html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

«Самое любимое» Константина Райкина


В минуты интервью он чуть-чуть напоминает химика, у которого где-то там, в лаборатории, идёт опыт и колба стоит на огне. Вроде и включён, и азартен, но душа витает…




Последний раз в Перми Константин Райкин был четыре года назад с моноспектаклем «Контрабас» по Патрику Зюскинду. В этот раз свою творческую встречу с пермской публикой «Самое любимое» народный артист России, режиссер и художественный руководитель театра «Сатирикон» решил посвятить 100-летию со дня рождения своего отца — гениального Аркадия Райкина. Вечер, наполненный высокой поэзией, пропущенной через сердце, рассказами о театре, анекдотами из жизни и, конечно, воспоминаниями, получился необычайно лиричным и проникновенным.



— Вас в глаза и за глаза уже не первый десяток лет именуют Костя, а не Константин Аркадьевич. И вас, похоже, это не коробит…

— Мне трудно точно объяснить, но мне нравится. Как общение на «ты» — ведь бывает по-разному: либо — хамство, либо — доверительность. Так и здесь: если нет хамского панибратства — приятно. Просто Костя — свидетельство моей живости и общедоступности. Я не мэтр с апломбом, а нормальный человек. Но «общедоступен» я не всем — только себе подобным. А вообще, вы и не догадываетесь, какая прелесть перед вами!..

Не согласен с «Золотой маской»

— Пермь называют театральным городом. А что вы знаете о нас?

— Знаю Пермский театр оперы и балета с его намоленностью и очень хорошей аурой. И знаменитую балетную школу. Гастроли вашего театра в Москве бывают регулярно. Да и «Золотую маску» так просто тоже не дают. Это все-таки самая престижная из театральных премий, а поскольку Пермь попадала в номинанты и лауреаты неоднократно, это показательно.

— Вы действительно считаете, что «Золотая маска» вручается лучшим театральным силам страны?

— Да что вы, боже упаси! Конечно, нет! Во-первых, никогда не надо думать, что нечто вручающееся означает что-либо серьезное. «Оскар» тоже национальная премия, и что? Да, «Маска» престижна, ее приятно получать, приятно номинироваться, потому что это означает: тебя учитывают как-то. Но я вообще часто бываю не согласен с «Золотой маской». У ее экспертов есть весьма непонятная любовь к очень элитарным спектаклям. Вот если выстроить в единый репертуар все золотомасочные спектакли, то такой театр неизбежно прогорит. Потому что театр — это вид искусства, который не просто зависит от публики (любой вид искусства от нее зависит), в театре публика является частью этого вида искусства. И это необходимое условие его существования.

Вот я сегодня с утра побывал в вашей галерее — той, что на набережной, оказавшись одним из трех посетителей. Там висят картины Саврасова, Репина, Сомова и других. И они висят, даже когда там никого нет. И в темноте висят, и ночью. Они самодостаточны. А спектакля в пустом зале априори быть не может! Иначе театр как вид искусства просто исчезает.

Успех — это необходимое условие. Более того, театр — это искусство настоящего времени, в нем нет будущего и прошлого. Ты должен быть понятым, востребованным и почувствованным сейчас, пока идет спектакль. Никаких приходов на кухню, озарений: а, вот это про что! И вдруг зарыдал за ужином. Фигня это! Это все очень не по-русски. Это брехтовская система: сначала думать, а потом чувствовать. А русский путь лежит через сердце в голову, а не наоборот.

— В спектакле «Контрабас» вы один, практически без декораций, «держите зал» два часа. После него критика писала: «Есть ли что то, чего он еще не умеет в своей профессии» А действительно, есть?

— Разве можно достичь совершенства в профессии? Каким же надо быть дураком, чтобы сказать: я все умею в своей профессии, которая называется искусством! Кто может сказать, что умеет все?

«Боюсь быть скучным»

— Как должны лечь карты, чтобы вы пригласили к себе в театр нового режиссера? Вам должен быть близок стиль и метод его работы?

— Я смотрю его спектакли. Режиссер — это же судьбоносная фигура для театра. Артиста — и то нельзя брать с чьих-то слов, надо самому смотреть. А уж режиссер тем более должен показаться. Потому что на какое-то время от него будет зависеть судьба театра — от степени удачи и неудачи его постановки. Это вообще такой временный командир, которому ты доверяешь своих актеров. Или самого себя! Поскольку я не могу играть в том, что ставлю. И если я играю, то это кто-то другой ставит. А чтобы понять, нужен ли мне режиссер, мне надо посмотреть его спектакль, и не один, и понять, есть ли у нас совпадения. Потому что есть хорошие режиссеры, которых я никогда к себе не приглашу. И никогда не позову того, у кого сложные отношения с публикой.

Наш театр находится в Марьиной роще. Это такой, я бы сказал, довольно грубый район за пределами московского Садового кольца. И когда у нас на сцене пять минут скучно, люди встают и уходят. Поэтому я не могу делать скучно! Вот, скажем, МХАТ, который находится в Камергерском переулке, может себе позволить сделать неудачный спектакль. Люди гуляют по центру города, там красиво. А почему не зайти в театр, не посмотреть плохой спектакль и при этом настроение себе сильно не испортить? А я должен отблагодарить своих зрителей за то, что они так далеко ехали. Наши грубее, но и лучше, с другой стороны. Я сам не люблю вялотекущего на сцене, а люблю, когда внятно.

Поэтому чужаков я приглашаю редко… Хотя что значит редко? У меня все время кто-то что-то делает, но чтобы найти своего, нужно пуд соли съесть. Поэтому-то в последнее время я стал все делать сам, я знаю свой зал и свою публику и знаю, как надо сделать успешно. И об этом говорить никогда не стесняюсь. Для меня неуспех — страшнее смерти. Что такое по сравнению с ним «Золотая маска»?! Вот театральная критикесса (из талантливых злючек, кстати) Маша Давыдова спрашивает: «А разве вам не нравится совершать такие ошибки, о которых бы потом писали все критики и изучали столетиями?» Да никогда в жизни! Гори они синим пламенем, все критики. Мне удача гораздо дороже и желаннее. Не надо мне никаких неудач, которые потом будут изучать! Не хочу я этого. Я театральный практик, для меня неудача — страшное дело: значит, ты не понят, не востребован со своими муками и представлениями о жизни. Значит, тебя не понимают!!!

— Константин Аркадьевич, вы так страстно об этом говорите, что понимаешь: такой болезненный опыт был…

— Конечно! Это обязательно надо испытать!

— Но как потом излечиваться от страха: а вдруг это снова повторится?

— Вопрос только в интуиции. А спасение… в похожести на других. Мне смешно, когда кто-то страстно лелеет свою непохожесть. Но ведь непохожесть никуда не денется, мы и так все не похожи друг на друга. И бе-зумно похожи при этом. Но это-то и важно. Я, например, знаю: то, что нравится мне, нравится многим. И меня это очень радует. Когда я говорю «многие», то имею в виду театральных зрителей, которых изначально меньшинство. В театр ходят 8–10 процентов населения, в лучшем случае. Значит, это уже избранные. Да, бывают ошибки. Я знаю, что такое неуспех. И каждый должен знать. Чтобы раз и навсегда этого бояться.

Некоторым режиссерам я просто в глаза боюсь смотреть. Как они устроены? Они не боятся быть скучными. А я страшно этого боюсь. Ужасно, панически! Это все равно, как что-то рассказывать и понимать, что тебя не слушают. По-моему, это бе-зумно унизительное состояние. А есть люди, с которыми никто не разговаривает, но они все равно продолжают говорить. И их не волнует, что их никто не слышит. Для меня это поразительное, загадочное качество. Но среди большего количества режиссеров я вижу подобное. Зрители уходят из зала. Ужасно оскорбительная ситуация! Это означает, что им глубоко наплевать.

Поэтому я очень боюсь быть непонятым и неуслышанным. И неуспеха боюсь. Но чтобы этого не бояться, надо хоть раз это испытать. Это все равно, как не может быть полноценным мужчина, которому хоть раз не отказала женщина и который ни разу в жизни не получил по морде. Это тоже обязательно! А таких людей, которым ни разу не давали по морде, я вижу за километр. У них нет объемного представления жизни. Они одномерные и одноклеточные, не видят трехмерного пространства. У них жизнь плоская. Фотообои какие-то…

— Каждый год вы берете в театр сразу несколько своих выпускников. Настолько все талантливые?

— Они у меня обязательно проходят через Островского. Но при любом нюхе педагога получается очень большой процент ошибок.

«Мастера и Маргариту» не трогать!»

— Вы пробовали ставить «Мастера и Маргариту» Булгакова…

— С этим романом у меня свои отношения. Я пробовал его поставить, но это другая история. И я не хочу ее рассказывать. К этому произведению не надо прикасаться вообще. Это ни у кого не проходит безнаказанно. Исключений не было. И Виктюку, поставившему «Мастера и Маргариту», тоже придется с этим столкнуться. Его спектакль я не пошел смотреть принципиально. Фильм Юрия Кары вышел на экраны сколько лет спустя и счастья никому не принёс… У Юрия Петровича Любимова тоже есть спектакль «Мастер и Маргарита». И что стало с «Таганкой»? Убежден, это — абсолютная, стопроцентная чертовщина! Где Юрий Петрович и где его театр? Разве не странным было разделение «Таганки»? А что произошло с Эфросом и с театром вообще? Это и есть последствия подобных заигрываний с чертовщиной.

— Наверное, вы правы…

— Что же вы так вздыхаете? Не надо драматизировать ситуацию (улыбается). Кстати, приезжайте к нам на премьеру спектакля «Синее чудовище» по комедии Карла Гоцци. Роскошный спектакль! Там Полина, моя дочь, играет Смеральдину. И хорошо, между прочим, играет. И так считаю не только я. Порода!..

«Веду диалог с отцом»

— Вы строите свою семью по образу и подобию родительской?

— И да, и нет. Это вещь подсознательная. Плана по воспитанию у меня не было. Дочь Полина уже взрослая, в чем-то мне очень нравится, как она воспитана. Она — Райкина, я в этом убедился. По духовной закваске, по душевному строению. Она — наше, райкинское, продолжение. А вот как это случилось, не знаю. Наверное, общение и гены.

— У вас есть внутреннее ощущение связи с отцом? Вы с ним часто советуетесь?

(Тихо): — Есть. Но это не значит, что у меня с ним какой-то постоянный сеанс связи. А диалог происходит постоянно. Помимо слов и даже, я думаю, неосознанно. Я к этому привык, и это присутствует во мне как данность. Думаю, что я его очень неплохо знал. Знал… собой. И это проистекало не от количества общения, не от часов, проведенных вместе, потому что папа был человеком довольно закрытым. Нельзя сказать, что физически со мной и моей сестрой Катей он проводил много времени, мы вообще его не так часто видели, но родство у нас было очень тесное. Я его через себя и собой знал. Такое у меня ощущение. Притом что мы были, конечно, очень разные, и в этом — мое спасение. Не то чтобы я его знаю. Все равно другого и даже родного человека знаешь до определенной черты. Даже для меня он во многом человек загадочный, мой отец. Но в какой-то степени я его очень ощущал.

Какие-то его основные вкусы, пристрастия, мне кажется, во мне проросли. Мне даже трудно выразить это словами. Он меня очень ко многому приучил. Буквально каждый день, если посмотреть, в моей жизни воспитание папы как-то прослеживается. Я играю «Контрабас» в какой-то степени исключительно потому, что меня вообще интересует симфоническая музыка, к которой он меня с детства приучил — водил на концерты. Я сегодня был в галерее у вас просто потому, что меня папа приучил к живописи. И так далее. Это во всем проявляется. Мне передалась способность восхищаться талантом другого. И, не завидуя, тянуться, заражаться.

Уже работая в одном театре, мы с ним, случалось, жарко спорили, но еще при его жизни мы решили, что театр, который им создан и носит теперь его имя, должен измениться с его уходом. Это были непростые разговоры, потому что это были разговоры о том, как мы будем жить, когда его не будет. Мы с ним обсудили, как дальше развиваться театру. И он благословил эту трансформацию нашего театра — из эстрадного в драматический. Он знал, что я по этому пути буду дальше вести дело. Я совершенно убежден: то, что у нас происходит в театре, в принципе, ему бы очень нравилось.

— Он вам снится?

— Нет. У меня вообще со снами какая-то странная история. И я их… не вижу. Нет, может, и вижу, но никогда не помню. Иногда специально заставляю себя проснуться, чтобы рассказать о важном сне…

— А новые постановки не снятся?

(Быстро): — Снятся. Но тогда я не считаю, что это был сон…

«Актёрская профессия — вонючая»

— Знаю, что как поклоннику Зюскинда вам близок не только «Контрабас», но и «Парфюмер». Не здесь ли лежат истоки вашей коллекции парфюмов?

(Хохочет): — Нет! На самом деле все началось оттого, что наша актерская профессия… очень вонючая! Скачешь весь день по сцене, потеешь и, следовательно, потом неприятно пахнешь. А мне хотелось пахнуть хорошо и вкусно. Так я начал собирать одеколоны, как тогда говорили. Нет, ну все подряд запахи я, безусловно, не собираю. Лишь те, что мне нравятся. Что-то привожу с гастролей из других стран, что-то дарят. Сейчас в моей коллекции порядка полутора тысяч запахов. Впрочем, я и окружающий меня мир люблю воспринимать на нюх…

— Вы раньше занимались спортом. И сейчас находитесь в хорошей форме. Есть фирменный секрет?

— Да какой секрет! И спортом я не занимаюсь специально. Но играю шесть названий в театре. Вообще-то это много для артиста моего офицерского состава. Обычно актеры такого статуса — хотя не хочется о себе так говорить — играют 6–8 спектаклей в месяц. А я — 18–20. В редком случае 14. И все они очень подвижные. Кстати, мой приезд в Пермь был под большим вопросом из-за серьезных проблем со спиной. И сейчас все еще не очень хорошо, хожу перекошенный. Но пока справляюсь. Видимо, специально спортом мне заниматься уже не надо, и так хватает нагрузок. Да и как-то я привык всегда быть здоровым. А тут вдруг началось… (вздыхает).

— Вы подрабатывали в зоопарке, чтобы получше изучить повадки и привычки животных. Эта страсть к братьям нашим меньшим не прошла?

— У меня есть загородный дом, его охраняют две здоровенные собаки. Одна — среднеазиатский волкодав. Вторая — немецкая овчарка. Обе они выдрессированы как сторожевые и признают только меня. Очень злобные, но очень добрые собаки… по отношению ко мне (смеется). Кошка есть. Она живет в доме. А псам в жилье заходить нельзя.

— Вы можете взять в руки ружье?

— Я могу взять в руки ружье и выстрелить могу. Но не люблю охоту. Бывал я там, но мне не нравится. Мне и рыбная ловля не очень нравится, я к животным по-другому отношусь. Гуманно.

— Я почему-то так и думала…

газета Звезда
Маргарита НЕУГОДОВА





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Подписывайтесь на нашу страничку

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с livejournal.com

2

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • gazeta.zwezda
          • домен gazetazwezda.livejournal.com
          • домен livejournal.com

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции