html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Сценарист Роберт МакКи: «Я прочитал триста книг, чтобы понять природу истории»

Сценарист Роберт МакКи: *«Я прочитал триста книг, чтобы понять природу истории»*

Роберт МакКи — консультант по сценарному мастерству в Голливуде и автор программы семинаров Story. За помощью к нему обращались 20th Century Fox, Paramount, Disney, Nickelodeon и даже Microsoft. Сам Макки говорит, что его программа рассчитана на всех, кто работает с нарративом — от писателей и журналистов до авторов компьютерных игр. В октябре он привозит свой семинар в Россию. «Теории и практики» поговорили с ним о специфике работы с начинающими авторами, о современном кризисе идей и о том, почему чтение помогает обрести свободу.

— Писатели, сценаристы, творческие люди — сложная, наверное, аудитория. Вы для себя роль идеального учителя в творческом процессе как видите?

— Ну, если мы говорим об идеале, то настоящий ментор должен, прежде всего, безупречно знать и понимать искусство, о котором идет речь. Причем понимать именно форму, а не формулу. То есть при работе с автором все должно быть основано на понимании принципов, но не правил. А второе качество хорошего учителя — это использование сократического метода: я задаю вопросы, автор отвечает. Потому что я считаю, что история обычно уже написана где-то в авторском подсознании, но по целому ряду причин у него не получается сразу вытащить ее наружу. Возможно, его что-то сдерживает, или автор (как это часто бывает) подсознательно копирует кого-то другого, он слишком хочет понравиться и поэтому сам себя цензурирует. Или он просто недостаточно исследовал тему.

Есть тысяча причин, по которым талантливый человек не создает того, что мог бы. Так что я просто предполагаю, что человек талантлив по умолчанию, и моя работа здесь похожа на работу акушера: помочь автору разродиться текстом и еще убедиться, что ребенок в процессе не пострадает. Так что если моих знаний хватает на то, чтобы схватить сущность, я могу задать автору правильные наводящие вопросы, на которые он ответит, и вместе мы найдем что-то, что вернет его на нужный путь и поможет освободить прекрасную историю, которая ждет внутри. И для этого требуется очень много терпения и много учебы. Потому что каждое произведение искусства имеет свой срок выдержки, и если вы не дадите ему достаточно времени, то вы его разрушите.

— Вы читаете программу семинаров с 1983 года, до этого задумывались о преподавании?

— Нет-нет, я и до этого преподавал, за годы до этого, когда я был театральным режиссером и актером. Я учил актерскому мастерству и режиссуре, когда заканчивал учебу в Университете Мичигана. Но потом я просто похоронил себя под книгами на три года, чтобы изучить искусство создания историй. За три года я прочитал триста книг, чтобы понять природу истории. Моя работа касалась не только кино и телевидения, но и театра, и прозы, конечно. Поэтому-то мой курс лекций и называется Story. Я преимущественно использую примеры из кино, просто потому, что они знакомы людям. Если бы я начал ссылаться на поэтов и прозаиков, большая часть аудитории не поняла бы, о чем идет речь.

«История обычно уже написана где-то в авторском подсознании, но по целому ряду причин у ее не получается сразу вытащить наружу».

А сам курс — для тех, кто пишет рассказы, для документалистов, журналистов, историков, драматургов, конечно, для людей из киноиндустрии и с телевидения — в общем, для всех, кто рассказывает истории. И, как я сказал, я занимаюсь этим больше тридцати лет. Но до этого, когда я был режиссером, я поставил что-то около 60 спектаклей, а работа режиссера, она, конечно, подразумевает роль учителя.

— К вопросу о вашей аудитории — среди ваших студентов были сотрудники таких организаций, как NASA и Microsoft. Им это зачем было нужно?

— Люди из Microsoft занимаются видеоиграми. Они хотели понять структуру истории, чтобы придумывать и продавать эти игры. Они делают на этом потрясающие деньги. Знаете, иногда кто-нибудь приходит ко мне, и я понимаю, что их интересует не столько творчество, сколько деньги. Много денег. Таким я говорю: «Знаешь, не пиши фильм, лучше напиши сценарий для компьютерной игры, потому что ты хочешь зарабатывать деньги!» Так что люди из больших корпораций приходили ко мне за этим.

— А возраст вообще имеет значение? Потому что в России, например, говорят, что на сценарное или режиссерское отделение лучше поступать людям постарше, у которых уже есть какой-то жизненный опыт. Вы как считаете?

— Абсолютно верно. Когда я был молодым и занимался театром, у Королевской Академии Драматического Искусства в Лондоне был принцип: люди младше 21 года вообще не допускались до изучения актерского мастерства, и также желательно было, чтобы у абитуриента уже было за плечами одно высшее образование. В чем смысл пытаться преподавать какое бы то ни было искусство людям, которые настолько молоды, что вообще не поймут, о чем вы говорите? Так что возраст имеет огромное значение. Но интересно, что есть такие литературные формы (например, поэзия, короткая проза), которые подходят молодым людям. Чтобы быть поэтом, сочинять песни, вам не нужен огромный жизненный опыт — вам нужна только ваша страсть. Поэтому так много стихов и песен о любви — их пишут молодые люди. Но чтобы написать большое произведение для сцены или кино, потребуется определенная зрелость, глубина познаний, начитанность, неплохое понимание себя и умение изучать себя как главный путь к пониманию окружающего мира. Антон Чехов говорил, что все, что он знает о человеческой природе, он узнал от себя. А чтобы научиться понимать других по себе, требуется время.

— Вне возрастных критериев человек, который решил писать, к чему прежде всего должен быть готов?

— Ну, прежде всего, нужно отказаться от некоторых романтических идей. Cуществует такой миф, что для того, чтобы писать необходимо только вдохновение, что это все исключительно инстинкт, что-то на уровне подсознания. А писатель — такой человек, который просто садится за стол и заполняет бумагу словами, которые приходят к нему каким-то чудесным образом. Они не понимают, что есть навык, есть техника, мастерство, которые взаимодействуют с тем, что у нас в подсознании, с творческим началом. И чтобы создавать великие характеры, постоянно импровизировать, нужна комбинация человеческого гения, остроты ума, таланта и практического навыка, техники. Нужно умение постоянно пересматривать, переписывать, что-то вырезать, что-то добавлять, умение иногда отступить от камеры, чтобы посмотреть со стороны, а потом снова встать за камеру и сделать еще один шаг вперед.

«Если хотите писать в литературной традиции — пишите роман, но если хотите писать сценарий, нужно научиться выражать это все в подтекстах».

Писатель в какой-то мере брат омпозитора. Действие разворачивается во времени, есть набор определенных движений, есть пункт и контрапункт, есть динамика, все постепенно усложняется — как в музыке. Сегодня ведь нельзя написать симфонию, просто сев за рояль и подождав вдохновения. А ведь история зачастую сложнее музыкального произведения. Но в мире есть огромное количество романтиков, которые считают по какой-то причине, что это совершенно другое дело. Писательское мастерство — это такое великое исключение, пишут просто потому, что владеют английским, русским, французским языком. То есть язык нам дан с рождения — и это вроде как и вся необходимая подготовка для того, чтобы на нем писать.

Мне кажется, по-настоящему умные писатели пробуют так писать в молодости, а потом перечитывают и думают: «Какая фигня!». И настоящий писатель рождается тогда, когда молодой еще человек берет, и перечитывает какую-нибудь книгу по второму разу. Перечитывает произведение искусства и пытается понять, как это было сделано, зачем это было сделано. И когда молодые люди начинают ходить на фильм или спектакль по два, по три, по четыре раза, и сидят в зале, изучают, пытаются нащупать метод, который автор использовал для того, чтобы достичь того или иного эффекта — вот тогда и рождается серьезный писатель. Есть очень много наивных людей, которые ничего не хотят смотреть или читать по второму разу, и думают, что они сейчас сядут за стол — и из них сразу вывалится книга. Они заблуждаются.

Так что я считаю, что моя миссия — помочь писателю понять, что есть форма, и есть принципы. И эти принципы, они очень гибкие, и можно создавать вещи, которые основаны на анти-структуре, но в сердце этого всего все равно будут лежать определенные основы истории, которая напоминает нам о том, что все мы люди. Чтобы в XXI веке у нас появились какие-то настоящие шедевры, чтобы XXI век стал веком оригинальности, а не имитации, новое поколение авторов должно сесть и заняться изучением писательского мастерства. Иначе мы просто будем постоянно повторяться, повторяться, повторяться. И это кстати, то, что мы так часто сегодня видим.

Роберт Макки на семинаре в Москве, 2011.
Роберт Макки на семинаре в Москве, 2011.

— Вы о Голливуде и многочисленных сиквелах?

— Ну, у нас тут сейчас происходит сразу несколько вещей. Во-первых, это сериалы. И я думаю, за ними будущее. Я думаю, шедеврами XXI века могут стать эти монументальные, очень сложные телевизионные формы, так что я предлагаю своим студентам начинать думать про истории продолжительностью в сто часов. К тому же, автор получает возможность создавать невероятно сложные характеры и отношения между ними. То есть это одна из основ. Но есть еще сиквелы. И, некоторые сиквелы бывают очень хорошими. Я, например, считаю, что второй «Крестный Отец» превзошел первый фильм. Чаще, конечно, бывает наоборот.

Что я могу сказать — авторы должны писать о том, что они любят, что их интересует и во что они верят. И если их интересует экшн, пусть пишут экшн. Но если это не то, что им хочется писать на самом деле, их ждет неудача. Потому что те, кому это действительно нравится, напишут намного лучше. Людей, которые просто пытаются стать богатыми и знаменитыми, ожидает неудача, потому что их неискренность все равно невозможно скрыть. То, что сейчас происходит в мировом кино — это не кризис формы, это кризис контента. Взять хотя бы Францию — как и в других странах, там сегодня выпускается какое-то запредельное количество фильмов. Французы выпускают около двухсот фильмов в год, а на всю Западную Европу, особенно на немцев, итальянцев, приходится около семисот-восьмисот фильмов ежегодно. Если есть десяток хороших фильмов — это прекрасный год! Но что насчет остальных девяти сотен? И то же самое в Голливуде.

«Нельзя написать симфонию, просто сев за рояль и подождав вдохновения. А ведь история зачастую сложнее музыкального произведения».

Но это не потому, что форма не оправдывает себя, это потому, что людям, которые пишут сценарии, нечего сказать. Они из раза в раз повторяют одно и то же, сосредотачиваются на стиле, а не на сущности, и на зрелищности вместо значения. Так что на своих лекциях, помимо прочего, я стараюсь вдохновить людей на то, чтобы освоить сначала форму, чтобы потом сказать что-то действительно значимое. Как, например, в моих любимых русских фильмах — «Дом дураков» или фильм, который вышел в прошлом году, «Как я провел этим летом». Эти фильмы сняли люди, которым было, что рассказать миру. Они прекрасно использовали форму, в которой работали, и фильмы просто светятся внутренней полнотой. Но, как я и говорил, раскрыть всю глубину понимания и эмоций можно только освоив форму, и если автор этого не понимает, то что бы он ни хотел сказать, это останется невысказанным.

— В России сейчас тоже много говорится про нехватку талантливых и профессиональных сценаристов. При этом вы сами часто ссылаетесь на русскую литературную традицию. Эти два явления как-то связаны?

— Иногда случается, что масштабы исторического и культурного наследия парализуют молодых писателей. Мой самый любимый кинематографист — это Ингмар Бергман. И когда я был моложе и читал то, что написал, я осознавал, что никогда не буду Бергманом. Это было ужасно. Вполне возможно, что в России литературные традиции настолько сильны, что это пугает. Так я это понимаю. В Англии, например, потрясающие традиции в драматургии — начиная с Шекспира. И, соответственно, английским сценаристам сложно писать хорошие сценарии, потому что они не могут уйти от этого театрального языка. Они хотят, чтобы герой зашел в комнату, сел и начал говорить так, как это делается в театре. Так что англичанам приходится все время бороться с этой театральной традицией.

А в России у вас сильны и театральные, и литературные традиции. А роман забирается в голову героя, и драматизирует все сложные внутренние переживания. Но вы не можете просто заснять мысль. Так что часто, как я могу судить по сценаристам, которых я видел в России, они хотят писать сценарий как роман. А что в итоге: актеры просто произносят диалоги, проговаривая все свои чувства. Они пытаются сделать фильм литературным, а искусство сценариста — это искусство подтекстов. Мы подразумеваем какие-то внутренние переживания и доверяем актерам, которые должны выразить это в подтекстах так, чтобы зрители это разглядели. Знаете, в фильме «Как я провел этим летом» у героев такая напряженная внутренняя работа, что он мог бы быть романом. Но в фильме это так прекрасно передано на экране через подтексты, предположения.

Auteur theory МакКи — известный противник французской теории авторского кино, согласно которой режиссер–де-факто выступает в роли автора фильма. По его мнению, главный создатель картины — это сценарист. Авторская теория ассоциируется с французской новой волной (Франсуа Трюффо, Жан-Люк Годар, Эрик Ромер, Клод Шаброль, Жак Риветт, Андре Базен).

Евреи шутят В израильской газете Haaretz в ноябре былы опубликованы слова МакКи, который на семинаре в Тель-Авиве заявил, что у израильтян довольно грубое чувство юмора (в отличие от известного на весь мир еврейского), потому что они живут в суровой реальности, которая влияет на их способность шутить.

Николас Кейдж В фильме «Адаптация» героя Роберта МакКи играет Брайан Кокс. По сценарию Чарли Кауфмана, отчаявшийся сценарист в исполнении Николаса Кейджа с большой неохотой идет на его курс, но обнаруживает себя в состоянии потрясения после того, как преподаватель очень жестко отвечает на его реплику о том, что в мире ничего не происходит.

Я думаю, великая литература — это потрясающий источник вдохновения, но ее нельзя просто скопировать на экране. Если хотите писать в литературной традиции — пишите роман, но если хотите писать сценарий, нужно научиться выражать это все в подтекстах. Это сложно, очень сложно. Если у вас есть литературный талант, вы всегда можете описать мысли героя на бумаге. Но в фильме это все должно быть расставлено таким образом, чтобы мы могли сразу смотреть вглубь и понимать внутренний мир персонажа без того, чтобы нам рассказывали, какой он. И это требует настоящего артистизма.

— В ноябре вы приезжаете в Россию.

— О, я очень этого жду! В прошлый раз получилась прекрасная поездка. Я действительно страшно рад. На самом деле я всегда хотел быть русским. И в детстве я смотрел все эти шедевры русского немого кино: Довженко, Эйзенштейна, Пудовкина. И в русской страстности, в русскости есть что-то, что меня очень привлекает. Ну, не говоря о моей любви к водке. Я как-то жил в Италии год и безуспешно пытался выучить итальянский. И когда я говорил: «Я американец» — люди просто пожимали плечами. И тогда мой друг сказал мне: «Говори, что ты русский». И когда я встречал людей, я сначала говорил, что я русский — и меня так хорошо принимали в Италии! Конечно, в итоге приходилось говорить правду, но пока я притворялся русским, я отлично проводил время в Италии.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с theoryandpractice.ru

2

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • pvster
          • домен theoryandpractice.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции