html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Шуба-тур

Куда и зачем плывет русский челнок двадцать лет спустя

Новосибирск. Международный аэропорт Толмачево. Передо мной в очереди две дамы. Одна в синем лыжном костюме. Другая в оранжевом плаще с надписью Beauty во всю спину, черно-белых сапогах Chanel и со странной стрижкой, похожей на елочку. Это русские челноки стоят на посадку в самолет до Пекина. Леди Гага умерла бы здесь от сознания своей посредственности.

Дамы перешептываются, время от времени поглядывая на соседнюю очередь, которая значительно короче. Оранжевый плащ в сапогах начинает медленно двигаться в ее сторону.

— Лен, там для членов! — шепчет ей в спину лыжный костюм.

Над другим КПП действительно написано «Для членов таможенного союза», поэтому к нему стоят только казахи. Лена встает за ними. Казахи удивленно разглядывают нового члена таможенного союза.

— Вы из какой страны? — спрашивает самый говорливый.

— Я из нашей, — цедит сквозь зубы Лена.

Несколько не менее колоритных дам перетекают за ней. Остальные держат места в большой очереди, все внимание которой приковано к Лене: пройдет она границу или нет.

Казаха перед ней заворачивают из-за какого-то нарушения. Лена оглядывается на подругу в лыжном костюме. Выдыхает и идет на п­аспортный контроль. На КПП легкое замешательство, вызывают специального сотрудника.

— Вы по групповой визе? — спрашивает Лену мужчина с погонами.

— Да.

— Вы в списках какого агентства? — продолжает допрос мужчина.

— В списках «Аиста».

Звук штампа. Победоносная улыбка. Лена прошла границу. Очередь для членов сразу же увеличивается. Но следующего челнока р­азворачивают.

— Этот коридор только для членов таможенного союза и тех, кто в списках «Аиста»! — объявляет мужчина в погонах.

«Аист» — это обычное турагентство, которое специализируется на групповых турах в Китай. Другими словами, на челноках. У «А­иста» на границе особое положение. Я тоже в его списках, поэтому продолжаю стоять в очереди с только что обретенным чувством уверенности в том, что я — правильный челнок.


***

Поездка за шубой в Китай — удел сильной женщины. Мужчины, к­онечно, тоже едут, но их намного меньше. Сажусь в кафе рядом с р­озеткой, отвлекаюсь на официанта, из-за соседнего столика тут же встает женщина и деловито тянет к ней шнур от своего компьютера.

— Извините, — говорю, — я тут специально сел, чтобы розеткой воспользоваться.

— Ничем не могу помочь, — втыкает она штепсель и уходит.

Объявляется посадка на рейс до Пекина. Через несколько секунд с­ообщают, что посадка заканчивается. Так администрация Толмачово дисциплинирует пассажиров. В принципе эффективно. Пассажиры тут же побросали все, что было в руках: сигареты, кофе, еду. Следующие объявления были про кашемировую кепку, которую кто-то оставил в зале ожидания, и про счет в кафе, который кто-то не оплатил.


У каждой группы свой проводник через границу. Всех зовут Вася. Это не клоны, а средство упрощения коммуникации


Экономическая мощь Китая ощущается уже во время посадки. С­амолет снижается над огромным драконом — именно так выглядит Пекинский аэропорт по задумке архитектора Фостера. Швартуемся к 519-му выходу. А дальше на метро до самой границы. Потеряться здесь невозможно: просто следуешь за потоком челноков, для которых эти техногенные тропы как родные.

Все, что происходит потом, больше напоминает военные маневры, чем туризм. Толпа разбивается на небольшие группы. У каждой появляется проводник через границу. Всех проводников-мужчин зовут Вася. Это не клоны, это китайская находка — для упрощения коммуникации. Васи сносно говорят по-русски и руководят процессом пересечения границы. Главное — узнать свои имя и фамилию, когда Вася читает их вслух. Вот проворонила девушка свое имя и мечется теперь между «аистами» в поисках своей группы.

Переход группы через границу происходит строго в п­орядке очереди. У тебя есть свой номер, под которым ты вошел и под которым должен выйти. Поэтому бывалые стараются помочь новобранцу обрести свое место в списках, без него группу просто не впустят в страну.

— Вась, а какой у нас автобус? — спрашиваю я у нашего проводника.

— Большой, — успокаивает Вася.

Так происходят все диалоги с Васями — четко, ясно и абсолютно бессмысленно. Наша группа стоит у выхода из аэропорта. Новички нервничают, бывалые спокойно ждут. Вася появляется с воплем:

— Аиста!!!

Автобус действительно большой. Едем по Пекину. Пункт назначения — район улицы Ябаолу. Это русский торговый квартал. Он держится на трех торговых центрах, которые обросли необходимой инфраструктурой: продуктовые магазины «Юра», аптеки «Сеня», рестораны «Маша», рикши Васи. В общем, все для нашего человека. Именно здесь российская мечта о норковой шубе начинает превращаться в реальность.

— В отелях нет мест! — сообщает китаянка Надя. — Приехало много русских, и никто не хочет уезжать!

По словам Нади, на Ябаолу настоящий миграционный коллапс. Из-за него нас придется везти не в те отели, к­оторые оговаривались заранее. Бывалые челноки бьются за лучшее место проживания: им выгоднее остановиться в отеле, который максимально близок к торговому центру, где они закупаются. Я не успеваю сориентироваться, в чем дело, и проигрываю бой за лучшую резиденцию.

Китайские гиды имеют долю в отеле с каждого челнока. Места есть, просто гиды стараются устроить нас с большей выгодой для себя. Расценки везде одинаковые: девяносто долларов с человека. Двойных номеров нет, можно жить втроем или даже вшестером, но все равно за девяносто долларов. Девушка, которая пропустила свое имя в аэропорту, плачет. Ее не предупреждали о смене о­теля, и теперь ей кажется, что ее обманывают. Но сейчас ее никто не обманывает, это просто невыгодно. Пара расчувствовавшихся дам из числа бывалых забирают ее к себе третьей.

— Ты за шубой приехал? — деловито спрашивает меня В­ася.

Вот как китайцу объяснить, что я хочу стать рыцарем, добыть трофей для любимой и сказочно разбогатеть? Вместо этого просто отвечаю: «Да».

— Тебе нузен гид, — продолжает Вася.

— Гид по шубам тоже бывает?

— Тебе нузен гид, — уверенно говорит Вася.

Мы договариваемся, что за пятьдесят баксов он покажет мне лучшие шубы Ябаолу.

— Устраивайся пока в гостинице, а завтра утром звони мне, — с этими словами Вася оставляет меня в отеле, но перед самым выходом останавливается и кричит: — Только никому здесь не верь!

— И тебе?

— Мне верь.


***

Вечером в супермаркете стоим с фотографом Оксаной н­апротив тушек чернокожих кур и не верим своим глазам. Я специально говорил себе, что не буду обращать внимание на экзотику, никаких дешевых «вау»: надо д­елом заниматься — шубу покупать. Но афрокуры оказались сильнее обетов. Впрочем, был еще один грех. Скорее, даже грешок — карликовые арбузы. Зеленые, полосатые, размером с яблоко.

Ни черных кур, ни карликовых арбузов мы купить не смогли: сознание требовало сохранить шаблоны. Оксана взвесила килограмм обычных китайских мандаринов, которые вскоре нас очень выручили. Ябаолу — один из с­амых криминогенных районов Пекина. На выходе из супермаркета у Оксаны сняли объектив с фотоаппарата. Но вор тут же получил мандаринами по голове, и объектив был спасен, а вор растворился в толпе з­евак. Мы почувствовали себя победителями и порадовались, что не купили карликовых арбузов или черных кур — ими мы бы ни за что не одолели хулигана.


Вы сюда за шубой приехали? Вот вы в ней и фотографируйтесь! А мы вечером идем в «Шоколад». Все. Вы нас достали


За завтраком пытаемся уговорить двух соседок показать, как правильно покупать шубу. Они сопротивляются.

— Может быть, у вас в Москве люди и могут подойти к незнакомому человеку и вот так запросто о чем-то попросить, а у нас в Сибири не так, — сурово объясняет одна.

— Давайте тогда вечером сфотографируем вас с вашими трофеями! Это же так здорово: вы в новой норковой шубе! — продолжаю я их убеждать.

— Вы сюда за шубой приехали? — задает соседка риторический в­опрос. — Вот вы в ней и фотографируйтесь! А мы вечером идем в «Шоколад». Все. Вы нас достали.

На Ябаолу некомфортно обращаться к своим соотечественникам с просьбами. Спрашиваешь у человека, который сейчас час, и он сразу ускоряет шаг. Это чувство напряжения передается по воздуху, как инфекция.

Задача русского квартала в Пекине — быть похожим на Россию. Мы здесь клиенты, поэтому все для нас. Торговый центр «Ябао» внутри выглядит как ГУМ, в холле центра «Гоя» имитация Красной площади. Один из самых популярных ресторанов, «Шоколад», снаружи выглядит как полиэтиленовая палатка, зато внутри материализованы абсолютно все мещанские представления о роскоши: картины в золотых рамах на потолке, темно-синие бархатные диваны, стулья с вензелями. И в качестве апофеоза — роллы «Филадельфия» с майонезом.

Интересно, что здесь действительно чувствуешь себя как дома, а не как за границей. Надписи «С Новым годом!» на колясках рикш, конечно, выглядят нелепо. Но спустя какое-то время рикши начинают напоминать русские тройки, не хватает только цыган, медведя и шубы.


***

Вася приехал, как настоящий китаец, на велосипеде.

— Мне нузно встречать новых русских в аэропорту, с вами пойдет Надя, — с этих слов начинается наша экскурсия.

Мы проходим пару кварталов за Васей. Он приехал в Пекин из Харбина. Русский выучил во Владивостоке, пока работал на рынке. Вся его семья живет на севере страны, а он здесь зарабатывает деньги. Встречаем Надю.

— Мне через полчаса надо ехать в аэропорт встречать н­овую группу, — говорит она. — Вам все показет мой брат Вася.

Проходим еще пару кварталов. Надя тоже приехала с севера. В Пекине работает гидом. Она бы нам показала Великую Китайскую стену, но сегодня очень холодно. С появлением нового Васи цепочка гидов замыкается. Впереди только шубы.

Торговля шубами на Ябаолу держится на трех китах: торговый центр «Жетань», торговый центр «Ябао» и центр «Гоя». Шубы занимают престижные первые этажи. Бутики с названиями «Оля», «Юля», «Маша» и им подобные образуют сеть лабиринтов. Все бутики скрываются за занавесками, из-за чего кажется, что ходишь за кулисами театра или цирка. Из-за кулис доносятся р­еплики бесконечного представления: «Алло! Алло! Деньга узе есть! Сечас зе приходи забрать деньга!»

Вася ушел за очередные кулисы договариваться с хозяином о нашем визите и, скорее всего, о своих комиссионных. Жду его у рекламного объявления «У нас оптом норки и бабёры». Звучит серьезно.

— Я научу тебя отличать хорошую шубу от плохой, — уверяет Вася. — Хорошая сшита из мужиков.

— Разве не из норок?

— Из норок, конечно! Самца знаешь? — уточняет Вася.

— Думаешь, шуба из самцов лучше, чем из самок? — удивляюсь я.

— Конечно! Самец во-о-от такой большой, — Вася показывает руками воображаемого самца норки. — У него спина широкая, шкурки из него больше, поэтому шуба лучше.

— А как я узнаю, самец это или самка?

— Я покажу.

Прабабушкой современных норок, которых выращивают на фермах, считается американская норка. Сейчас с­уществуют три ее условных подвида: русская, скандинавская и североамериканская. С научной точки зрения такое разделение мира норок некорректно, скорее, это маркетинговая классификация. В зависимости от места разведения и рациона различают качество меха норки.

Русская считается самой ущербной: слишком большой процент брака. Это не означает, что у нас не могут вывести нормальную норку. Могут, но не в промышленных масштабах. Самая распространенная норка — скандинавская. В этом сегменте битва за качество происходит между финскими и датскими норками, которых в результате уже практически не отличить друг от друга. Североамериканская норка продается на аукционах США и Канады, ее отличительная особенность — г­устая подпушь, благодаря которой мех напоминает бархат.

Объем мирового рынка — около 50 миллионов шкурок в год. Из них 2 миллиона производятся в России, 15 миллионов — в Китае. В Китае, естественно, разводят все подвиды. Считается, что китайцы плохо работают над совершенствованием генетического материала — то ли потому, что не умеют, то ли потому, что не тратят на это особых усилий. Производство живет за счет количества ферм. Рынок позволяет сохранять цену на шкурку, адекватную качеству, то есть низкую.

В России, возможно, качество шкурок лучше, чем в Китае, но цена несопоставимо выше за счет того, что в нее включены расходы на брак. С другой стороны, по качеству наша норка уступает скандинавской и американской. Выгоднее привезти дешевую шубу из Китая и перепродать. Такая же картина в высоком ценовом сегменте, здесь тоже выгоднее привезти из Европы или Америки: цена, адекватная высокому качеству, будет ниже, чем при собственном производстве.


Все бутики скрываются за занавес­ками. Из-за кулис доносятся реплики: «Алло! Деньга узе есть! Сечас зе приходи забрать деньга!»

 

Выбираем в магазине «Ирина» шубу моей мечты. Китаянка Ира угощает чаем с мандаринами и примеряет шубы. Ее помощница приговаривает: «Осень красиво. Выглядит богато». Через несколько минут шубы сливаются в бесконечный поток. В процессе выясняется, что сейчас в моде поперечный крой. На н­ашем челночном языке — «поперечка». Беру три. Черные, самцы, если дунешь, то кожи не видно — все как Вася учил. С торговлей уложился в четыре тысячи баксов. Ничего, что это были последние деньги, — приеду домой, продам в два раза дороже и сказочно разбогатею.

Теперь ходим с Оксаной по номеру исключительно в норковых шубах. Выглядим красиво, дорого и богато. Чувствуем, как шубы меняют нас, делают из нас респектабельных людей. Ужинать идем в ресторан «Маша», а потом в сауну: по дороге в отель нам всучили два флаера на бесплатное посещение. Такая у нас тяжелая челночная жизнь. Еще бы на рикше прокатиться, но пока как-то совестно живого человека в телегу запрягать.

«Сестры! — гласит объявление в ресторане “Маша”. — Аптека. Лечение. Косметика. Гиалуроновая кислота против выпадения волос». Что бы это ни значило, пельмени у них вкусные. Также в меню есть борщ и зимний салат. Из динамиков льется песня про снежинки, которые на ресницах тают. Кругом Китай.


***

Стою на имитации Красной площади в торговом центре «Гоя». Где-то в районе Исторического музея ведутся деловые переговоры: дизайнер обсуждает с клиентом внешний вид нового бутика. Каким по счету тысячным он будет, сказать сложно. На месте Мавзолея висит электронное табло, на нем только что произошло рождение нового бренда ikava. На Лобном месте толпа мужиков режется в упрощенную версию покера. Самая сильная комбинация карт в игре — тройка из тузов.

На седьмом этаже мне наконец попался бутик Men’s fashion, на входе в который не висит занавеска. Захожу внутрь. За стойкой сидит китаянка Юля, ест лапшу.

— А почему везде шторки на входе, а у вас нет? — спрашиваю я.

— Потому что модели копируют, — улыбается Юля. — А наши модели в другой комнате висят. Тут вообще китайцам ходить нельзя. Только русским можно.

На выходе из центра табло-мавзолей сообщает, что по­явился новый бренд money&you. «Поздравляем вас!» — высвечивается надпись.

Бывалые челноки укладываются на Ябаолу в три дня. Идут к своим постоянным поставщикам, берут товар, оформляют карго и едут обратно. На третий день мы сошли с ума от «бабёров», русских песен, сусальной роскоши и международной торговли. Сели в такси и уехали гулять по хутунам — улочкам старого города. Аутентичные кварталы находятся во власти хипстерской культуры. Здесь не понимают русский и разбираются в дизайне. Впрочем, когда мы уселись выпить кофе, заиграла китайская версия «Подмосковных вечеров». Но посетители б­ара имеют очень смутное представление о России. Их больше интересует Weibo, местный аналог твиттера. Даже сидя в туалете, они что-то куда-то постят.

Про туалет — не гипербола: в хутунах на каждом шагу общественные туалеты, потому что в древних китайских домах туалетов нет вообще. Заходишь и видишь несколько дыр в полу — выбирай любую незанятую. А поскольку перегородок нет, коммуникация не прекращается ни на секунду. Мои соседи с зависшими над дырами з­адами сначала долго обсуждали какой-то важный вопрос, а потом погрузились в sms-переписку. С тоски тут явно не помрешь.


***

Спа-салон «Лотос» находится в подземельях торгового центра «Жетань». Изучаю золоченый потолок с рыбами — конструкция завораживает своей чрезмерностью. Прежде чем попасть в сауну, нужно пройти с экскурсией по салону. Изюминка «Лотоса» — доктор традиционной медицины Максим. Его кабинет увешан шелковыми флагами с вышитыми золотом благодарностями от русских женщин за избавление от бесплодия. Приятно представлять себе, как эти счастливые дамы кроили у себя дома шелковую ткань, вышивали по ней золотом, а потом отправляли все это доктору Максиму.

После экскурсии снова утыкаюсь глазами в потолок. В «Лотос» заходят две полные дамы, блондинка и брюнетка, с ними щуплый парнишка. Судя по разговору, у них сегодня был день удачных закупок.

— Какой красивый верх! — восхищается потолком парень.

— Мне нужен массажист-мужчина, — громко объявляет блондинка. — Нужны сильные руки.

— А мне можно и женщину, — хихикает брюнетка.

— Маски для лица вы делаете? — интересуется блондинка.

— Делаем! — радостно отвечает китаянка. — Красавице делаем!

— Мне сорок два, хочу выглядеть на тридцать два! — заявляет блондинка.

— И мне! И мне такую, — пищит парнишка.

— Шутите?! — как бы удивляется китаянка. — Вы так молодо выгля­дите!

У блондинки звонит телефон.

— Привет, зайка, — блондинка знаками показывает своим спутникам, чтобы вели себя тихо. — Я уже спать ложусь. Ага. Потом позвоню.

В сауне два пузатых туркмена обсуждают государственную политику, сравнивают своего президента с Лукашенко, пьют чай из термоса и едят яблоки.

— Чай ваш или общий? — спрашиваю.

— Общий-общий, — наливают они мне чай. — Хочешь водки? Она т­оже общая.

Туркмены перебираются в бассейн. На одного из них падает пластиковая пальма — наконец-то я увидел, как челноки попали в трудную ситуацию. Вскоре другому туркмену надоедает устанавливать пальму обратно, и он вылезает из бассейна.

— Ну че? Я на терочку — так он называет пилинг.

Китайцы совершили настоящее чудо, подобно фее из «Золушки», — превратили обычных русских торгашей с барахолок в настоящих буржуа. Им удалось создать из Ябаолу имитацию культурного места. С основной приметой имитации — пафосом. И если не покидать это место, то ощущение красивой жизни никогда не превратится в тыкву.

 

***

Тяжелые будни подошли к концу. Автобус собирает группу по отелям. Одного человека нет. Вася бегает от ресепшена к автобусу и обратно.

— Может, его убили? — пытается пошутить один из пассажиров.

Конечно, никого не убили. Парень просто забирал свой тюк из какого-то другого места. Если сюда большая часть «аистов» летела в лыжных костюмах, то обратно все дамы отправляются в шубах. Не для красоты, а ради коммерческой выгоды — чтобы провезти с собой как можно больше вещей. Больше двух шуб через таможню не провезешь, за остальные придется платить пошлину. Те, у кого есть точки продаж, основную партию отправили карго, с собой лишь горячий товар. У меня три шубы, если что, о­дну придется накинуть на Оксану.

— Ребята, извините, вы не возьмете с собой шубу, я заплачу, — широко улыбаясь, спрашивает парень.

Здесь русские демонстрируют чудеса вежливости и внимания друг к другу. Возвращаясь из Пекина налегке, можно заработать около пяти тысяч рублей. Но у нас свободного места нет.


Ходим по номеру исключительно в норке. Чувствуем, как шубы делают из нас респектабельных людей


Выстраиваемся на границе по порядку номеров в списке. Девушка, которая все время терялась на въезде, сейчас стоит в норковой шубе абсолютно счастливая.

— Ну, как тебе «Шоколад»? — спрашивает ее одна из челночниц.

— Я была в «Атмосфере» на восьмидесятом этаже! — хвастается счастливая. — Там намного круче.

— Ого! Какая прыткая! — завистливо говорит челночница. — Везде успела.


***

Продать шубу в Новосибирске оказалось намного сложнее, чем купить в Пекине. Я сделал ставку на интернет: продвигал шубу в соцсетях, платил за объявления, чтобы моя шуба висела в топе, — все тщетно. Умников вроде м­еня оказалось много. Чтобы продать шубу через социальную сеть, она должна быть дешевой. Это можно устроить, но выгода от такой сделки покроет лишь стоимость перелета. И вот наконец звонок.

Девушке Инне нужна «поперечка» из норки, чтобы скрывала попу и был капюшон. У меня две шубы, одна с капюшоном, другая без. Встречаемся в торговом центре: там есть зеркала, чтобы мерить.

— Ну, как мне? — Инна стоит перед зеркалом.

— Красиво, — говорю. — Богато смотрится.

Выдаю все, что мне говорили китайцы. Даже про самцов.

— Мне нравится, — говорит Инна.

А мне нет. Шуба с капюшоном смотрится на ней мешковато. Стою и думаю: если сейчас не продам, то буду ближайший месяц сидеть без денег. А если продам, то Инна будет ходить не в шубе своей мечты, а в шубе моих финансовых проблем.

— Померьте ту, что без капюшона, — протягиваю я ей другую. — У нее крой другой.

Инна меняет шубу. Вторая ей в самый раз. Она сама это видит, но хочет с капюшоном.

— Что же мне делать? — спрашивает Инна.

— Не покупать, — говорю я.

Да, челнок из меня не вышел. Стану коллекционером мехов. Звучит благородно, и первые экземпляры уже есть.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с rusrep.ru

0

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • rusrep.ru
          • домен rusrep.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции