html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Алексей Герман: «Чтобы снять картину, мне обязательно нужно, чтобы там были мама, папа или кто-нибудь близкий»

Алексей Герман

Фрагменты из интервью режиссера Алексея Германа, публикуемого в сборнике «Позиции. Том 5. Беседы с деятелями культуры современной России». Он вышел в сентябре 2012 года совместными усилиями московского ГЦСИ, Гете-института и берлинской Академии искусства. Это уже пятый подобный сборник, подготовленный по инициативе Академии и посвященный культуре отдельной страны.

Алексей Герман: (Герман дает интервью на даче, он полулежит на софе в рабочем кабинете.) Как-то мы были в Пушкинских Горах. Там такой большой прекрасный луг, якобы сохранившийся с прежних времен. На нем стоит привязанным белый жеребец – чтобы американцы и прочие, так сказать, любящие красóты народы, фотографировались на этом фоне у огромного дуба. Вся работа жеребца – красоваться. Время от времени к нему приводят деревенских кобыл, и он с ними «работает». Если есть реинкарнация, то моя мечта в следующей жизни быть таким жеребцом. Я хожу по лугу, ем траву, обмахиваюсь хвостом, меня фотографируют, потом уводят в конюшню, следят за тем, чтобы я был чистый, ухоженный, чтобы у меня была вода.

Алексей Мокроусов: Вы сейчас так и лежите – с водой и ухоженный...

- Примерно да… А на следующий день пришла девочка, которая нас сопровождала, и говорит: «Алексей Юрьевич, я не решаюсь вам сказать, но вы знаете, как зовут этого жеребца?». – «Как?». – «Его зовут Герман».

- Алексей Юрьевич, хотел спросить про ваше боксерское детство. Вы сами когда-нибудь начинали драться? Или ждали до последнего?

- Дрался, и успешно. Я учился здесь в деревенской школе, тогда это было не курортное место и называлось оно финским именем Келломяки. Это за Комаровым, чуть-чуть дальше отсюда. Здесь жили в основном киргизы, потому что финнов всех отсюда выгнали, оставался лишь один, у него все покупали рассаду, потом и он исчез. Киргизов переселили из Киргизии, потом им здесь не понравилось, они все продали и уехали обратно в Киргизию. Место их заняли евреи, после чего евреи тоже уехали, приехали новые русские. Поэтому я, как Тур Хейердал, видел перемены разных культур, разных настроений и разных национальностей. Считалось, что у меня начинается туберкулез. Родители увезли меня из Ленинграда, и мы жили здесь в маленьком домике у станции. Здесь я учился в школе. В школе впервые столкнулся с тем, какое зло приносят неправдивая печать и цензура, потому что я читал «Пионерскую правду» и видел, что творится в школе. Допустим, если появлялся новенький мальчик, то ему говорили: «Хочешь увидеть Москву?» – и давали кусочек зеркала. Он должен был встать на четвереньки и смотреть в это зеркало, а на него накидывали пальто и весь класс на него писал.

- Это при киргизах или уже при евреях? 

- При киргизах. При евреях я уже не учился, я уехал в Ленинград. Вот, и весь класс на него писал… А дальше – там уже как повезет. Я во всем этом принимал участие, но какое-то пассивное.

- Тоже писали?

- Я не писал, по-моему. В этой школе нас каждый день вычесывали, и каждый день моя соседка Валя рыдала, потому что у нее обнаружили вшей. Мы все были вшивые. Меня и дома вычесывали.

Было довольно голодно. Поезд из Ленинграда шел 4 часа, сейчас идет 45 минут. Был вагон для офицеров, был вагон для курящих и был вагон для некурящих. Офицеры в большинстве своем были пьяны, многие просили милостыню под свой день рождения или под любой праздник. Ходил офицер в орденах и просил: «Кто сколько может помочь на поправиться». Поскольку папа был в армии, мы ездили в офицерском вагоне.

Начитавшись «Пионерской правды», я пришел в ленинградскую школу, сразу отвел самого главного хулигана в сторонку и спросил, как у них обстоит дело с пионерской работой, – потому что в «Пионерской правде» все ходили с горнами, все были тимуровцами в белых рубашках и галстуках. Он на меня странно посмотрел, сказал: «Э-э-э», и меня стали бить. Я был очень высокий, очень нелепый, меня били все, кому не лень.

- Дело было до бокса, вы им еще не занимались?

- Да. В полном отчаянии я как-то развернулся и ударил мальчика по фамилии Пузыня по голове. У него выросла огромная шишка. Потом оказалось, что у него вообще голова как-то так устроена, что от небольших ударов вырастают огромные шишки. Но тогда он страшно испугался, вызвали врачей, его отправили в больницу, а слухи о моей чудовищной силе поползли по школе. Я тут же сориентировался и заявил, что занимаюсь боксом, но нам, боксерам, нельзя об этом никому ничего говорить, и поэтому я не мог применять приемы. Я понимал – обман будет раскрыт, тут же побежал во Дворец пионеров и записался в секцию бокса. Поскольку я был длинный, длиннорукий и резкий, у меня это дело пошло. Я с удовольствием занимался, я вообще человек увлекающийся. Если я выбирал себе собаку, то ночами читал, какие породы собак существуют в мире – родственники присылали мне из-за границы целые тома. Вот и тут я бегал на секцию не два раза в неделю, а пять-шесть, а то и каждый день – так я любил этим заниматься. И это приучило меня к одной, в общем-то, гадкой вещи. Мальчику ведь очень трудно ударить другого по лицу. Пока он этим не овладел, его будут всегда бить. Как только он сможет ударить другого по лицу, так его никто бить не будет. Это как атомная бомба. Есть у государства атомная бомба – к тебе никто не лезет и на все права человека закрывают глаза. Нет атомной бомбы – все начинают воспитывать.

- Почему так трудно ударить по лицу?

- Не знаю. Это как тормоз – ударить по лицу, ударить в нос, ударить в глаз кулаком. А у меня как-то тогда пошло, и я этим злоупотреблял. Я помню, как к одной женщине, у которой я сидел и писал сочинение – я занимался у нее русским языком, она меня подтягивала, – пришла девочка. У нее отобрали мячик – она с ребятами играла во дворе в волейбол. Я спустился – там была компания. Я сказал: «Отдай мяч!». Мне ответили: «Возьми!». Я подошел, мяч перебросили другому – я подошел к другому, тот перебросил третьему. Я ни о чем не думал, меня воспитали, как быка на американских скачках, я сразу ударил. Меня отлупили, конечно, потому что их было восемь человек. Но мяч вернули и ушли. Тогда было по-другому, это сейчас можно получить и ножом.

- Пригодился ли вам в жизни, в работе в кино опыт боксера?

- Нет. На первом курсе института преподаватели танца и музыки – мы там танцевали – попросили не заниматься больше боксом, потому что я мог стать угловатым. У мальчиков-боксеров всегда испорченные фигуры. Я бокс бросил, страшно растолстел. Раньше я был очень тощий и ел гематоген, чтобы поправиться, говорят, что помогает, и я так испортил себя. Потом я заболел и перестал быть толстяком. Так что я прошел все ипостаси в весе.

- Вы помните свое первое впечатление от кино?

- Я думаю, свое первое впечатление от кино помнят многие. В 1941 или 1942 году меня взяли в Интерклуб в Архангельске, где английским матросам показывали фильм «Пиноккио». Меня повели туда, я устроил такой рев, такой скандал, что меня вывели, отдали маме, и ничего тогда, кроме ужаса, я не испытал.

Потом помню, как мы ходили на «Ленфильм» – я уже учился в театральном институте – смотреть фильм «Солдаты» по книге Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда», очень хороший фильм. Тогда готовились к какой-то годовщине Великой Октябрьской революции. Мы ждали начала просмотра в кафе, там продавали кисель. А в это время шли пробы к фильму об Октябрьской революции, и были во множестве в гриме и костюмах Ленины, которых пробовали, они пришли пить кисель, и один Сталин. Почему-то только один. Сталин ходил серьезно, отвернувшись к окну, а все Ленины принимали позы Ленина, потому что с нами были известные режиссеры – Козинцев, Эрмлер. Актеры ленинскими жестами брали кисель и уходили его пить, это было очень смешно.

- Как вы относитесь к новому поветрию раскрашивать фильмы?

- У меня это всегда вызывало омерзение. Я считаю, что кинематограф каждый раз губят. Сначала был немой кинематограф, когда он поднялся на уровень высокого искусства – появился Чарли Чаплин и другие, его заменили на звуковой. Тот сначала беспомощно ковылял, но на каком-то этапе стал хорошим кинематографом. Черно-белое изображение подсказывает человеку гораздо больше, чем цветное, потому что в голове существует какой-то отдел, который отвечает за цвет. В черно-белом кино море цветного, оно действует на меня значительно сильнее. У меня только один фильм немного смешанный – то цветной, то не цветной – это «Лапшин». Все остальное я стараюсь снимать черно-белым, хотя это было запрещено. Фокус с «Лапшиным» заключался в том, что я снимал-снимал черно-белое, а потом получал телеграмму: «Вы с ума сошли! Вам запрещено снимать черно-белое кино!». И я начинал снимать в цвете, поснимаю-поснимаю в цвете, успокоится скандал, и я опять перехожу на черно-белую пленку. Цвет в американских или европейских картинах, как правило, но в советских… В плохих картинах все равно, есть цвет или нет, а в хороших цвет для меня портит весь эффект. Исключая фильмы Параджанова, где цвет возведен в культ.

- Что для вас означает Германия? Есть ли у вас любимая культура, помимо русской?

- Вот как раз немецкая культура. Живопись, во всяком случае.

- Дюрер?

- Да, вы правильно говорите. Я же проходил все это в институте, нас натаскивали в залах Эрмитажа. Мы со Светланой много живем в Германии, мне операцию на сердце делали в Германии. Часто туда уезжаем, просто живем там, чтобы спокойно работать. Сейчас поедем туда писать, закончим благополучно картину и будем писать следующий сюжет.

- Вы пересматриваете свои фильмы?

- Нет.

- Даже когда по телевидению показывают?

- Иногда смотрю кусочек. Но иногда бывает, Светлана щелкает программами, что-то ищет, и вдруг меня пробирает: «Ну нельзя же так воровать из меня!». Довольно много воруют. Но тут думаю: «Господи, ну как же так, весь кадр украли!». А потом оказывается – это же моя картина.

- Фильмы живут в вашей голове готовыми кусками?

- Нет. Чтобы снять картину, мне обязательно нужно, чтоб там были мама, папа или кто-нибудь близкий. Хотя я совершенно не стремлюсь к портретному сходству, но мне нужно в эту историю внедриться и ее полюбить. Тогда у меня лучше получается. Я бы сказал: у нас лучше получается. В «Двадцати днях без войны» Ахеджакова играет мою маму. Так бы себя повела моя мама, хотя папа никогда и не ходил в кавалерийский рейд. В «Лапшине» существует мальчик, который – вроде бы я. И в «Хрусталеве» мальчик, который – вроде бы я, хотя папа никогда не применял ко мне силу, и папу никогда не сажали в тюрьму. Но отношения, разговоры – все это мое. Поскольку я человек меланхолического склада, у меня все время ощущение, что я умираю.

- Когда это ощущение появилось?

- Оно давно появилось. Еще на «Лапшине». У меня действительно сердце сильно пошаливало, я думал, что умираю. И каждый раз хотел оставить после себя слова и фразы родительские, какую-то атмосферу. А в «Хрусталеве» я уже точно понимал, что я умираю. Это было лет девятнадцать назад. Поэтому все персонажи, окружающие меня, вся первая половина фильма абсолютно автобиографична, во второй половине существуют кусочки биографии Светланы, а потом пошла фантазия на тему, что было бы, если бы случилось так, что папу посадили. Вот в последней картине этого меньше, потому что я уже старенький, я уже сам себя там ощущаю.

 

Май 2011 г., Санкт-Петербург

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с morebo.ru

5

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • alexey.mokrousov
          • домен morebo.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции