор тонкокостный юноша в черной рубашке. Лоб ему закрывала пшеничная челка. — Ленин народ швырнул в котел революции и сварил, как кусок
мяса! Кто царя расстрелял?
— В царе, молодой человек, не было ни капли русской крови, — раздельно произнесла девица.
— У вас… — юноша быстро покосился на нее. — У вас звезда пятиконечная. И над Кремлем звезды. Под этим знаком русских косили!
— А у вас-то знак какой? — возмутилась одна из бабулек. — Как у фашистов! Тьфу!
— Это звезда Богородицы!
— А Богородица русская была? — дал петуха какой-то дедок.
— Сегодня в Кремле — новые большевики, — говорил юноша упрямо. — Их внуки родные. Взять Гайдара…
— Гайдар деда предал! За варенье и за печенье, — ответила девица. — Он — Мальчиш-Плохиш.

Бабули поддержали ее радостным смехом и захлопали в ладоши.
— Вам Россия нужна как донор, — выводил юноша. — У вас гимн “Интернационал”! Ваш Анпилов журналистом в Африке работал. Дикарей кормили за счет русского народа.
— Не в Африке, а на Кубе. А твой Баркашов кто? — спросила девица. — Слесарь!
— Пролетарий, ага, — юноша тряхнул челкой. — Мы людей на классы не делим. Главное, чтоб единство было. В Калининском районе на Кубани черные девчонку изнасиловали, менты под ними, бездействуют. Наш
соратник Сергей Слепцов собрал сход, всех черных из станицы прогнали.
В толпе захлопали.
— Осенью у нас сборы. Приедет тысяча здоровых мужиков. Сюда, в Москву. Пройдем маршем и победим. России — русский порядок! Есть вопросы? — Юнец мотнул головой, и личико его, забагровевшее, пролетело, как ягода рябины, выплюнутая из трубочки. — Слава России!

Сильно рванул ветер.
Люди перед музеем замерли и стихли. Все словно бы пригнулись.
— Ну, Лен, ты за кого? — умиленно обернулся Виктор.
Жена смотрела на него округлившимися от злости глазами:
— Хватит идиотничать!
Таня согласно хихикнула.
— Обывательницы… Ну, еще минуточка. Последний раз! Последний-препоследний… — Взяв за руки жену и дочку, он перетягивал их к соседней толпе, самой малой, голов двадцать.
Оттуда звучало:
— Я за конституцию Румянцева.
— Пошел он, Румянцев твой! Я свою подпись уже поставил. Еще спрашиваешь! Я за конституцию Слободкина!
— Вы не кадет?
— Нет, а вы?
— Я христианский демократ. А вы?
— А мы анархо-синдикалисты!
— За Эдичку?
— Зачем? За Исаева Андрюху!
— Вот вы не верите, что они могли прозреть, — говорил бледный крючконосый мужчина в коричневой фетровой шляпе и очках. — Но и я прозрел! — Он покрутил шляпу вокруг головы. — Я в девяносто первом
Белый дом защищал.
— Дурак! — сказал кто-то.
— Может, и дурак. Но ведь не одного Ельцина я там стерег. И Руцкого, и Хасбулатова, и депутатов… А они… И они прозрели!
— Как же, прозрели… — Смуглый поджарый мужчина обнажил парочку золотых коронок. — Все они сговорятся! Помяни мое слово! Не верь ты этим гадинам! Импичмент весной провалили. Осенью опять побратаются: одна шайка. Подстилки они все, твои депутаты.
Бледный хлопнул себя по шляпе, примял ее:
— Погодите! Слышали, что Ельцин заявил: пока арт-подготовка, а осенью — бабахнет…
— А как со Слободкиным… Слободкина как… — заговорили кругом.
— А что случилось со Слободкиным? — спросил Виктор.
— Не знаешь, чудак? Пропустил? — удивился смуглый. — Учи матчасть! Слободкин с Ельциным поспорил. На совещании. В Кремле. Ельцин махнул, охрана подскочила, и вынесли Слободкина, как мешок картошки. И бросили у дверей. Он даже туфель потерял.
— Милые мои, если я верно понял, вас ужасно обидел чем-то Борис Николаич, — заговорил розовый круглый мужчина, у которого на макушке вился одинокий пенный клок. — Извините, милые мои, а вы полагаете, что власть бывает идеальной? А Хасбулатов не хам? Руцкой не солдафон?
— Правильно! — кивнула Лена. — Хорошо говорите!
— Заткнись! Гони его! — зашумели вокруг. — Провокатор!
В небе громыхнуло.
— Отстаньте от него! — вплелась в общий шум Лена.
— Давай смелее, грудью его закрой! Всё у вас получится! — посоветовал Виктор и добавил: — Лучше молчи. Накостыляют.
— И ты что ж, не защитишь жену свою? — спросила Лена громко.
— Хоть здесь не начинайте! — взмолилась Таня.
— Я хочу у вас узнать… — розовый обращался к бледному в шляпе. — Да, да, у вас! Вы, похоже, человек интеллигентный. Прозрели, говорите? Или снова глаза разуете? Поглядите вокруг! Вокруг, да, вокруг нас с вами… Кто это? Подсказать? Мне не трудно и не боязно, пожалуйста…
— Улица всегда такая, — бледный нервно и поощрительно гладил себя по шляпе. — Парламент и улица — это вещи разные. Обычный человек по доброй воле флагом махать не захочет. Думаете, ваши сборища лучше? Как-
то шел я мимо, поспорил, меня окружили… Потом всю одежду в химчистку снес… Погодите, вот поломает ваш Ельцин депутатов, и ни вы, ни мы уже не станем нужны. Глядишь, лет через двадцать вместе начнем митинговать.
Упали первые капли дождя.
Розовый прыснул в округлый кулак, украшенный еще одним пенным клоком:
— Да вы, милый мой, фантазер!
— Он фантазер, а ты козел! — зашумели вокруг с новой силой. — Крути педали!

Забарабанил дождь. Розовый выскользнул из толпы, как мыло.
Народ не расходился, в пару, в брызгах, булькая, фыркая и еще отчаяннее гомоня.

Брянцевы вышли на Красную площадь.
Под дождем она становилась похожа на огромный черный зрачок.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с gefter.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • varsk
          • домен gefter.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции