html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Ненужная помощь

Или почему одна бабка равна двум собакам

Меховой сугроб на подоконнике у входа в курящий зал «Шоколадницы». Из него торчит серая шапка, похожая на тюрбан. Рядом пакет и еще пакет. Блестящие калоши выглядывают из-под полы шубы. Это – бабка. Спит на подоконнике, зарывшись в старый коричневый мех.

15 марта

03.30

Бабку будит один из моих друзей и спрашивает, почему она спит тут, а не дома. Она открывает глаза. Веки у краев воспалены. Из-под шапки торчат седые букли. Бабка без нытья, жалоб и просьб о помощи бодро объясняет: она жила с братом, квартиру приватизировать не успели, брат умер, бабку выгнали, сейчас ее квартира принадлежит жене полицейского, но та в ней не живет, а сдает за тридцать тысяч в месяц.

Время позднее, и я, слушая бабку, а также наблюдая за попытками друга ей помочь, думаю: если сейчас он решит вызывать ей какую-нибудь социальную службу, то я сама лягу на этот подоконник и усну среди бабкиного тряпья. Помощь ограничивается вручением бабке бумажки из моего блокнота с номером его телефона и просьбой звонить, если бабке что-нибудь понадобится.

Выйдя на темную улицу, сквозь затемненное и подсвеченное электричеством окно я вижу спину бабки, которая снова окопалась на подоконнике, готовясь спать.

17 марта

01.00

За рулем – мое порождение (гражданская активистка, зоозащитник, одна из героинь дневника репортера "Люди звери". - Прим. - РР). Все в той же цветастой курточке, в которой она ездила со мной в собачий приют. На сидениях машины – клочки собачьей шерсти. Мы проезжаем по пустой ночной дороге мимо «Шоколадницы». В окне видна спина сидящей на подоконнике бабки.

– Здравствуйте! А это снова мы! – ору я, вваливаясь в предбанник «Шоколадницы». В прошлый раз я успела заметить, что бабка туга на ухо.

Бабка встает с подоконника.

– Мы хотим вам помочь! – продолжаю я, наступая на бабку. Порождение маячит у меня за спиной. – Мы вас определим в приют!

– Ой, не надо, девочки, – бабка отступает. – Там зона. Я там побыла в Люблино, сбежала.

– Тогда в дом престарелых! – предлагаю я.

– Ой, не хочу, – бабка моргает воспаленными веками. – Я мусульманка, – говорит она, – по пятницам в мечети сижу. Вот мне шубу там дали. Принесли для одной женщины – тканное пальто и эту шубу. Шуба ей не налезла, а я случайно рядом оказалась. Раз в неделю я тут неподалеку в баню хожу. У меня пенсия – тринадцать тысяч. Продукты в «Ашане» покупаю. В Макдональдсе обедаю, там меня знают. Иногда угощают – кофе или мороженым.

– Но вы не можете жить на улице, – говорит порождение.

– А? – переспрашивает бабка.

– Вы не можете жить на улице! – надрываюсь я.

– А я, девочки, вам скажу, мне нравится ни от кого не зависеть. Мы в детстве тринадцать детей жили в двухкомнатной квартире. Не хочу я этого больше.

– А кем вы работали?!

– Сначала чертежницей, потом библиотекарем, – говорит она, и я замечаю, что по всему подоконнику разложены газеты, которые она читает.

– У вас есть родственники? – спрашивает порождение, и я перевожу ором: «У вас есть родственники?!»

– У меня сестра с племянником. Я в их квартире прописана.

– Почему вы у них не живете?!

– А я не хочу в их жизнь лезть. Двадцать пятого марта суд – сестра с зятем судится за однокомнатную квартиру. Если она ее отсудит, она меня туда пустит.

– Они вас обманывают, ваши родственники, – вставляет порождение.

– Конечно, обманывают! Если бы они о вас беспокоились, они бы никогда не позволили вам жить на подоконнике! Давно вас выгнали из дома?!

– Два года назад. Сначала я сидела в другой «Шоколаднице», но меня оттуда выгнали. Теперь я ночью сижу здесь.

– А что вы будете делать, когда вас выгонят и отсюда?!

– Пойду в «М-видео». Это тоже круглосуточный магазин.

Из кафе выходит группа молодежи – в желтых и оранжевых тимберлендах. Они смеются и спешат куда-то дальше, в ночную Москву.

– Давайте мы вас устроим в дом престарелых? – предлагает порождение.

– Нет, – отрезает бабка, – не вмешивайтесь. Я туда не пойду. Там анализы надо сдавать. Я могу сдать кровь и флюорографию – показать, что у меня нет туберкулеза. А так я не хочу… не хочу… Слышала, в Митино есть хороший дом для актеров.

– А если мы постараемся вас устроить туда?!

– Нет, девочки, не надо. Я не хочу ни от кого зависеть.

– Давайте мы пойдем в суд двадцать пятого и узнаем, что там с квартирой вашего зятя?

– Нет, я не могу без разрешения сестры. Я не могу ее нервировать. У нее и так лимфоузел на ноге воспаляется.

– У нее лимфоузел, а вы – спите на подоконнике! – говорим мы с порождением хором.

– А давай отвезем ее к Даше (Дарья Тараскина, владелица частных приютов для животных – «РР»), – предлагает порождение. – Вы могли бы там ухаживать за собаками и получать зарплату. Вы любите собак?

– Нет, я собак не люблю, – снова отрезает бабка, и я чувствую, как стремительно у меня за спиной испаряются благие намерения моего порождения.

– Ну… может, вы птичек любите? – примирительно говорю я.

– Птиц люблю. Я их вон каждое утро кормлю на площади, – бабка кивает на пакет с хлебом.

– Вы скажите, – говорю я, – может, вас такая жизнь устраивает, а мы лезем к вам со своей помощью, которая вам не нужна? Вам, может, нравится жить на улице?

– Девочки, – строго и манерно говорит бабка, теребя мятыми пальцами горлышко старой пластиковой бутылки с мутной водой, – мне нравится ни от кого не зависеть. Я не хочу в приют и в дом престарелых. Я не могу спать по несколько человек в комнате. Я хочу свою маленькую комнатку, больше мне ничего не надо. Вот недавно снимала деньги в банкомате, ко мне один пожилой мужчина подошел, предложил пойти к нему. Я отказалась, – говорит бабка и неожиданно начинает хихикать, как молодая девушка на смотринах.

– Правильно, – говорит порождение, – не надо ходить к незнакомым мужчинам.

– А я и не пошла, – гордо отвечает бабка.

Мимо нас проходит уборщица-мигрант в бордовой униформе. Она смотрит на нас с подозрением и, как мне кажется, даже с угрозой. Выйдя на улицу, она продолжает смотреть на нас через стекло.

– А вы вообще были замужем? – спрашиваю бабку.

– Никогда, – надменно отвечает бабка, словно я позволила себе заподозрить ее в чем-то стыдном.

 

Мы сидим за столиком в ожидании кофе, и мое порождение вполголоса делает свои подсчеты. Я слышу фразу, которую сразу же решаю записать: «Срок дожития бабки и собаки примерно одинаковый».

– Ты хочешь сказать, что одна бабка равна одной собаке? – уточняю я.

– Нет, – серьезно отвечает порождение, – одна бабка равна двум собакам. Если проживание одной собаки не в самой дорогой клинике стоит пятьсот пятьдесят рублей в месяц, ну, той клинике, где не страшно оставлять собаку, то, значит, две собаки стоят тысячу сто рублей в день и, соответственно, тридцать три тысячи в месяц. А ты еще учти, что я снимаю для собак клети с услугами – два раза в день питание и три раза в день выгул…

– К счастью, наша бабка сама себя выгуливает, – вставляю я.

– А еще медобслуживание – это дополнительный расход, – продолжает она. – В итоге две собаки в месяц обходятся в полтинник.

– И где ты берешь эти деньги? – вдуваю я сердечко, изображенное корицей на пенке с капучино. На его месте остается корявая загогулина.

– Я потратила все свои запасы и запасы друзей, потому что мои уже кончились. У нас с бабкой только один вариант – собрать для нее денег на съемную квартиру.

– Наверное, бабка действительно вышла бы дешевле, чем собака, но тут есть два «но», – замечаю я. – Первое – люди с большей готовностью скидываются на собак, чем на бабок.

– Не факт, – оспаривает мое «но» порождение. – Люди, которые не считают себя собачниками, начинают орать: «Лучше б людям помогли!» Но сами людям не помогают.

– Хорошо, тогда второе «но». Лично меня не устраивает такой способ помощи. Он – неудобный для меня. Я не хочу быть закабалена этим ежемесячным поиском. У меня своих дел хватает. Молодой человек! – подзываю я охранника, стоящего у стойки.

Он подходит и сразу зачем-то начинает подрыгивать ногой в темной брючине, и иногда наклонять коротко остриженную голову к правому плечу.

– Скажите, пожалуйста, – начинаю я, пока мое порождение поедает сырники, – а эта пожилая женщина давно здесь сидит?

– Уже год! – обиженно говорит он. – Никто к ней не подходит. Никто внимания не обращает. Она никому не нужна.

– Вы только не подумайте, что мы против, – быстро говорю я, краем глаза наблюдая, как, волоча мокрую швабру по полу, к нам приближается уборщица. – Это хорошо, что вы ее не прогоняете.

– А ей все равно некуда идти, – басом говорит охранник, а коренастая уборщица в это время подходит близко к нашему столику и заглядывает мне в лицо жгучими и непроницаемыми глазами.

– А давно она здесь сидит? – спрашиваю уборщицу.

– Тринадцать тысяч, – отвечает она.

– Это мы знаем, про пенсию. А сидит-то она тут давно?

– Тринадцать тысяч и еще пять-шесть, – отвечает уборщица.

– Я поняла, спасибо, – киваю я, давая понять, что разговор окончен. Мое порождение, не отвлекаясь от сырников, трясется в беззвучном смехе.

– Итого, – говорит она, когда я поворачиваюсь к ней, – примерно шесть тысяч она могла бы тратить на съемное жилье из тех тринадцати и еще пяти-шести.

– Каких пяти-шести? – давлюсь я.

– Тех, о которых нам сообщила уборщица, – с умным видом отвечает порождение, я не выдерживаю и хохочу.

– Да… – сквозь смех говорю я, – для уборщицы это, наверное, великое социальное потрясение – иметь тринадцать тысяч плюс еще пять-шесть и спать на подоконнике.

– Тринадцать – это, наверное, все, что зарабатывает эта уборщица за месяц, но спит она в квартире.

– По двадцать человек в одной комнате. А наша бабка, как независимый индивид, хочет спать в своей комнате одна.

– Ну она же сказала, что у нее – детская травма. Они спали – тринадцать человек в двухкомнатной квартире. И она ненавидит людей. Как я.  Имей в виду, – вдруг мрачно предупреждает меня порождение, – я хоть и твое порождение, но ты меня никогда не приучишь ходить к косметологу и помогать людям. Я помогаю собакам, а не бабкам. Но, к сожалению, в отличие от собаки, бабку не пристроишь. Когда ты берешь собаку, ты понимаешь, что шансов немного, но все равно надеешься. И второе отличие бабки от собаки – бабку нельзя взять к себе.

– Да, я тоже смотрела на бабку и думала: как все было бы просто, будь она собачкой.

– Эта бабка не вызвала у меня особых симпатий, – говорит мое порождение, – но и негативных чувств – тоже. Вообще, если походить по своему микрорайону, то в каждом можно найти по одной такой бабке. Когда я жила в районе «Аэропорта», там в местном торговом центре одна бабка всегда торговала цветами – почему-то завядшими. То ли она их с помойки доставала… Но при этом одевала в целлофан.

– И что, кто-то покупал?

– Ей просто давали деньги, а цветы оставались при ней.

– Завядший цветок – это у бабок такой новый инструмент манипуляции средним классом.

– Эта бабка не любит собак!

– Она не обязана любить собак.

– Я тоже не обязана любить бабок.

– На самом деле ты любишь бабок, но не можешь сама себе в этом признаться. Любовь – однородна. Невозможно иметь такую большую способность любить и при этом делить эту любовь между теми и теми.

– Я живу в такой системе координат, в которой каждый человек платит за свои грехи. Зачем же мне мешать этой бабке исполнять свою программу?

– Потому что в момент твоего пересечения в пространстве с этой бабкой включилась твоя собственная программа, и в ней, к сожалению, немного вариантов: ты либо проходишь, и тогда, по твоей же теории, ты тоже будешь за это отвечать. Или помогаешь… Хотя я не верю в эту теорию, – заявляю я, когда вилка с сырником застывает в сантиметрах от рта порождения. – Я считаю, что надо просто помогать и никакой программы нет. Есть только любовь. Хотя я, конечно, эту бабку не люблю, и вообще в городе этих бабок развелось…

– Бабок и ворон, – подхватывает порождение.

– Но я считаю, что каждая бабка, дожив до такого возраста, имеет право на отдельную комнату, какую бы жизнь она ни прожила. Конечно, если она не серийный убийца и не отравительница.

– Откуда ты знаешь?

– Я не знаю обратного. Ей мать сказала – не бросай своего брата, и она всю жизнь посвятила ему. Она выполнила свой долг – это такая бабка. То есть в ней была установка на всю жизнь – сберечь брата. А когда брат умер, в ней эта программа выключилась, и ей все равно, как она доживает свою жизнь. Пусть даже на подоконнике.

– Я думала, мусульманская община своих бабок не бросает. В силу своих традиций.

– Традиции – это всего лишь внешнее проявление, пенка на поверхности, – я вытряхиваю в рот последние пенные капли капучино.

– Я думаю, что если есть маньяки-спасатели животных, то найдутся и маньяки-спасатели бабок.

– Максимум, что они могут сделать – это поделиться своим статусом в фейсбуке.

– Но есть доктор Лиза, и она спасает людей.

– Доктор Лиза – исключительный человек. Но не то что социальные, даже службы добровольцев не рассчитаны на то, чтобы иметь дело с такими манерными, своенравными и независимыми бабками.

– А, может, ей правда на этом подоконнике лучше? Вот есть такие собаки, которым лучше на свободе остаться. Она в любом приюте, даже в хорошем, и даже в квартире чувствует себя, как в тюрьме, и готова бежать при первой возможности. Помнишь про Икара – лучше почувствовать себя человеком и умереть, чем всю жизнь быть растением.

– Неа… Икар не ожидал такого от солнца. Он умер через то, что любил. А если б его сбил орел, это была б не трагедия, а несчастный случай. Совсем не этого он ждал от крыльев и солнца… Он им доверял. И бабка тоже сидит на этом подоконнике, не понимая, что он – восковой. Но рано или поздно и эта «Шоколадница» закроет перед ней свои двери.

– Опять же, она рассуждает, как собака, – задумчиво говорит мое порождение. – Собаки исходят не из теоретических познаний, а из цикличного опыта: если до сих пор ей удавалось найти открытую дверь, она предполагает, что какая-нибудь дверь для нее будет всегда открыта.

– Просто не надо оценивать ситуацию из ее цикличного опыта! – кричу я, и на нас оглядывается охранник. – Большой город опасен для старой женщины, – тише говорю я. – Сюда может зайти любой отморозок и ее отпинать, просто потому что у него выброс энергии. И это будет для нее первым разом и… последним.

– Вот если бы некоторые не шастали по городу по ночам и не искали себе приключений на одно место… – осуждающе произносит мое порождение, и я догадываюсь – она имеет в виду меня.

17 марта

03.20

Бабка спит, нахохлившись, привалившись головой к фанерной стенке. По всей ее позе видно – это человек, приучивший себя спать сидя. И, может быть, окажись она в кровати, то еще не один день, не одну неделю ворочалась бы на мягком матрасе, заново привыкая к удобству.

Желтые бабкины щеки висят, но лица почти не видно, она прячет его, во сне подчиняясь какому-то первобытному человеческому инстинкту – спать там, где никто не сможет потревожить твой сон. Где никто не сможет подобраться к тебе близко и обидеть, пока ты беззащитен, во власти сна. Плечи бабки под мощной меховой шубой – напряжены. Шуба – будто черепаший панцирь, в которую бабка втянула морщинистую шею. Только мятая бабкина рука выглядывает из рукава, показывая, что бабка – очень старая.

Я хочу достать из кармана телефон и сфотографировать ее для фейсбука. И я б сфотографировала ее, если б она не спала. Но и я, подчиняясь тому же инстинкту, предпочитаю неслышно уйти в ночную Москву дальше выполнять свою программу, не тревожа бабкиного сна на этом не расплавившемся пока еще подоконнике. Не вторгаясь в святая святых беспомощности старого человека, выполнившего свою жизненную программу.

Я уже хочу выйти на улицу, но мое порождение застывает перед бабкой:  

– Жалко-то как, – говорит она. – Жалко-то ее бедную как…   

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с rusrep.ru

0

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • rusrep.ru
          • домен rusrep.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции