html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

ЕУСПб.: «Минобрнауки должно к 2019 году сделать PhD частью российского образования»

ЕУСПб.: «Минобрнауки должно к 2019 году сделать PhD частью российского образования» © Gary Waters
Новый шаг в борьбе за чистоту диссертаций: вчера глава Высшей аттестационной комиссии Владимир Филиппов заявил, что степень кандидата наук заменят на степень доктора. «Кандидат исторических наук» станет «доктором истории» (хотя пока останется и второй уровень – «доктор исторических наук»). Филиппов пообещал, что требования к диссертациям, советам и соискателям увеличат, чтобы вывести российских кандидатов на уровень «не ниже» западных PhD. Некоторые вузы уже сами собираются присуждать вместо кандидатской степени PhD, хотя дело может закончиться косметическими переменами.

В то же время в России уже есть опыт, близкий к «настоящей» PhD западного образца. Такую аспирантуру уже с середины 1990-х строит Европейский университет в Санкт-Петербурге (ЕУСПб.), в этом году объявивший о создании PhD-программы по политическим наукам и социологии. О том, что такое на самом деле PhD и зачем ее вводить, Slon рассказали ректор ЕУСПб. Олег Хархордин и декан факультета политических наук и социологии Артемий Магун

Slon: Правильно ли я понимаю, что аспирантская программа преобразуется в программу PhD? 

Олег Хархордин: Фактически да. На факультете политических наук и социологии происходит замена на PhD-программу, а на других факультетах – антропологии и истории – создают аспирантуру.

Slon: Другие факультеты подключатся к процессу?

Артемий Магун: Почему мы начинаем с политических наук и социологии? Понятно, что это временно, потом подтянутся другие факультеты. Просто это самый интернационализированный факультет, и здесь нам проще было обеспечить признание программы международным сообществом.

Slon: Наверняка многие не знают, что такое аспирантская программа в ЕУСПб., а уж тем более что такое PhD. Расскажите, чем PhD-программа будет отличаться от российской аспирантуры.

Олег Хархордин: Наша модель ближе к американским PhD-программам. Они предполагают интенсивное обучение, выбор нескольких субдисциплин для специализации, причем по некоторым из них нужно сдать экзамены. Свой основной предмет аспирант должен знать блестяще, и обычно на это требуется два года интенсивной учебы. Затем происходит защита диссертационного проспекта – очень серьезное занятие: нужно и убедить профессоров стать членами твоего диссертационного комитета, и доказать, что ты способен самостоятельно заниматься исследованиями. В российской аспирантуре всего этого нет. Сейчас у некоторых вузов возникают идеи выдавать свою внутреннюю степень, назвав ее PhD. Но это не соответствует принятому в мире формату…

А. М.: Они хотят обычную защиту в российском диссертационном совете назвать PhD. Но PhD – это формат обучения, а не тот диплом, который ты в конце получаешь. Что прекрасно в российской, а вернее, советской аспирантской программе? Человек получает небольшое пособие по безработице и чувствует себя свободно. Но это давно устаревший формат, который остался разве что в некоторых европейских странах, да и там, и в России уже реформируется. 

Прежняя аспирантская программа на факультете политических наук и социологии была неким улучшением советской системы высшего образования. Сейчас мы отказываемся от нее и делаем шаг к совершенно новым стандартам. Почему такие революционные решения? Потому что нереволюционные не сработали. Мы в целом не удовлетворены нашими результатами за последние десять лет. Мы не воспитали такого количества крупных ученых, какое хотели. Видимо, эта мягкая, органическая модель не работает. 

Slon: Хотя американскую систему научной подготовки многие считают лучшей в мире, к ней есть серьезные претензии, в том числе к финансовой ее основе. 

А. М.: Я незнаком с критикой, касающейся самих PhD-программ и их образовательной составляющей. В американских университетах, как и в европейских, сейчас происходят большие пертурбации, связанные прежде всего с кадровой политикой. Подрывается финансовое благополучие преподавателей, начинается экономия. Но Европейский университет этим путем не идет. Мы идем традиционным американским путем: сбор средств от доноров и обеспечение творческой свободы преподавателя при условии серьезной научной работы. Мы требуем результатов – публикаций. Для России это особенно важно. У нас есть культура устной речи, образ такого мудрого профессора, который, возможно, и не печатается нигде. К сожалению, это для нас сейчас не подходит. Россия выходит из изоляции, люди должны узнать о наших замечательных ученых.

Slon: В чем практический смысл введения PhD-программы сейчас в России? Понятно, зачем называть российскую кандидатскую степень PhD. Но кому нужна реальная PhD-программа?

А. М.: Идея, витающая сейчас в воздухе в российском образовательном сообществе, состоит в том, чтобы привязать степень к конкретному вузу и обеспечивать ее репутацию репутацией вуза. Наша степень PhD будет говорить научному сообществу, что ее обладатель прошел у нас многолетний курс углубленного обучения, что он – представитель одной из научных школ ЕУСПб., носитель методологии и мировоззрения, присущих преподавателям ЕУСПб. То есть это уход от анонимности, переход к более индивидуальному и штучному подходу в производстве потенциальных «звезд».

О. Х.: Ясно, что Минобрнауки надо создавать хорошие докторские программы. Они работают в этом отношении с ВШЭ и СПб.ГУ. А если новый технический университет Сколтех будет выпускать кадры, конкурентоспособные на мировом рынке, он не может выдавать кандидатские. Как тогда его выпускники будут конкурировать с выпускниками PhD-программы MIT? Поэтому Сколтеху придется налаживать программу PhD. То, что мы делаем, будет частью общего процесса в стране. PhD можно запускать и в сильных региональных вузах. Тогда люди туда тоже поедут, и с мирового рынка тоже. Не обязательно ведь китайцам и индусам учиться только в Штатах или в Европе.

Для нас вопрос встал, когда мы начали запускать совместную PhD-программу с Европейским университетом во Флоренции: насколько то, что мы делали в нашей аспирантуре, ложится на их представления о PhD-программе? И во время унификации мы пришли к тому, что нужно немного повысить уровень нашей программы, чтобы она соответствовала всем этим стандартам, включая и обучение, и экзамены, и предзащиты проекта и так далее. Фактически это выстраивание третьего уровня Болонской системы, что в России пока не было сделано. Мы к этому пришли.

Slon: Нет, но все-таки. Какой практический смысл заниматься этим, когда 90–95% образовательных учреждений цепляются за старый вариант и не хотят с ним расставаться?

А. М.: Так именно поэтому программа и вводится. В силу определенной инерционности и консерватизма российской системы, несмотря на титанические усилия Министерства образования, все-таки люди не хотят перестраиваться. Это приведет к необходимости переучиваться, к переоценке своих достижений. Конечно, это тяжело, травматично. Особенно в социальных науках, где уровень и в советское время был низкий, и в 1990-е и 2000-е годы не вырос. Это как российский футбольный чемпионат. Играть умеют, есть пара неплохих команд, но общий уровень чемпионата ниже, чем в Испании. А у нас говорят: давайте испанский и российский чемпионаты объединим, и все будут в одной лиге. Наверное, это многим командам не понравится. Поэтому пока стратегия нашего правительства – и мы играем по тем же правилам – состоит в том, что двумя эшелонами это происходит. «Зенит» и «Спартак» стремятся выиграть Лигу чемпионов, а все остальные играют как умеют.

И мы не говорим, что в США все системы работают лучше всех. Это не так. Там есть очень много проблем и много секторов, откуда я бы ничего не заимствовал. Скажем, средняя школа – очень плохая. А вот аспирантура там хорошая. Это выливается в публикации, в Нобелевские премии и так далее. Поэтому это устройство стоит заимствовать, и, наверное, Россия к этому придет. 

Мы же не только заимствуем процедуру обучения, но и обеспечиваем ее выпускникам вхождение в существующую международную науку. Мы привлекаем зарубежных ученых из ведущих университетов в диссертационные комитеты. Это система комитетов, коллективного руководства – и здесь тоже отличие от российской ситуации. В эти же топовые университеты наши PhD-студенты едут на стажировки. Диссертация, как правило, пишется на английском языке. То есть мы задаем ряд условий, которые позволяют этой программе встроиться в международный порядок, а ее выпускникам – влиться в международную научную среду. 

Slon: На это могут сказать, что вы будете производить людей не для России, а для абстрактного международного рынка. 

О. Х.: Сейчас многие федеральные университеты набирают новую рабочую силу. И все смотрят за тем, что делает ВШЭ, где явно взят курс на международный рынок. И РАНХиГС готова нанимать в основном обладателей PhD. Российский рынок для PhD растет, это сейчас большой тренд для федеральных университетов. И вместо того чтобы нанимать человека, который окончил Индианский университет, возможно, лучше взять нашего выпускника. 

А. М.: Мы, несомненно, собираемся конкурировать с Индианой.

Slon: На какую аудиторию вы рассчитываете? Больше будет людей из России?

А. М.: Да. Мы полагаем, что на первых порах да. 

О. Х.: Многие российские аспиранты хотят поехать на PhD-программу за границу. Была бы такая программа в России, некоторые из них остались бы здесь – играют роль семья, язык, переезд и так далее. Этот вариант нужно предложить на научном рынке страны, чтобы люди не уезжали. 

Есть и второй аспект. В ноябре собирался наш международный консультативный совет, куда входит Герхард Каспер, бывший президент Стэнфордского университета, и Генри Розовски, бывший декан факультета гуманитарных и естественных наук Гарварда, известный реформатор. Они оценивали наш проект PhD с точки зрения реалистичности. И пришли к выводу, что в Петербурге есть уникальные ресурсы, позволяющие сделать PhD лучше. Например, диссертацию по русской революции нужно писать именно здесь, опираясь на архивы, которые есть здесь. Россия может предложить нечто уникальное и на других направлениях. 

А. М.: PhD в Гарварде – дело хорошее. Мы рекомендуем. Но если в Гарвард вы не поехали, если хочется прожить годы своей молодости в красивом городе, где говорят по-русски, получить образование западного формата и уровня, да и включить преподавателей Гарварда в ваш диссертационный комитет – это тоже вариант.

Slon: А для вас что будет главным достижением – что выпускники программы займут какие-то значимые позиции в России или что они займут значимые позиции в Штатах или в Европе?

А. М.: Идеал в научной среде – это человек, который ездит туда-сюда, строит себе биографию в нескольких научных центрах. Поэтому мой идеал – чтобы они, конечно, работали в России, но имели опыт работы в Йеле или в Sciences Po. Наша страна слишком изолирована и на социальном, и на научном уровне. Задача в том, чтобы российские интеллектуальные достижения были признаны, и в том, чтобы глобальная проблематика приходила к нам. Чтобы мы не оценивали мир по меркам своей деревни.  

Slon: С финансовой точки зрения все устроено так же, как прежняя аспирантская программа?

А. М.: С финансовой точки зрения все сильно меняется. Мы пока не называем точных цифр, но суть будет такая же, как в Гарварде, а не как в Европейском университете раньше. Аспирант получает, грубо говоря, зарплату начинающего менеджера.

О. Х.: Денег должно хватать, чтобы человек мог не работать.

А. М.: На спокойную жизнь. Без излишеств. На магистерской программе у нас студенты получают в районе 450 долларов, хотя есть повышенные стипендии. Но магистров много, и мы просто не потянем дотационную магистерскую программу. С PhD по-другому: тут люди постарше, и их работа уже ближе к профессиональной деятельности. Поэтому они должны получать более-менее нормальные деньги.

Slon: А университет-то откуда будет эти деньги брать?

О. Х.: Надо отметить, что в декабре мы наконец обошли МГИМО по размеру эндаумента; теперь наш эндаумент – номер один в стране. Надеемся, что проценты от эндаумента и будут финансировать разные образовательные инновации. 

А. М.: На магистерскую у нас сейчас поступает человек 20 в год на факультет. А на PhD поступать будет, по крайней мере на стипендию, – шесть человек. 

Slon: Часть аспирантов будет без стипендии? 

А. М.: Да, как и везде. У нас будут платные места. При средних результатах мы можем взять человека без стипендии, при «совсем средних» можем взять с него полную плату за обучение. Потом, если он покажет, что подает надежды, это все можно пересмотреть. 

Slon: Но это будет скорее исключение.

А. М.: Я не жду сразу огромного интереса, чтобы люди сами платили нам за это деньги. Мы ведь не нефтью торгуем, а обещаем человеку карьеру в интеллектуальной элите, которая не принесет ему богатства. 

Slon: Не получится ли, что людям, которые пишут PhD, потом придется этот текст переводить на русский и защищать как кандидатскую?

А. М.: Это не исключено, и не думаю, что это страшно. Если человек, написавший PhD, захочет встроиться в российскую систему, мы ему поможем защитить кандидатскую. Я надеюсь, что этого не будет. Но если российская ситуация не будет меняться, то это даст после определенных усилий двойной тип признания. 

О. Х.: Переводить – это необходимость ненадолго. Если Сколтех запускается в 2014 году и им нужны первые PhD в 2018-м, Минобрнауки должно к 2018–2019 году сделать PhD частью обычного российского образования. Тогда мы свою программу просто сертифицируем по госстандарту.

Slon: То есть вы исходите из того, что лет через 7–10 этого дуализма уже не будет.

А. М.: Очень надеюсь, что нет.

О. Х.: Не знаю, что решит министр образования в тот момент, будут ли они сохранять аспирантуру параллельно с PhD. Но им надо запускать PhD в ближайшее время, если они хотят обеспечить российской науке конкурентоспособность. Этот формат должен быть в наличии.

Slon: Вы говорили о том, что эндаумент ЕУ стал первым в России. Когда российские власти начали борьбу с иностранными агентами, подразумевалось некое неформальное соглашение: не берите деньги за границей, деньги есть внутри страны, и мы поможем вам добывать их здесь. Видны ли усилия со стороны правительства, чтобы это заработало?

О. Х.: Со стороны правительства – нет. Но симпатизирующие бизнесмены понимают свою возросшую социальную ответственность. Им можно объяснять: у нас есть подразделение, которое производит интересное знание, – помогите ему перейти на российское финансирование, чтобы его не обвиняли, что оно сидит на западных деньгах. Теперь такой аргумент стал легитимным. 

Slon: Как вообще бизнес относится к гуманитарному знанию, к социальным наукам? Что-то поменялось в головах у людей, которые принимают решения о выделении денег?

О. Х.: У российских – почти что нет. У иностранных все хорошо поставлено изначально. У них долгая традиция: нужно на это жертвовать… У российских предпринимателей подход пока еще прагматичный. У них стоят другие задачи – например, создать лучшую компанию в России. Но все они двинутся постепенно вслед за Зиминым. Просто из тех, у кого были большие деньги, Зимин первым подошел к такому возрасту. Второй пример – Потанин, который $50 млн оставит детям, а остальное отдаст в большой благотворительный фонд. 

А. М.: В последние годы вернулось понимание, что социальные и гуманитарные науки важны. Если вообще все это убрать – идеологическую, мировоззренческую сферу, обратную связь с обществом, – если оставить только экономику и право, у нас произойдет социальный взрыв. Это площадка, это язык, которые необходимы. Не говоря уже о необходимости общаться на одном языке с западным обществом, как бы с его тлетворным влиянием ни боролись. 

О. Х.: Русский бизнес будет давать больше денег науке, когда произойдет трансформация нашего общества, когда оно станет скучным западным обществом. Социология обслуживает потребность в управлении свободными людьми. А для этого надо знать, как эти миллионы свободных людей себя ведут. 
Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с feedsportal.com

0

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • slon.ru
          • домен da.feedsportal.com
          • домен feedsportal.com

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции