html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Интервью с Даниэлем Либескиндом

Я люблю называть архитекторов звездами: тут есть двусмысленность. Вроде и великий, а вроде и пшик, однодневка. Можно иметь в виду и настоящего мастера, и звезду попсовую и душой не кривить, говоря: “Вы – звезда современной архитектуры” – а им приятно. Но Даниэля Либескинда я звездой называть не хотел, именно чтобы избежать двусмысленности. Потому что если есть сегодня западный архитектор, у которого за душой не аттракцион, а попытка что-то всерьез сказать, – это как раз он.
 

Photo DL in conference room high res (c) Michael Klinkhamer Photography.jpg

Ожидая его в Vogue café, я перебирал в голове вопросы. “В чем смысл жизни? Почему, скажите, современное общество уничтожило живопись? А как вы полагаете, после того как в России кончился коммунизм, она перестала быть интересной миру?” И вот он вошел. Великий архитек­тор, глубокий мыслитель, глыба, матерый человечище был ростом метр сорок, и я так этому поразился, что он заметил. В обалдевшее мое лицо он послал обаятельную улыбку, глаза полностью исчезли в складках кожи, и мне показалось, что ему приятно и то, что я так неуместно обалдел, и то, что мне очень неловко. “Даниэль”, – сказал он, протягивая мне вверх крошечную, как у десятилетнего мальчика, ладошку.

Photo ROM_FullRES_(c) Elliott Lewis Photography 2011.jpg

Новый корпус Королевского музея Онтарио в Торонто (2007) в народе прозвали “Кристаллом”, и самому  Либескинду название нравится. Он объясняет, что здание состоит из пяти “лучей” – на их пересечении образуется пустое пространство, которое архитектор называет “Домом Духа”. По сути же это просто около 9000 м2 выставочных площадей и помещений для прочих музейных нужд.

Photo Titanium clad entryway (c)BitterBredt.jpg

Фрагмент фасада корпуса Фредерика С. Хэмилтона в Денверском музее искусств. Либескинд построил это здание в 2006 году. Дробные, сложносочиненные поверхности стен облицованы титаном.

Сели, заказали кофе, я успокоился и вернулся в восторженное настроение. Сейчас я узнаю все самое главное! Начал я с места в карьер.

– У вашей архитектуры трагический смысл: вы показываете суть сегодняшнего пространства травмы. Современная архитектура начиналась с веры в прогресс, а сегодня сама суть современности в том, что прогресс привел к катастрофе. Что вы думаете по этому поводу?

Он с интересом посмотрел на меня сквозь маленькие узкие очки.

– По какому?

Я смешался – и правда, вопрос вышел неконкретный. Но не отступать же.

– О трагическом содержании архитектуры.

– У меня есть ряд вещей, связанных с трагическими сюжетами. Но я не думаю, что все мое творчество связано с ними. Архитектура для меня – коммуникация, она передает разные смыслы. У меня около четырехсот проектов по всему миру. Было бы неправильно всюду устраивать трагедии.

Он говорил так, будто я его в чем-то обвинял. Я опять ощутил неловкость.

– Я говорил о художественном смысле языка. Вы – один из основателей деконструкции, она обнажает зыбкость мира...

– Не придавайте значения словам. Деконструкция – условное определение, связанное с названием выставки в 1986-м, когда мы показались с Эйзенманом и Хадид. С тех пор вы могли заметить, что мы не очень похожи.

– А философия деконструкции? Вы не чувствуете связи с этой идеей, поставившей под сомнение структуру западной культуры?

Он посмотрел на меня уже не с интересом, а с тревогой. Заботливой. Как бы в жанре: “Вы плохо себя чувствуете?” Потом внятно ответил.

– Я – архитектор, а не интеллектуал. У меня проекты, здания, контракты. Я был знаком с Жаком Дерридой, он прекрасный мыслитель, но я – нет. Что у меня может быть общего с его философией?

В этот момент до меня дошло. Я вспомнил другие его интервью. Они одинаковые: “Вам нравятся современные архитекторы?” – “Иногда”. – “Кто ваш любимый?” – “Разные”. – “Какой из ваших проектов вам нравится больше всего?” – “Будущий”, и т. д. Таких он роздал тысячи. Я понял: беседы о смысле архитектуры и основах бытия не будет. Будет тысяча первое интервью.

Пока я это осознавал и перестраивался, мы молча пили кофе, приятно улыбаясь друг другу. Мне показалось, что это самый естественный для него способ общения с журналистами. Ну что же, решил я, перейдем к конкретике:

– А что происходит с проектом WTC? Мы все радо­вались, когда вы выиграли конкурс, – эффектное ре­шение, музей, вертикальный сад. Но оказалось, что все здания строят другие архитекторы, а вы – в стороне. Вас вытеснили?

– Не верьте всему, что пишут. Никто не вытеснял. Напротив, мой проект реализуется.

– То есть будут строить ваши здания?

– Какие здания? Мое произведение – общая струк­ту­ра пространства. Масштабный урбанистический проект не может строить один человек. Там много архитекторов, и все они работают в рамках моего замысла.

– Они разрабатывают ваши эскизы?

– Нет, у каждого свой проект.

– А вы что-нибудь строите?

– Разумеется, нет. Это как оркестр. Представьте, что дирижер вдруг скажет: все, ребята, играйте сами, а у меня своя партия на скрипке.

– Но это такой оркестр, где каждый музыкант импровизирует свое.

– В рамках общего замысла.

– Я не представляю себе, как тогда будет звучать общий замысел.

– Не расстраивайтесь. Никто пока не представляет. Я тоже. Это и есть самое интересное.

Разговор о конкретике тоже зашел в тупик. Узнать бы, как они с ним договорились, что он так отвечает на вопросы о проекте, которого его лишили. И вообще, как он разговаривает с заказчиками, если такой неразговорчивый? Ведь нужно их убеждать, находить общий язык, а он же не хочет. Совсем не хочет.

– Ваша архитектура – очень необычная, я думаю, она должна шокировать заказчиков. А в разговоре вы ускользаете­ от ясных определений. Скажите, а как вам удается их убедить, что нужно построить именно это?

– Люди сегодня как-то сами стремятся выйти из привычных рамок и традиций. Они готовы к новому. Тут не нужны слова и определения.

– И что, выходя из рамок, они сразу идут к вам? Без слов?

– Ну разумеется.

И опять эта приветливейшая улыбочка, эффектно исчерпывающая тему. Я решился на последний поворот. 

– Вы построили множество музеев холокоста, и о вашей архитектуре ­говорят как о национальной еврейской. Это правомочно?

Он как-то неохотно оживился. Глаза пошире раскрыл, очки поправил.

– В этом что-то есть. Евреи долго были лишены своей архитектурной традиции, нас не пускали в профессию. Я представляю только третье поколение еврейских архитекторов, до начала ХХ века нас там не было. И, конечно, некоторые свойства еврейской культуры, еврейского восприятия пространства я в своей архитектуре выражаю.

Photo The Void (c) Bitter Bredt.jpg

Интерьер Еврейского музея  в Берлине. Построенное в 1999 году здание мгновенно принесло Даниэлю Либескинду громкую известность. Внутри музея нет эскпонатов, только бетонные стены и пустое пространство – метафора утраченных человеческих жизней.

Photo Aerial View 2 (c) Guenter Schneider.jpg

Еврейский музей в Берлине (1999), вид сверху. Ломаная линия плана намекает на разорванную звезду Давида – или разбитую свастику. Кровля пронизана множеством отверстий, которые обеспечивают внутри сложную игру света.

Первое более или менее ясное высказывание. Я решил углубить тему.

– А для вас вообще важна еврейская тема? Вы ощущаете себя представителем богоизбранного народа?

– Вопрос о богоизбранности евреев самоочевиден. Всем известно, что и христианство, и ислам – все великие религии – вышли из иуда­изма. Мы научили весь мир понимать Бога. Какие еще доказательства богоизбранности нужны? И я ощущаю себя представителем богоизбранного народа.

– И вашу архитектуру вы делаете с учетом этой перспективы?

– Да.

И все. Больше никаких комментариев. Он даже не улыбался, просто сказал “да” и замолчал. И тут у меня кончилась лента диктофона.

Он громко щелкнул, и Либескинд оживился. Я думал вставить другую кас­сету, но он мне не дал. “Нет, хватит”, – сказал он и начал рассказывать о евреях и России. О том, как родился в Польше, как родители бежали в СССР, как их сослали в Казахстан, как он до сих пор понимает по-русски. Его просто прорвало.

Мы обсуждали синагоги Украины и Белоруссии, формы еврейских надгробий, кладбища, оставшиеся там и похожие на его урбанистические проекты (“Вы заметили! Ну разу­меется!”), и то, что на трис­та километров вокруг там теперь нет никого, кто бы понимал, что написано на этих надгробиях, а в синагогах теперь коровники.

Прекрасный оказался собеседник – только не под диктофон. У каждого свой опыт. Вот маленький еврей из Польши, родители бежали от фашистов и прибежали в сталинский лагерь, а теперь он приехал сюда, и к нему приходит человек с магнитофоном. И записывает. Все, что скажешь, могут использовать против тебя. Будь начеку. Не проговорись. И не проговаривается. Ни о чем, кроме одного. Да, я сын богоизбранного народа. Да, мы научили весь мир Богу, потому что Бог нас избрал. Сам не навязывается, но уж если спросили – отвечает. От богоизбранности не отрекаются.

Беседовал Григорий Ревзин

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с admagazine.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • admagazine
          • домен admagazine.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции