html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Много раз первый сплав

У моей собаки первый в жизни сплав. У меня тоже первый - в этом сезоне. Да еще и весла стоят в уключинах – непривычно, раньше мы все время гребли на лодке по-другому: один на носу, другой на корме, у каждого по веслу… А тут сразу оба мне, да еще и жестко с лодкой сцепленных… И старт – сразу быстрый и сразу в бульки! Мамочки…

Кстати, мама рядом, поэтому приходится делать бодрый вид – ведь это еще и первый семейный сплав: с родителями, по Яурину - по реке папи-маминого детства… Мы трое уже не раз бывали в этих местах, но все время почему-то по раздельности.  Я с друзьями-туристами, родители – друг с другом; и мы всё собирались как-нибудь сплавиться семьей. Вот и сбылось, да еще и в верховья удалось забраться, как давно уже мечтал папа.

Чаще всего на воду Яурина выходят со станции Таланджа. Мы предпочитаем высаживаться выше – на станции Перевальный, откуда до реки по шпалам топать еще 4 км с лодками-манатками. Но зато потом тебя встретят веселые бульки, которых в низовьях не так много. Это если, конечно, с водой повезет и будет она немного повыше, чем обычно. В малую воду будешь скрестить с камня на камень, в большую – огребаться приключениями через край. Но на этот раз мы, на ГАЗе-66, заехали еще выше. И вода была большая.

Про ГАЗ-66 надо сказать отдельно. Александр Савинцев из Таланджи, с которым папа и мама учились в одной школе, собирал и модернизировал машину сам, как часто и происходит в оторванных от центра поселках.

Она гремела, звенела, дымила и искрила, но летела по разбитой дороге так, что нам приходилось держаться руками и ногами, чтобы не выпасть из кузова без заднего бортика…

Рэя, бедолагу, мотало по всему кузову, но он расставлял пошире лапы и тоже держался. Было радостно – от того, что все получается, что вокруг душистая, еще по-весеннему свежая красота, что мы вместе и движемся к цели.

Родители узнавали знакомые места: вот сюда они ходили кататься с горки. Сначала долго-долго шли на сопку, а потом несколько километров, лежа на санках головой вперед, неслись вниз по извилистой дороге, как-то умудряясь рулить и не сбивать растущие по обочинам деревья… А здесь, в непроходимых теперь зарослях, когда-то была база геологов, где жила мама с бабушкой и дедушкой: дома, клуб, аэродром, на котором  играли в футбол, катались на великах и устраивали танцы…

Вот и цель. Река перебегает дорогу, огибает небольшой островок, с него и будем стартовать. Папа хотел заброситься повыше, но туда водитель не повез: будете, говорит, только зря по камням шкрябаться. Ну, мы и тому рады.

Вот только я вся в сомнениях относительно того, как поведет себя Рэй на лодке, да еще и по бурунчикам, да еще и с таким неопытным гребцом? Но мы с ним уже немало прошли вместе, и всегда поначалу было страшновато, а потом жизнь как-то постепенно налаживалась. Наладится и сейчас. Тем более, мы как-то брали его с собой на Амур покататься на спасательном плоту – правда, пес при каждом удобном случае выпрыгивал за борт и плыл параллельно, пока не начинал хрипеть от усталости и мы не затаскивали его, мокрого и тяжелого, обратно… Отдыхал – и снова за борт… Ну да наплавается Рэй в холодной воде горной реки первые полдня, устанет и перестанет выпрыгивать… Так думала я, разглядывая бурлящие камни в узком русле Яурина и накачивая лодку…

Договорились: мы идем за папиным флагманом, стараемся придерживаться той же траектории. И вот Рэй запрыгивает в лодку, тут же выпрыгивает из нее, со второго или третьего раза я все-таки завожу собаку на «Нырок», и мы отчаливаем.  Рэй топчется в ходящей ходуном лодке, садится, вскакивает, попадает под весла, не дает мне толком грести, веселые бульки стремительно приближаются – и собака выпрыгивает в самую чачу и идет самосплавом, а мне и оглянуться некогда – надо рулить, по ходу дела разбираясь, как, собственно, это делать…

Вижу, Рэй выбрел на берег, несется по нему скачками, перепрыгивая завалы и камни, хочу подойти к нему, но пока не могу – меня то и дело сажает на камни, захлестывает волной, и я уже думаю, что, в сущности, это неплохо, что Рэй сейчас там, а не здесь, мне и без него забавы хватает, а на берегу он не пропадет. Но едва я успела это подумать, как Рэй бросается с берега наперерез папе и маме – он всегда ориентируется на идущего первым человека, значит, и с лодками будет так же – и плывет к ним и за ними через перекат между бочками и камнями, но папа тоже занят маневрами, и собака уже скачет на другом берегу…

Как долго это продолжалось и сколько раз Рэй переплыл Яурин, а то и просто плыл вниз по течению вслед за лодками – не могу сказать, но наши попытки приставать в тихом месте к берегу и подбирать его каждый раз заканчивались одинаково: после долгих призывов и уговоров мне приходилось выходить, брать Рэя за шкирку и усаживать в лодку, при этом папа и мама ждали нас рядом, иначе он убегал вслед за ними, а потом, стоило нам подойти к очередному бурному месту, моя собака вставала во весь рост, загораживая мне обзор и не давая работать веслами.

Потом свешивалась головой и передними лапами за борт и выпрыгивала в самую кипучую круговерть, такую, что и смотреть было страшно…

Вот он уже и на берег вылезает с трудом… Черт, когда жизнь уже начнет налаживаться? Может, пусть уже по берегу бежит? Бегают же так опытные таежные собаки… Тем более, что Рэй теперь не так охотно лез в воду, да и вдруг стало совсем некогда отвлекаться – огромные валуны в русле, и куча маленьких, и течение сильное, и наклон – все куда-то несется, проваливается, наваливает и перекатывается! Как же хорошо, что Рэй на берегу!

Тут у меня в очередной раз цепляется за дно и подворачивается под борт весло, лодку резко прокручивает вокруг него, и я мельком вижу сзади едва торчащую над водой совершенно мокрую, с прижатыми ушами, голову Рэя, подпрыгивающую на больших волнах в самой середине переката! Я даже не сразу поняла, что это он – не лайка, а какая-то выдра, честное слово! Вот когда я уже готова была прыгать за ним сама… Но Рэй справился и, надо думать, без меня сделал это куда лучше. В очередной раз выбрался на берег… И потом некоторое время спокойно сидел в лодке, а потом еще некоторое время даже опускал на место приподнявшуюся было задницу, когда я рявкала на всю тайгу «СИДЕТЬ!»

Но потом все-таки снова выпрыгнул. А река разбивается на рукава… А мы пошли не туда, куда вел его берег… И снова самосплав… Представляю, как сердился папа – кому понравится такая нервотрепка с постоянными причаливаниями и долгими уговорами сесть в лодку? Представляю, как переживала мама: как она потом сказала, она боялась, чтобы не утонул Рэй, не утонула я и не утонула видеокамера, которой она пыталась все это снимать. А я, выходя из очередной передряги на спокойную воду, первое, что видела – это объектив камеры или фотоаппарата, и сразу изображала бодрую улыбку, чтобы не пугать маму. Правда, успевала не всегда.

На самом деле, ничего по-настоящему страшного не было. Чтобы перевернуться или как-то по-другому выпасть из лодки, надо быть совсем без головы. Вроде, я за собой такого не наблюдала… А вот за Рэем!..

 

Мы пробовали рыбачить, но рыба не клевала – слишком высокая, темная шла вода.

Ко всем прочим приключениям к нам подкралась гроза. Небо наливалось тяжестью, но мы  надеялись, что тучу пронесет… Впрочем, я все равно уже была мокрая насквозь.

Вынырнув из очередной серии веселых булек, мы увидели, как реку начали вспарывать маленькие взрывчики, все чаще и чаще, пока они не слились в один сплошной слой взлохмаченной воды. Мы, яростно гребя, свернули к берегу с тугой и сильной струи и спрятались под тент, а Рэй остался на противоположном берегу, под сплошной стеной ливня. Он бегал прямо напротив нас и жалобно завывал, перекрывая шум воды и раскаты грома.

Течение здесь было мощное, ниже в реке какие-то коряги, он уже устал. Сначала я кричала ему ждать нас там – закончится ливень, такие не идут долго, и мы как-нибудь заберем его… Но Рэй продолжал метаться и орать, искать спуск в воду с крутого берега, снова орать и снова метаться. На это невозможно было смотреть, и мы наконец начали звать его и подбадривать. Вот он решился, плюхнулся в воду и погреб к нам, я выскочила из-под тента, чтобы помочь выбраться на берег, если он совсем устанет, но он справился сам, юркнул мимо меня под тент, лег на мокрый песок и некоторое время вообще не шевелился, только трясся крупной дрожью – от холода и переживаний. Тут и дождь начал заканчиваться, и чтобы согреть до костей мокрую собаку, я с ним побегала по косе туда-сюда. Рэй на игру откликнулся, ожил, и мы вздохнули с облегчением…

В лодки дождем налило столько воды, что проще было вынуть вещи и вылить через край. Отчалили в неожиданной тишине и густом тумане. Было боязно вглядываться в белую подвижную пелену.

Я настороженно прислушивалась к звукам реки, ожидая очередного переката или неожиданного залома. Да хватило бы и одного упавшего поперек дерева… Небо все еще было набрякшее, непонятно, то ли снова разойдется дождь, то ли уже отбой тревоги. И мы остановились на просушку и ночевку на кусочке суши, огибаемом Яурином с трех сторон. Рядом, на берегу повыше, чем наш галечный полуостров, был лес – туда можно было бы сбежать в случае паводка. Тут же глубокая яма – порыбачить, покидать ночью мыша. И хоть папа и говорил, что вода большая и ловиться ничего не будет, тут ему поймался первый хариус, и папа походил в лодке по заливу, покидал блесну, ушел на другой берег посмотреть еще ямы для ночной рыбалки на мыша, а Рэй сидел столбиком и высматривал папу в тумане, но плыть следом вроде не пытался – накупался на сегодня.

Пока ходили за дровами по мокрому лесу, любовались на его чудеса, спрятанные в тумане…

А потом - большой костер, теплая еда, уха, много-много горячего чая… 

Поезд, ночь и утро в Таландже, радуга на все небо, восходящее солнце, огненным шаром курящееся в тумане, поляны цветов, дорога на 66-ом – все это казалось уже таким далеким, словно мы отчалили не сегодня, а несколько дней назад…

Мама ушла в палатку рано, рядом с ней умостился Рэй, меня тоже скоро сморил сон, а папа еще долго сидел у огня, периодически покидывая мыша.

Но в эту ночь, хотя кто-то пару раз сильно ударил, сытая рыба ловиться ленилась.

На следующий день Рэй уже не стремился на каждом перекате выпрыгивать из лодки, но он притапливал наш передний борт, и мы собирали самые крупные волны. То и дело к нам запрыгивали увесистые ледяные плюхи. А кому приятно сидеть в луже? Рэй тут же вскакивал во весь рост, и вот наш корабль несется по гребням с этакой носовой фигурой наперевес. Пес всеми силами пытался удержать равновесие, но в самом водовороте его сначала швырнуло мне на грудь, полностью парализовав управление лодкой, а когда нас ткнуло в камень, Рэй вывалился за борт… Вот этого он не ожидал – одно дело прыгать самому, а другое – вдруг оказаться в воде вверх тормашками!

Дальше все происшествия про лайку в лодке у меня в памяти перемешались. Помню, как пришлось нам больше километра чесать назад по берегу, искать отставшего пса. Нашли в том месте, где он, скача по высокой траве и время от времени выглядывая из прибрежных кустов, видел нас в последний раз. Рэй почему-то оказался на другом берегу руки. Судя по всему, потеряв нас из виду, он стал метаться туда-сюда, не догадываясь бежать следом. Я к тому моменту уже охрипла, передумала обо всем на свете, папа шел где-то по жд путям, мама в тревоге одна осталась с лодками, а моя собака орала на всю округу, делая вид, что не может переплыть обратно… Но как же я была рада его видеть!

В другой раз Рэй засек косулю. Вода уже пошла спокойная, поэтому собака была в ошейнике, с поводком. Я только и успела, что схватить поводок за самый кончик, а Рэй, бешено молотя лапами, плыл к берегу, часто-часто лаял и при этом тянул груженую лодку так, что мы чуть не взлетели следом за ним на сушу. Хорошо, что там не торчало каких-нибудь кустов – мы с такой силой ткнулись в траву, что лодку прошило бы насквозь! Бедная моя охотничья собака! В тот раз я не пустила его, с трудом затащив обратно в лодку. Он весь дрожал от возбуждения, втягивал в себя воздух, а косуля с треском уносилась прочь. Это он ее просто унюхал. Представляю, что бы было, если бы он ее увидел! Но мама и папа плыли впереди, и любоваться на косуль довелось только им.

Вообще жаль, что большую часть времени мы сидели по разным лодкам, почти не имея возможности разговаривать.  Проходили-то по таким местам, где каждый поворот, каждый перекат, каждая яма были связаны с определенными воспоминаниями из той жизни, в которой меня еще не было. Тут у дедушки как-то один за другим сошли три здоровых ленка. Дедушка с досады зарекся ходить на рыбалку, но тем же вечером они с папой снова пришли на то же место, и на мыша дедушка взял всех троих. А на той сопке для школьников проводили зарницу…

У Гольцов мы причалили. «Пойдем на скалы?» «Конечно пойдем!»

Эти останцы, возвышающиеся над лесом на склоне сопки, папа показал мне на черно-белой фотографии в альбоме, когда мы клубом собрались на Яурин с Перевального. Да я и раньше видела этот снимок, сколько себя помню, слышала про Яурин и все те места... Тогда мы с друзьями сходили на Гольцы. Это непередаваемое ощущение – вдруг очутиться там, где когда-то ходил твой папа, будучи еще моложе тебя… Лес, конечно, с  тех пор здорово подрос, но самые высокие столбы все равно возвышаются над кронами. Мы еще не раз потом ходили на папины Гольцы, и вот наконец мы пришли сюда все вместе.

Наша отчаянная мама нигде от нас не отставала, они все детство лазали еще и не по таким скалам над жд путями…

Правда, спускаться пришлось почти что по деревьям, а в самом отвесном месте папа передал мне Рэя сверху вниз чуть ли не за шкирку.

А на мари между рекой и скалами мы нашли препятствие высшей категории сложности: прошлогоднюю клюкву! Красные, перезимовавшие под снегом ягоды лежали во мху рядом с цветками и новыми завязями… Поход на скалы едва не сорвался.

Возвращались мы, поглядывая на очередную свинцовую тучу – неужели снова гроза? Для тех мест вообще это нормальная погода: с утра солнце, к обеду парит, к вечеру проливной дождь и снова солнце. Но, может быть, на этот раз пронесет?

Пронесло. Но зато на перекате перед мостом флагман сел на камень, задний борт тут же поджевало, и лодка моментально наполнилась водою по самые борта. А это сотня литров воды, не меньше! Мы с Рэем, тоже укупанные по самое не хочу, пролетели мимо, причалили к берегу, как смогли, я потянула лодку вверх по течению. Папа пришел и помог мне, а потом мы долго-долго вычерпывали воду из их «Туриста», пока наконец не смогли его перевернуть.

Как папа вообще смог подвести враз отяжелевшую лодку к берегу? «Да еще и рюкзак водой приподняло, и он начал из лодки уплывать!» - со смехом рассказывал он. В общем, стали на сушку и ночевку, тем более, что и место хорошее…

Рэй так умаялся за этот день, что проспал нежданных гостей: сперва мы увидели их на мосту, а затем они подошли поздороваться, муж с женой, тоже на сплаве, тоже накупались на перекате. Они остановились в железнодорожной теплушке, а теперь просто гуляли по окрестностям. Мы уже давно разговаривали, когда Рэй запоздало взлаял и подскочил. «Да ладно уже, прозевал, сторож!» Было приятно встретить людей, которым тоже близки эти места.

Сегодня у нас была рыбка.

Папа из-под переката наловил харюзков, немного, но все наши. Ммм, вкуснятина!

Утром, пока мы с мамой спали, папа с фотоаппаратом ходил на мост…

Потом и мы вылезли из палатки в яркий, искрящийся, солнечный мир и тоже отправились гулять, на противоположную сопку – очень уж сочно зеленела на ней трава, густо и задорно цвели саранки, вольно бродил ветер…

На этой сопке тут и там встречались аккуратно сложенные из камней невысокие прямоугольные возвышения. Мы гадали, кто это делал и зачем. Может, это готовили камень для опор моста? Когда-то здесь работали японские военнопленные, затем трудовая армия Северной Кореи… Самое интересное, что буквально через две недели, будучи на полуострове Краббе в Приморье, мы увидели очень похожие постройки, как нам рассказали – кенотафы, пустые захоронения времен заката царства Бохай… Хотя это тоже лишь одна из гипотез.

А сегодня мы просто бродили в цветах, залазили на скалы, не могли оторвать глаз от блестящей на ветру изумрудной травы, от Яурина, текущего далеко внизу. Так бы и идти по сопкам куда глаза глядят… Мама в детстве так и гуляла – за семь сопок, за три-девять земель…

На следующую ночевку мы встали прямо напротив жд путей.

Ночью с фонариком переплыли Яурин и по шпалам отправились к разведанному папой месту, порыбачить на мыша. Идти было очень трудно: еще бы, когда твоя голова все время задрана вверх, а глаза теряются в звездных разводах… Здесь звезды не выглядят отдельными точечками. Здесь они словно… прозрачная перламутровая искрящаяся ткань, подрагивающая, живая, со складками Млечного пути…  Рыба не клевала, ну и пусть… А потом, когда мы вернулись, проходящий на другом берегу пассажирский поезд устроил нам грохочущий фейерверк: вереница светящихся окон бежала по воде, колеса стучали, рельсы шипели…

В этот день Рэй опять отчудил. Уж не помню, чего он выскочил на берег, может, снова повеяло дичью, мы пристали, и папа строго приказал: «Рэй! А ну-ка в лодку!» Ну, Рэй и прыгнул в лодку. В папину. К маме на ручки.

Мама с первого дня говорила, давайте, мол, Рэя к себе заберу. Но у них и так места немного, а тут еще собака мокрая весь день на руках. Но мечта сбылась – и у мамы, и у Рэя. Он тоже давно, видимо, хотел, со второго дня, чуть только родители оторвутся от нас подальше, начинал петь им песни вдогонку, приходилось мне бросать спиннинг и хватать весла…

А тут, когда вожделенный момент наступил, он одним движением – хоп! – и на маме, и тут же затих, даже хвост колечком не решался свернуть, чтобы только не выгнали. Так и полоскался хвост за бортом, а я, умирая со смеху и чуток ревнуя, фотала их, красавцев, с лайкой на руках.

Поздним утром мы причалили к Таландже. Мама не рассчитала, что с таким любителем печенек и пряников, как я, в продуктовых запасах очень скоро наступит дефицит, и отправилась в магазин, а еще она очень хотела поздороваться со своей первой учительницей, Анной Кондратьевной Сарачановой. Анна Кондратьевна учила маму с 1 по 3 класс, а потом, когда в Таландже осталось мало народу, одна была за всю школу: и учителем, и директором, и сторожем. Когда мне было лет 10, мы с мамой приезжали ненадолго в те места, и я заходила в квартиру с печкой, оборудованной под класс. Помню, как я завидовала детям, которые там учились – мне тоже хотелось уюта, чистоты, настоящей печки и чтобы учительница была не одна на 30 человек, а на 5-6, как у мамы…

Теперь в Таландже совсем нет школы, дети ездят на школьном поезде в Зимовье. Анна Кондратьевна рассказала, что с апреля-месяца здесь нет и воды: сгорел двигатель на водокачке, чегдомынское начальство про поселок забыло, и люди берут воду кто где может… Хлеб в магазин привозят раз в неделю, а когда мама спросила про батон или булочки, продавец удивилась до крайности…

Мы с папой в это время наблюдали за вольными таланджинскими детьми. Два мальчика,  постарше и помладше, рыбачили, переходили Яурин вброд, рискуя быть снесенными сильным течением. Старший разведал безопасный путь и поддерживал товарища, а рядом с нами по холодной воде носилась девочка, время от времени падая в воду, выскакивала с большими глазами на берег и выжимала мокрую одежду. «Лёва, а я уже привыкла!» - кричала она старшему через всю реку. «Наверное, в гости приехала», - подумали мы. Это и по загару было видно. Мальчишки-то были одинакового орехового цвета, а она пока светлая, белокожая. И точно, в разговоре выяснилось, что Оля тоже была с Хабаровска. Но видно, уже вовсю старалась не отставать от местных мальчишек. Глядя на них, я представляла папу и маму, которые так же, без всякого присмотра, покоряли реку и сопки, мокли, сушились, жгли костры… Папа перевез Олю по просьбе мальчишек на тот берег, а потом забрал всех троих обратно. Тут и мама пришла.

Насмотрелись мы, как дети из воды не вылазят, сами накалились на солнышке, да и решили, что пора купаться. Водичка падала, становилась все прозрачнее, приобретала обычный светло-золотистый оттенок. Уже манили галечные ямы с солнечными зайчиками на дне… Вот и остановились на обед в подходящем месте. Поближе к берегу есть где поплавать, подальше да в сторонке – где порыбачить. Купались-купались, пугали-пугали рыбу, а потом я кинула блесну через перекат – есть! Леночек! Первый ленок на этом сплаве. Ух, радости-то было!

Остановились на большоооой яме. Здесь и вода потеплей кажется, и вдоль реки по берегу можно далеко пройти, ночью мыша покидать. А то крайняя ночь на реке – следующим вечером уже в Зимовье на поезд садиться… Думали, до Эхилкана сплыть, да решили не торопиться, гулять, рыбачить, купаться…

"Белок нет..."

 

В этот вечер пекли хариусов над углями да вытаскивали десятками клещей из сонной собаки.

Ночью несколько раз ходили с папой по тропе вдоль берега, полоскали мышей. Мой от усердия аж на дереве повис, пришлось папе его снимать… А рыба несколько раз шлепнула, разок даже вроде взяла, да так и не клюнула как следует. Видимо, на следующую ночь началась бы рыбалка, но нас здесь уже не будет…

Перед Зимовьем встали на Ибрагимовой яме. Напротив сопочка, с которой еще недавно было видно весь кривун, а теперь деревья повымахали, и Яурин просматривался кусками.

Солнце так накалило песок на косе, что босиком приходилось бежать очень быстро, чтобы не обжечь пятки. Вверх по течению косяками поднимались мальки.

А на другом берегу журчала вода в заломе – из-под него и подошла за моей блесной к самым моим ногам немаленькая щука. Я сначала дар речи потеряла – лежит моя блесна, а рядом стоит рыбина – и смотрит на меня! Жутко и непонятно, что делать! Шагни вперед – наступишь, но ясно ведь, чуть шевельнешься – только ее и видели. Но все-таки вот же она, как же мне ее!.. «Тут ТАКАЯ щука! Прямо ко мне подошла!» - кричу родителям, а они где-то далеко, в тени. Вдруг рыбина ускользнула назад в глубину – это подбежала мама с фотоаппаратом. Я аж подпрыгивала. Щука, в Яурине! Папа говорил, что ниже они встречаются, раньше попадались очень редко, а теперь, когда Буреинская ГЭС затопила Тырму, в которую впадает Яурин, стала щука заходить и выше… «А точно это щука была?» «Да вроде она…» Папа забыл про тень, мы похватали снасти, давай эту рыбину всячески выманивать. Вскоре папа сказал: «Видел я твою щуку. Вышла из глубины, но близко не подошла». «Конечно, она же меня видела». Долго еще этот щучий взгляд не выходил из головы. Здорово было бы ее напоследок вот так поймать, но увы, пускай теперь сторожит Ибрагимову яму.

Плавучая будка

Подходя к Зимовью, переполошили местный пляж: взрослые, подростки, совсем маленькие дети с надувными игрушками плескались, ныряли с поваленного дерева, стояли на берегу… Маленькая собачка на правах хозяина отважно тявкала на Рэя, а он, как воспитанный пес, усидел в лодке, не поддался на провокацию.

"Не завалилась ли печенька?"

Вокзала в Зимовье нет, только домик дежурного, которому запрещено пускать к себе посторонних. Мы ждали поезда у костра на лужайке перед станцией, мерзли, надев на себя всю одежду, а мимо пробегали девчонки в шортиках, встречали кого-то с поезда… Ходили к папиным тополям – он садил их когда-то возле своего дома. От дома почти ничего не осталось, кроме заросших следов фундамента на земле, а деревья вымахали до небес. Вот там был огород, тут сарай… Они детьми часто оставались ночевать одни, когда родители-железнодорожники дежурили на станции. И всю ночь мимо шли поезда, а по стенам бегали отсветы…

Так и закончился наш сплав. Первый у собаки, первый в сезоне и первый семейный. По этому поводу папа сказал, что это первый и последний раз, и что больше он никогда…  

Ну, с досады от чего не заречешься. А к вечеру – спиннинг на плечо и на мыша!

Фото Владимира и Татьяны Сизовых, Елены Кочегаровой

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с burumburum.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • BurumBurum
          • домен burumburum.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции