html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Лица протеста спустя год после 6 мая

Лица протеста спустя год после 6 мая 6 мая 2012 года. Фото ИТАР-ТАСС / Анатолий Струнин

За прошедший год Илья Пономарев в отличие от отца и сына Гудковых не потерял ни место депутата Госдумы, ни статус члена «Справедливой России». По «болотному делу» один из его экс-помощников находится под подпиской о невыезде, двое других содержатся в СИЗО. Пономарев рассказал Slon, что изменилось в стране с 6 мая прошлого года.

– Напомните, пожалуйста, что вы делали 6 мая в прошлом году?

– Я проснулся где-то в полдень, начал готовиться к митингу. В два часа дня с товарищами мы встречались на Калужской площади. Потом примерно час я ходил по Якиманке и Болотной площади – вышел на разведку, смотрел, где стоят полицейские, пытался с ними договориться, чтобы они передвинули свою пресловутую цепь. После того как я закончил свою разведку – пришел к Удальцову рассказывать, что происходит на Болотной: говорил, что полиция передвинула цепь и сузила проход, что это может привести к столкновениям. Я сказал, что нужно заставить цепь отойти назад. На это Сергей ответил, что в таком случае нас будут обвинять в силовых действиях, а поэтому нужно сделать разделительную полосу между цепью солдат и демонстрантами. И тогда родилась эта идея, которую окрестили сидячей забастовкой. Она была придумана для того, чтобы не допустить столкновений между демонстрантами и полицией, заставить полицию отойти на 15–20 метров назад и освободить проход. А я, соответственно, сидел в первом ряду и договаривался с националистами, чтобы не было несанкционированных действий.

– А о чем вы подумали, когда начались столкновения?

– Я ведь уже 10 лет непрерывно участвовал в различных уличных акциях, некоторые из них заканчивались столкновениями с полицией, и меня самого несколько раз задерживали. Сказать, что на Болотной происходило нечто особенное, я не могу. Тем более организаторы приняли решение, чтобы ни в коем случае не были допущены насильственные действия.

– Тем не менее именно за решением сесть на асфальт последовали столкновения.

– Подчеркну, что насильственные действия начались со стороны полиции, а не манифестантов. Никакой агрессии со стороны демонстрантов не было. Удальцов через мегафон требовал переговоров. Но полицейская цепь, постояв какое-то время, начала двигаться вперед и поднимать людей с асфальта. Потом в метрах 50 ближе к «Ударнику» начался стихийный прорыв, который был ближе к скверу. И это было не там, где происходила сидячая забастовка, где были Удальцов и Навальный. Полиция сама пошла на стычки, хотя с точки зрения буквы закона у нас было согласовано время и пространство, никаких поводов применять силу у ОМОНа не было.

– Когда вы поняли, что последствия этого дня станут роковыми для некоторых участников митинга? 

– Честно говоря, намного позже, это стало понятно в июне. А тогда, в мае, единственное, что выделяло акцию 6 мая, – она проходила накануне инаугурации и поэтому имела символическое значение.

– Что изменилось в стране в связи с этим днем?

– Эти события, судя по всему, были восприняты первым лицом очень лично. Очень яркая реакция была на следующий день. Вся Москва была абсолютно полностью зачищена, по городу шли погромы: омоновцы врывались в кафе, выгоняли оттуда людей. Я не думаю, что первоначально был такой сценарий, – и это была реакция на 6 мая, потому что побоялись последующих протестов и столкновений. И какой-то элемент мести тут присутствует. Месть вылилась на случайных людей, которые были на акции 6 мая. Подавляющее большинство людей, оказавшихся в руках правоохранительных структур, там случайно. В этом и была задача: взять случайных людей, чтобы показать, что любого могут схватить. Еще мы очень долго будем расхлебывать нововведения в законодательстве. Именно 6 мая было точкой, после которой начались ужесточения – законы о митингах, об иностранных агентах.

– Была ли возможность избежать этого процесса?

– Ну, история не знает сослагательного наклонения. Все действовали так, как должны были действовать. Я не знаю, как оппозиция не могла пойти на акцию 6 мая. Мы сделали все, чтобы она прошла мирно и спокойно. Когда полиция пошла на провокации, я не понимаю, как бы мы могли избежать столкновений.

– Сейчас так кажется, что протесты затихли, и на это повлияли довольно неоднозначные вещи вроде истории Константина Лебедева.

– Не думаю, что митинги затихли и что история Лебедева могла на что-то повлиять. Люди выходят на митинги не потому, что их какие-то лидеры организовывают, а потому, что их что-то не устраивает в жизни. На лидеров они смотрят как на какие-то ориентиры, которые могут подсказать, что делать, куда идти, но как лидеров их не воспринимают.

– На свой счет, надо думать, вы это тоже относите?

– Ну конечно. Это вещь универсальная.

– Так что, осталось просто дождаться настоящих лидеров?

– Между бунтом и революцией есть принципиальная разница. Бунт может происходить стихийно и не иметь никакой дальнейшей перспективы. А революция выстраивается долго, для нее нужно готовить структуры.


Весь прошедший год сопредседатель «РПР-ПАРНАС» Борис Немцов продолжал ходить на митинги. Он уверен, что протест будет продолжаться. 

 – Что вы делали 6 мая 2012 года?

 – Как и все, я участвовал в «Марше миллионов». Мы шли на это мероприятие по простой причине: сотням тысяч человек очередное президентство Путина казалось катастрофой. На шествии я был неподалеку от Чириковой и Навального. По-моему, у нас была растяжка «За Россию без Путина». Или «За свободную Россию без Путина» – уже не помню. Мы шли мирно, спокойно и энергично что-то скандировали. Помню, Удальцов какие-то речевки репетировал вместе с нами. А у «Ударника» мы обнаружили фантастическую картину: на Большом Каменном мосту разместились полчища омоновцев, которых невозможно было сосчитать. Это все больше походило на съемку голливудского фильма о битвах времен Римской империи. Вход на площадь закрыт, открыт только узкий проход по асфальту. Мы, возмущенные тем, что они нарушили договоренности, остановились и сели на асфальт. Геннадий Гудков, который тогда еще был депутатом, отправился на переговоры, которые закончились безрезультатно. Тогда мы решили идти на площадь. Когда я встал, меня и всех, кто был впереди, начали толкать люди в капюшонах на омоновские цепи. Им надо было создать давку. Рядом со мной оказался щупленький парень, у которого пена шла изо рта, он меня попросил оттуда его вытащить, потому что боялся умереть прямо там. Я изо всех сил его вырвал. Когда я понял, что это провокаторы – я обратился к людям: пойдемте потихоньку на Болотную площадь, потому что здесь будет провокация за провокацией. Я увел с собой много народу, но, к сожалению, не всех – они попали в эти известные жуткие сцены стычек с полицией. На площади задержали очень грубо и Удальцова, и Навального, и меня, кинули в автозак.

– Вы тогда уже понимали масштаб столкновений? – Нет. Я понимал, что есть провокации, столкновения, что это все будет разыгрываться. Но мы оказались в автозаке минут через пять после начала стычек. Мы вообще не видели, что было на Болотной. Потом нас до ночи держали в СИЗО, а в 12 часов ночи стали судить. Причем, будете смеяться, меня осудили за участие в несанкционированном митинге. Тогда даже судья подошел и извинился, сказал: «Понятно, Боря, что ты был на санкционированном митинге, но было указание тебя оштрафовать».

– А когда стало ясно, какие у Болотной будут последствия?

– Стало понятно после того, как Путин дал команду «посадить как можно больше народу». 7 мая он бился в истерике, потому что ему пришлось ехать по пустынной Москве, зачищенной ОМОНом. Меня задержали на бульваре, который патрулировали эти безумные полицейские с собаками, нацисты, короче говоря. Я посидел в автозаке с неплохой компанией, Шендерович там был. А как инаугурация закончилась – нас выпустили, продержали, чтобы мы им не мешали. А Путин в это время ездил по Москве, на которую будто скинули нейтронную бомбу. Когда на следующий день он осознал масштаб позора, то сказал свою известную фразу: «Они мне испортили праздник, я им испорчу жизнь!» – после этого была развернута кампания, начавшаяся не сразу. Первые обыски у меня были 12 июня, у Удальцова, Навального и Яшина – 11 июня. Есть отчет общественной комиссии по расследованию событий 6 мая, а также отчеты полицейских о вечере 6 мая, что тогда было. Они пишут, что были небольшие стычки, которые удалось локализовать. Тогда полицейским все казалось нормальным. Но затем поступил приказ, и эти кретины взялись за дело.

– Как события Болотной повлияли в дальнейшем на страну?

– После 6 мая пошла взаимосвязанная цепочка событий: обыски у лидеров оппозиции, принятие закона об ужесточении митингов, закон об иностранных агентах, попытка установить цензуру в интернете. Спусковым крючком для этого были события 6 мая, потому что Путин испугался протеста, испугался оппозиции.

– Сейчас кажется, что протесты близки к завершению, как на них повлиял скандал с Константином Лебедевым?

– Ну голову не морочьте: Лебедев – это засланный провокатор, к протесту он не имеет никакого отношения.

– Но год назад казалось, что он имеет к протесту самое прямое отношение.

– В России такое было еще со времен Бенкендорфа: в оппозиционной среде здесь всегда присутствовали провокаторы, странные личности. Русская история с тех пор не поменялась: Лебедев – типичный представитель этой группы граждан. Это человек, который сдал своих товарищей – Удальцова и Развозжаева, он спокойно и открыто об этом говорит. Это человек с судьбой от нашиста до ленинца-марксиста является засланным провокатором. На основании его судьбы неправильно делать выводы об оппозиции вообще.

Но тем не менее он же был частью оппозиции?

– Просто Удальцову с Развозжаевым надо было знать, с кем они работают, и все время быть начеку. Это их ошибка. Но я не считаю, что Лебедев дискредитировал оппозицию, потому что он ей не являлся. И протесты будут продолжаться.  


После 6 мая власти фактически расправились с охранным бизнесом семьи Гудковых. Кроме того, Геннадий Гудков лишился депутатского мандата, а его сын, Дмитрий Гудков, был исключен из «Справедливой России» и теперь тоже готовится к потере статуса депутата. 

 – Где вы были 6 мая?

– В этот день участвовал в мирном шествии, пытался вести переговоры с мэрией. Честно говоря, и не думал, что тот день может закончиться трагедиями. Но тогда возможные последствия могли показаться еще более трагичными: могла начаться давка, и люди затоптали бы друг друга – несколько человек от нее действительно пострадали. А столкновения, могу на 100% сказать, были провокацией со стороны власти. Я знаю, как готовилось мирное шествие: многие организаторы пришли с женами – я, Навальный, Удальцов. Когда Удальцов и Навальный сели перед площадью – это тоже было безопасно. Потому что это была возможность избежать стычек с ОМОНом. Более того, заммэра Москвы Бирюков мне тогда заявил: «Погода хорошая, можно сидеть хоть до вечера». И в какой-то момент показалось, что ГУВД готово пойти нам навстречу. Шел, чтобы сообщить – что они готовы, и в этот момент увидел людей в капюшонах, которые пошли на прорыв оцепления. Я не понимаю, как могли пронести бутылки с зажигательной смесью, хотя обыскивали целиком. Значит, они заранее были внедрены в толпу, чтобы начать акцию борьбы с организаторами митингов.  

– А не считаете, что сидячая забастовка привела к эскалации столкновений?

– Нет. Ее сейчас власть просто использует как повод: посмотрите, вот они сели и они же потом начали кидать булыжники в полицию. 

– К каким последствиям привели события 6 мая, на ваш взгляд?

– У нас совершенно разрушились институты правосудия, которых теперь нет вообще. Отныне все сотрудники в регионах также понимают свою безнаказанность в деятельности против политических активистов. Хотя до этого вроде что-то стало налаживаться. У нас начал развиваться белорусский сценарий. Если раньше чиновники стеснялись грубо нарушать законы, теперь вполне открыто: фабрикуют, лгут. У наших родственников уничтожили бизнес, который 20 лет существовал. Геннадия Гудкова вышвырнули из Думы. Меня вот – тоже готовы, сейчас вот на месяц решили... Но я не жалуюсь: нас предупреждали, но я бы не смог себя вести по-другому. Мы решения приняли, последствия были ясны до 6 мая, мы понимали, чем это может закончиться, – но как оптимисты мы верим, что добро победит зло, пускай этого придется ждать и три, и пять лет.

– Да, но похоже, что активная часть протестов-то уже закончилась.

– Нет. Протесты усилились. В головах. Когда на улице больше 50 тысяч, протест не стих. Он был эмоциональным, но теперь должна начаться работа. Арабские страны показали, что случай на улице может привести к революции. Мы тоже сейчас не можем предсказывать, как протест будет идти дальше. Тех, кто хочет перемен, стало больше. Сейчас мотивация у людей меняется, возможно, скоро другие будут выходить.

– Но сейчас чувствуется серьезное разочарование в лидерах протеста. В том числе и из-за истории с Лебедевым.

– Никакого разочарования нет, просто до этого были завышенные ожидания, которые теперь примеряются с действительностью. А дело Лебедева тоже ни на что не повлияет. Эта история может повлиять только на тех, кто смотрит зомбоящик. Но не на тех, кто читает новости из интернета, – они же все прекрасно и так понимали, как с людьми ведут допросы и так далее. Меня эта ситуация не впечатлила, просто у Следственного комитета появился еще один козырь, чтоб разыграть «болотное дело». А люди выходят сами по себе, потому что хотят перемен. 

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с slon.ru

0

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • slon.ru
          • домен slon.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции