html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Из истории изучения нательных крестов-реликвариев

Из истории изучения нательных крестов-реликвариев

Место издания:

Христианские древности Византии в «Сирийской коллекции» Б.И. и В.Н. Ханенко. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2012

 

 

«Сирийские», «сиро-палестинские», «ближневосточные» энколпионы и «кресты Святой земли» — все эти названия уже более ста лет используются исследователями как общее определение для очень большой и долгое время никем не дифференцировавшейся группы византийских в широком понимании крестов, чаще всего нагрудных крестов-реликвариев.

История «сирийской коллекции» Б. И. и В. Н. Ханенко, речь о которой пойдет ниже, с момента появления ее в Российской империи между 1900 и 1914 гг. насчитывает к настоящему времени около ста лет. Кресты были приобретены супругами Ханенко, по свидетельству современников, у «инженера, участвовавшего в постройке железнодорожного пути в Дамаск и скупившего эти кресты во время землекопных работ». Они сразу вошли в науку как «сирийские» [Кондаков 1915: 104; Петров 1915: 25—26][1].

На рубеже XIX и XX вв. значительное количество крестов из восточных провинций бывшей Византийской империи становится широко известно и доступно для исследования благодаря публикациям каталогов крупнейших музеев мира [Dalton 1901; Strzygowski 1904; Wulff 1909—1911]. В России в это время также публикуются кресты из частных и музейных коллекций, в том числе и редкие на Руси так называемые «сирийские» кресты [Леопардов, Чернев 1890—1893; Петров 1895; 1897; 1915; Тарновский 1898; Беляшевский 1900; Уваров 1908; Покровский 1909]. Самым удачным изданием стали два выпуска альбома Б. И. и В. Н. Ханенко «Древности русские. Кресты и образки» (1899—1900). Кресты и образки «сирийской коллекции» Ханенко готовились к публикации в III выпуске этого альбома. Но издание так и не состоялось. Отдельные кресты-реликварии из этой коллекции наряду с другими, в том числе херсонесскими, крестами вошли в двухтомную монографию Н. П. Кондакова «Иконография Богоматери» (1914—1915) в качестве иллюстраций древнейших иконографических типов изображения Богоматери. Привлечение к исследованию значительной серии крестов-реликвариев повлекло за собой и первые обобщения относительно их датировки и территории распространения. Н. П. Кондаков предложил первый вариант относительной хронологии: он считал древнейшими плоские кресты с врезанными изображениями, датируя их временем до IX в., затем, по его мнению, появились кресты с инкрустированными изображениями и, наконец, самые поздние — кресты с рельефными изображениями [Кондаков 1914: 258—259]. Тогда же был очерчен основной ареал находок таких крестов — все Средиземноморское побережье, преимущественно его восточная часть.

Идея сиро-палестинского происхождения традиции изготовления медно-литых крестов-реликвариев для паломников, увлекшая исследователей в самом начале их изучения [Dalton 1901; Strzygowski 1904; Wulff 1909—1911; Bock 1906; Кондаков 1914; Миятев 1922; King 1928], долгое время оставалась неоспоримой, тем более что до второй половины XX в. целенаправленных исследований в этой области не проводилось. Она же во многом обусловила широко распространенную и, как в дальнейшем выяснилось, неверную датировку этих крестов VI—началом VII в., то есть временем до арабского завоевания Святых мест, поскольку считалось, что с этого момента дальнейшее развитие местной христианской культуры прекращается[2]. Но уже на начальном этапе изучения ведущие российские византологи ясно осознавали необходимость «полной инвентаризации так называемых „сирийских“ крестов-энколпиев, найденных в Херсонесе и вообще на юге России» (Н. П. Лихачёв) (СПб. ФА РАН. Ф. 246. Оп. 1. Д. 131. Л. 10, 22—24). В начале XX в. Н. П. Кондаков писал: «В настоящее время в различных музеях или собраниях набралось этих крестов-складней уже несколько сот, и можно надеяться, что в ближайшем будущем они составят, наконец, предмет внимательного изучения и особой монографии, которой они вполне достойны» [Кондаков 1914: 258]. Прошло, однако, почти сто лет, прежде чем эта задача стала выполнимой.

В России советской эпохи интерес к изучению культовых памятников хотя и не был уничтожен окончательно, но в целом не поощрялся[3]. Поэтому статью Г. Ф. Корзухиной «О памятниках „корсунского дела“ на Руси (по материалам медного литья)», опубликованную в 1958 г., можно считать поистине этапной в изучении этой категории древностей, несмотря на то что «сирийские» энколпионы затрагивались в ней лишь попутно. Она вернула внимание исследователей культуры Древней Руси к давно забытым, а для нового поколения и неизвестным памятникам. В этой статье были определены специфика так называемых «сирийских» крестов-реликвариев, их принципиальное отличие от древнерусских энколпионов; было высказано сомнение в истинности общепринятой тогда датировки в пределах VI—XII вв.[4] Необходимо отметить, что статья явилась своеобразным рефератом специального исследования, написанного Г. Ф. Корзухиной в 1949 г. и посвященного изучению древнерусских энколпионов, своего рода итогом работы над создаваемым ею каталогом[5].

Дальнейшее развитие этой темы получило отражение во многих работах В. Н. Залесской, опубликовавшей большое количество византийских памятников прикладного искусства, в том числе и множество крестов-реликвариев. Ей принадлежат и первые в этой области обобщающие работы [Залесская 1965; 1970; 1970а; 1988]. Одной из важнейших среди них является статья 1988 г. «О связи средневекового Херсонеса с Сирией и Малой Азией в X—XII веках», в которой проанализирована вся накопившаяся к этому времени информация, названы и охарактеризованы основные иконографические типы и технологические группы, в целом определены зоны распространения крестов. Наконец, исследовательница указала на возможную связь мест изготовления «сирийских» крестов-реликвариев с местами почитания отдельных святых, их мартириями[6]. В 1994 г. публикуются кресты из коллекции РАИК в Эрмитаже [Залесская 1994: 110—175]. В 1998 г. в сборнике, посвященном культуре христиан на Востоке, более подробно раскрывается роль мелькитов — православных сирийцев в возрождении и распространении традиции изготовления крестов-реликвариев [Залесская 1998: 12—59].

В 70—90-е гг. XX в. в научном сообществе проявляется интерес и к изучению «сирийских» энколпионов, обнаруженных на территории Древней Руси и сопредельных земель. Редко, но публикуются новые находки [Кузнецов 1968[7]; 1971; Асташова 1974; Куницкий 1985; 1988], анализируются старые [Пуцко 1987], появляется первый аналитический обзор «ближневосточных» энколпионов, обнаруженных на территории Древней Руси [Куницький 1990]. В 2003 г. выходит созданный на основе материалов, собранных в свое время Г. Ф. Корзухиной, и существенно дополненный одним из авторов этой книги каталог древнерусских крестов-энколпионов, в котором были учтены и проанализированы также и находки византийских, в широком понимании, крестов на Руси [Корзухина, Пескова 2003]. Начинают появляться новые публикации энколпионов, в том числе и «сирийских», из музейных собраний [Тимашкова 1991; Станчак 1993; Асташова, Сарачева 2006; 2007], вводятся в научный оборот новые археологические находки византийских крестов-реликвариев [Мисько 1999; Пивоваров 2001; Томсинский 2002; Пескова 2004; Мурашева 2009; Асташова, Пушкина 2009; Пескова, Егорьков 2010].

Постепенно уточнялись представления об истоках традиции и о локализации мест изготовления этих крестов. Отметим, что уже в обзоре В. А. Куницкого попавшие на Русь византийские кресты названы не «сирийскими», а «ближневосточными» [Куницький 1990], хотя географические рамки этого понятия в работе специально не оговаривались. В 1999 г. вышел обстоятельный обзор находок византийских нагрудных крестов-реликвариев в Центральной Европе, исполненный чешской исследовательницей К. Хорничковой [Horničkovб 1999: 213—250]. В каталоге древнерусских энколпионов 2003 г. в соответствующих разделах речь идет также о византийских в широком смысле крестах. Подразумевается, что византийские кресты включают в себя как общеизвестные и повсеместно распространенные в восточнохристианском мире типы рельефных крестов, так и локальные, являющиеся производными вариантами, созданными на их основе в Балкано-Дунайском регионе, а также кресты с характерными врезанными изображениями молящихся святых и крестообразными композициями. Находки таких крестов локализуются преимущественно на Ближнем Востоке, точнее, на территории Малой Азии и в Сиро-Палестинском регионе [Корзухина, Пескова 2003, 41—59][8].

Такое представление о направлении развития византийских крестов формировалось главным образом на основе публикаций болгарских и румынских археологов [Dončeva-Petkova 1979; Дончева-Петкова 1992; 1992а; 2001; 2001а; 2002; 2006; 2006б; 2008; Атанасов 1991а; 1992; 2007; Атанасов, Йотов 1990; Атанасов, Йорданов 1994; Barnea 1967; Diaconu, Baraschi 1977; Barnea I., Barnea Al. 1984; Gudea, Cosma 1998; Mănucu-Adameşteanu 1984; 1984а; 1992; Мэнуку-Адамештеану, Полл 2010]. Введение в научный оборот большого количества новых памятников, происходящих из надежно датированных археологических комплексов, зачастую неизвестных ранее типов, существенно меняло общую картину истории бытования крестов-реликвариев в восточнохристианском мире. Это не всегда осознавалось даже самими авторами публикаций, продолжающими порой и сегодня пользоваться понятием «сиро-палестинские кресты» применительно ко всем византийским крестам-реликвариям либо только к группе крестов с характерными стилизованными изображениями святых и крестообразными композициями, нанесенными тонкими гравированными или глубоко врезанными линиями.

Наиболее четко и последовательно новый подход к изучению и пониманию этого явления отразился в работах Л. Дончевой-Петковой. Опубликованный ею в 2011 г. болгарский свод находок средневековых крестов-энколпионов включает 1350 крестов, в том числе 636 крестов-реликвариев [Дончева-Петкова 2011]. Это намного больше, чем в любом другом регионе восточно-христианского мира, за исключением Древней Руси[9]. Неслучайно именно болгарские археологические материалы в последние десятилетия обеспечили возможность выявления локальных типов крестов, характерных для всего Балкано-Дунайского региона. Археологический контекст болгарских находок позволил существенно уточнить датировку отдельных иконографических типов крестов, как общераспространенных, так и местных. Появление самых ранних древнеболгарских крестов сегодня уверенно датируется концом IX—началом X в. [Дончева-Петкова 1992; 2006; 2008]. И это достаточное основание для того, чтобы окончательно отказаться от мысли о появлении этой категории предметов христианского благочестия уже в VI в.

Большим событием в изучении византийских крестов-реликвариев стало издание монографического исследования Б. Питаракис «Les croix — reliquaires pectorales byzantines en bronze» (Paris, 2006), в значительной степени воспринявшего выводы болгарских коллег. Исследование включает обширный каталог памятников (около 700 экз.), в том числе множество крестов (40 %), не публиковавшихся ранее [Pitarakis 2006: 17]. Оно дает достаточно цельное и относительно полное, многостороннее, хотя и несколько мозаичное представление об этом ярком явлении в жизни византийского общества. Последнее во многом обусловлено характером изучаемых памятников, в большинстве своем лишенных историко-археологического контекста. Исследование Л. Дончевой-Петковой, напротив, базируется преимущественно на археологических материалах, к тому же достаточно хорошо датированных. Это дает редкую возможность проследить особенности бытования различных типов византийских крестов, а иногда и их трансформацию в одном из интереснейших регионов восточнохристианского мира. Две эти крупные монографии, посвященные византийским бронзовым крестам, в совокупности дают достаточно полное и разностороннее представление о развитии и масштабе этого явления в восточнохристианском мире в IX—XIII вв. Однако остается еще немало дискуссионных вопросов. Одним из сложнейших все еще является вопрос о роли Сиро-Палестинского региона в процессе зарождения и развития традиции широкого изготовления и использования бронзовых крестов-реликвариев в качестве предметов личного благочестия. Современные исследователи видят истоки традиции в Константинополе, отводя, тем не менее, Сирии особое место в развитии этой традиции.

Так, Б. Питаракис считает первоисточником создания моделей бронзовых крестов-реликвариев Константинополь, а главными центрами, где сосредоточивались мастерские по их изготовлению, — Константинополь и Антиохию. К этим центрам, по мнению исследовательницы, примыкает сеть европейских мастерских в Греции, Болгарии, Южной Италии и сеть малоазийских мастерских на Эгейском побережье, на побережье Черного моря и в Центральной Анатолии. Отмечается своеобразное развитие этой традиции в Центральной и Северной Европе, а также в Древней Руси [Pitarakis 2006: 165—177]. Однако в каталоге, определяя возможное место изготовления конкретных крестов, Б. Питаракис называет, как правило, Константинополь или Анатолию, а также Балканы. Сирия и конкретно Антиохия в этом контексте почти не упоминаются.

 

 



[1] Свидетельство Н. П. Кондакова, упоминавшего только Дамаск, современные исследователи иногда повторяют не вполне корректно, называя несуществующий железнодорожный путь Дамаск—Багдад. Необходимо уточнить, что в начале XX в. в этом регионе одновременно строились две железные дороги — Багдадская (от Босфора к Багдаду) и Хиджазская (от Дамаска к Медине). Прямого железнод орожного сообщения между Дамаском и Багдадом не было, хотя от Багдадской дороги планировалось ответвление на Алеппо для последующег о соединения с уже существовавшей к тому времени Сирийской железной дорогой (http://ru.wikipedia.org/wiki/Багдадская железная дорога). Отдельные части Сирийской дороги были введены в строй незадолго до этого — в 1894 г. (Дамаск—Музериб) и в 1895 г. (Дамаск—Бейрут) (http://ru.wikipedia.org/wiki/Сирийская железная дорога). Поскольку коллекция Ханенко была приобретена в Дамаске, можно думать, что в данном контексте речь идет, скорее всего, об отдельных участках Сирийской железной дороги, а также о Хиджазской дороге, строившейся в 1900—1908 гг. по инициативе султана Османской империи Абдул-Хамида II. Для сообщения с морским портом от Хиджазской дороги тогда же была проложена железнодорожная ветка между Дере и Хайфой, открытая уже в 1905 г. (http://ru.wikipedia.org/wiki/Хиджазская железная дорога). Руководство строительством осуществлял немецкий инженер Генрих Август Майснер (1862—1940), работавший в Османской империи с 1887 г. и удостоенный почетного титула «паша» за свой вклад в осуществление этого проекта (Интернет-ресурс: www.israelreport.ru/science/ 3363/gerakl-pod-zheleznodorozhnymi-relsami).

[2] Археологические исследования последнего времени опровергают это неверное представление, доказывая длительное существование христианских общин и их культурной активности в регионе [Meimaris 1989; Piccirillo, Alliata 1994].

[3] Об истории и особенностях изучения христианских древностей в России XX в. см.: [Мусин 2009: 185—216].

[4] «Время энколпионов отдельные исследователи определяют по-разному — от VI до XII в. Судя по комплексам, в которых найдены некоторые из них, полагаю, что время их изготовления следует искать ближе к XII, нежели к VI в.» [Корзухина 1958: 132].

[5] Исследование Г. Ф. Корзухиной не могло быть напечатано в то время в полном объеме, даже под таким нейтральным названием, как «Памятники домонгольског о медного литья» (РА НА ИИМК. Ф. 77. Оп. 1. Д. 17. Л. 1—135). Полностью рукопись была опубликована только в 2003 г. как первая часть книги о древнерусских нагрудных крестах-реликвариях [Корзухина, Пескова 2003: 10—39].

[6] В основе статьи В. Н. Залесской лежит исследование большой эрмитажной коллекции византийских крестов-реликвариев, вошедшее в состав ее кандидатской диссертации «Сирийский художественный металл византийского времени и его историческое значение (Вопрос о роли Сирии в прикладном искусстве Византии)», защищенной в ЛГУ в 1970 г. [Залесская 1970; 1970а].

[7] Подробнее эта тема раскрывается в монографии В. А. Кузнецова «Христианство на Северном Кавказе до XV века» [Кузнецов 2002]

[8] Необходимо подчеркнуть, что здесь и далее, говоря о ближневосточном происхождении тех или иных крестов, авторы имеют в виду территорию восточных провинций Византийской империи в Малой Азии (Анатолии) и Сиро-Палестинском регионе, а не всего Ближнего Востока в более широком общепринятом смысл е этого географического понятия.

[9] В корпусе древнерусских нагрудных крестов-реликвариев, включающем свыше 1700 экз., византийских крестов насчитывается немногим более 60 экз., остальные — собственно древнерусские [Корзухина, Пескова 2003: 41—59, табл. 1—15].

 

См. также: Христианские древности Византии в «Сирийской коллекции» Б.И. и В.Н. Ханенко

 

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с morebo.ru

4

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • moreboru
          • домен morebo.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции