html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Прямая речь: Александр Мещеряков

Доктор исторических наук о том, почему Россия — это Бангладеш, прогрессе в Японии и несвободе современного человека

Технические дисциплины в школе меня не интересовали. Я считал, что хорошо пишу сочинения, и больше всего меня интересовала литература. Оканчивая школу в советское время, где ты можешь заниматься литературой? Creative writing не существовало. Существовал факультет журналистики, и у меня была идея туда поступать. Но мой дядя – китаист — сказал мне: «Зачем ты пойдешь на журналистику? Образование там отвратительное, ничему ты там не научишься. И, во-вторых, представь себе: окончил ты университет, и вот тебе ужасно повезло, и попал ты в газету «Правда». И что? Ты там правду напишешь? Нет, никто тебе этого не позволит. Иди-ка ты в ИВЯ – Институт восточных языков при МГУ (сейчас он называется ИСАА – Институт Стран Азии и Африки при МГУ), выучи какой-нибудь восточный язык и без хлеба не останешься. А захочешь быть журналистом — ничто тебе не помешает». Это был, конечно, очень умный совет, потом я много раз благодарил своего дядю за это.

Перед поступлением я колебался, какой страной мне заняться — Японией или Китаем. Но тогда Япония была на подъеме, обсуждали «японское экономическое чудо»: страна, которая была достаточно мало известна в СССР, азиатская страна, и вдруг – такой экономический рывок. Вот я и выбрал Японию. А дальше смотришь, какие люди вокруг интересные есть. И получается, что интересные люди – те, кто много знают, много читали, многого хотят. За ними и тянешься. Вот поэтому такой интерес к науке и возник, поскольку эту страшно интересно, и люди приятные кругом.

о казарме

Когда я поступал в ИВЯ, я застал самый «кончик» интересных людей. Было довольно много людей, которые реально интересовались Востоком, которые интересовались наукой, и была компания, в которой мы общались и вели интересные для всех разговоры. Потом, когда я уже выпустился, в ИСАА перестали брать девочек. Остались одни парни, и это превратилось в нечто странно-военизированное. Получилась такая армейская организация, КГБ-шная. И все преподаватели говорили, что атмосфера изменилась ужасно, что работать смало не с кем, что приходишь, как в казарму, облагораживающего влияния женского пола не видно. Но с распадом СССР это все кончилось. Теперь наоборот парней почти не осталось, а половой дисбаланс — вещь нехорошая.

о практической составляющей

Сейчас именно в ИСАА я вижу среди студентов очень большой расчет на практическую деятельность: выучить язык и пойти в какую-нибудь японскую фирму или в МИД. Есть люди, которые хотят заниматься наукой, и они поступают в аспирантуру. Но что потом происходит – это большой вопрос, поскольку человек, который закончил аспирантуру и пойдет преподавать или в академический институт, будет получать в районе 10 000 рублей. И оказывается, что этого почти никто не может выдержать. Ты, молодой, получаешь меньше уборщицы, а тебе надо замуж/жениться, тебе нужно содержать семью, тебе нужно жилье. Вот поэтому и оказывается, что способные ребята и девушки есть, и мотивированные есть, но почти никто в науку не приходит. Поэтому, бывает, и так: умер специалист по редкой специальности, а с ним умерла и сама специальность. Учеников-то не осталось. Но это проблема во всей нашей науке, не только в востоковедении.

о недостатке «пробирок»

Мне представляется, что наша страна делает непоправимую ошибку, поступая с наукой таким образом. Ракеты не летают, самолеты падают. И сколько сейчас ни закачай денег в производство этих самых ракет, ничего завтра не будет. Потому что нужно деньги вкладывать в образование и дальше ждать 10-15 лет. Преподаватель вуза, по крайней мере, в Москве, получает меньше, чем школьный преподаватель, это свидетельствует о вольной или невольной ориентированности государства. Оно думает так: 11 классов кончил, перепродажей китайских тряпок заниматься можешь. А о более тонких вещах не задумываются. У нас ведь уже не остается даже таких людей, которые в состоянии обслуживать западную технику. Даже квалифицированных летчиков для «Боингов» не хватает.

Вот сейчас они пытаются сделать «Сколково». Дело хорошее, конечно, только у них «Сколково» будет, а пробирок не будет. Некому будет делать эти пробирки. Абсолютно невозможно науку развивать «точечным» путем. Конечно, можно определить приоритеты: что более важно, что менее важно, но все это должно развиваться более-менее равномерно и системно. Потому что в противном случае все эти «сколковцы» уедут за границу. По очень простой причине: у них не будет никакой среды общения, любую эту пробирку нужно будет покупать за границей. Нигде нельзя сделать резервацию, а в науке – тем более. Поэтому вопрос компетенции нашего правительства вызывает у меня сильнейшие сомнения. В церковь-то они по большим праздникам ходят, но в жизнь будущую не верят. Поэтому латают дыры, а ткани не ткут.

о государственной мудрости

Предположим, является ко мне — рассмотрим теоретически такую возможность — гонец от президента. Говорит: «У нас есть текст на арабском, дело срочное, мы даем тебе миллион рублей, нужно перевести к завтрашнему дню». Я говорю: «Я не знаю арабского, я знаю японский». – «Хорошо, дело срочное, мы тебе даем два миллиона. Сделаешь?». Отвечаю: «Я не могу за ночь выучить арабский!» Но гонцу того не понять, он думает, что сумма мала. Что делает нечестный человек в этом случае? Он говорит: «К завтрашнему дню будет сделано» и отдает миллион своему приятелю, кто арабский знает. А другой миллион забирает себе. Нельзя ракету, которая вчера не летала, запустить сегодня, заплатив трудягам, инженерам и конструкторам по миллиону, чтобы они за ночь это сделали. Невозможно. О будущем нужно думать заранее. Нужны терпение и государственная мудрость. По-моему, мы этот термин — «государственная мудрость» — просто забыли, потому что я не вижу в нашем государстве никакой стратегии, в том числе применительно к науке. И это имеет прямые и катастрофические последствия как для настоящего, так и для будущего.

о том, почему Россия – это Бангладеш

В 90-е годы мы просто выживали, и многие ученые, особенно технари, либо уехали за границу, либо начали здесь какой-нибудь свой бизнес. Но в результате практически весь этот бизнес вышел невысокотехнологичным. Эти люди помогали наладить «купи-продай», в лучшем случае компьютеризировать эту торговлишку. Но у нас нет своих мобильных телефонов. У нас нет своих телевизоров. У нас ничего не делается, все покупается. Все «с колес»: нефть продали – купили телевизоры. Газ продали – купили мобильные телефоны. А наладить свое производство этим людям не дали. Государство поставило их в такие условия, когда никакое производство попросту невозможно. А торговать невозобновляемыми ресурсами — это все равно, что торговать телом. Хорошо бы при этом помнить, что красота вянет быстро, и импортные румяна здесь не помогут.

И одну науку нельзя развить, она является отражением ситуации в обществе. Почему никто не вкладывается хотя бы в мобильные телефоны? Это же огромный рынок, тем более, что наши люди так любят поболтать. Нет, все боятся, что бизнес завтра отберут. Любое производство, хоть сколько-нибудь технологичное, это «длинные» деньги. Они не дают прибыли «завтра». «Завтра» дает прибыль только торговля. Без торговли, безусловно, плохо. В этом смысле, по сравнению с советским временем произошли большие изменения. Но большая страна за счет одной торговли жить не может. Большая страна должна производить, и должна производить высокотехнологичные вещи. Если она их не производит, то это – Бангладеш. Страна большая, рис растет, с голоду там мрут, но не так много, гуманитарную помощь присылают, население все равно большое. Чего уж там беспокоиться? Нам нужно честно себе сказать: кем мы хотим быть? И вот получается, что мы хотим быть, как Бангладеш.

о положении «между»

Мы и не Европа и не Азия. Страна слишком большая, чтобы это вот так просто определить. Есть европейские черты, есть азиатские черты, одна часть страны стремится в Европу, а другая – в Азию. Но эта часть населения стремится вовсе не в Японию, она стремится в Центральную Азию, которая отличается довольно архаическими государственными, социальными и ментальными структурами. И это не Гонконг, это не Тайвань. И в этом смысле у наших поборников Европы все время гири на ногах. Но по мне, так никуда не нужно стремиться в географическом смысле, нужно сделать так, чтобы ты был доволен тем, что происходит на твоей земле. А как это назвать — Европой или Азией – не так важно. Поскольку я вижу очень сильное неудовлетворение, причем во всех социальных сферах, это означает, что дела идут не так, как надо.

об относительности

В последнее время я занимаюсь темой восприятия природы и пространства в японской культуре. Это страшно интересная штука, как раз на сайте «ПостНаука» есть моя статья на эту тему, там довольно много посещений, видимо, как-то людей это «зацепило». Я пытаюсь показать и этой, и другими своими работами, что нет никакой абстрактной Японии на все времена, нет никаких японцев. Есть страна, есть люди в конкретный исторический промежуток, и эти люди, эта страна довольно сильно меняются, и люди по-другому оценивают, казалось бы, незыблемые вещи, такие, например, как размер своей территории.

В этой статье я пытался показать, что хотя размеры территории Японии мало менялись, но в разные времена японцы считали Японию то островной страной, то материковой, то большой, то маленькой. И это сильно зависело от соотношения пессимизма и оптимизма в восприятии жизни, от общего настроя в обществе. То же самое я проделал в другой своей работе, относительно Фудзиямы, которая теперь считается национальным символом Японии. Но оказывается, что это совсем недавнее явление — конца 19 – начала 20 веков. До этого времени Фудзияма для японской культуры была не так важна. Так что все меняется. И наблюдать за этим очень интересно и полезно, чтобы человек нынешний не абсолютизировал свое время, не абсолютизировал себя, а задумывался об относительности происходящего. И уж во всяком случае, чтобы он не думал, как в голливудской Америке думают, что наше время – самое лучшее, никогда не было такого замечательного времени, что все мы такие передовые, умные и бесподобные. Следует быть трезвее, хотя, конечно, хочется иногда и пропустить рюмку-другую.

о проблеме движения и покоя

Дарвин придумал эволюционную теорию, применительно к социуму ее разработал Герберт Спенсер. Теория прогресса вошла в умы, и с тех пор западному миру мнится, что любое движение обладает абсолютной ценностью, а всякий покой является косностью. Поэтому паровоз лучше лошади. А уж про то, что христианство лучше какого-нибудь буддизма или тотемизма, то туж уж и говорить нечего. Собственно говоря, это были логические и эмоциональные основы для создания колониальных империй. Были, конечно, и откровенные империалисты – «отберем ресурсы», но была масса людей, которые совершенно искренно считали, что «спящую Африку», «сонный Восток» нужно приобщить к достижениям европейской цивилизации, и тогда-то они запоют по-счастливому. Получилась подлость и глупость. Все эти колониальные империи в историческом промежутке довольно быстро распались. И никакого особого счастья не снизошло, наоборот, не-западный мир пережил гигантские социальные катастрофы и комплексы, переживает он их и теперь, но почти никто не сумел догнать Запад, не стал им. Поэтому в исторической ретроспективе Запад сыграл очень плохую роль для этих людей.

В традиционной культуре ничего подобного идее «прогресса» не существует. Либо есть концепт регресса: Золотой век остался в прошлом. Либо ставится задача консервации всех порядков, которые существуют. И движение, его скорость, совершенно не имеют никаких положительных коннотаций. Наоборот, все важное и хорошее – это неподвижное. Ну, вот как в Японии: там император является земной проекцией Полярной звезды, которая неподвижна. Поэтому император не движется, он не покидает пределов своего дворца. Любой важный человек тоже старается меньше двигаться. Функция движения приписывается нижним социальным стратам, которые вращаются вокруг Полярной звезды. Чересчур активное движение воспринимается как назойливое мельтешение.

о прогрессе в Японии и Китае

Японцы прекрасно жили, с начала 17 века и до середины 19 — ни одного мятежа, ни одной войны, ни одной усобицы. Япония была закрытой для иноземцев страной. Но все это до того момента, пока не пришли западные страны и сказали: «Откройтесь нам для торговли, мы сделаем вас счастливыми». Говоря, наводили пушки на несчастных, по их мнению, «аборигенов»

В чем сила идеи прогресса? Действительно, происходит развитие производительных сил, развитие науки и страны, которые этим не обладают, делаются неконкурентоспособными в этом мире, в котором каждая страна борется за свое существование. Это сейчас Европа замирилась, но, давайте вспомним, что такое Европа XIX века или первой половины двадцатого: все крупные войны исходили из Европы. При этом был наработан такой мощнейший военный потенциал, что ни одна страна за пределами западного культурно-технического ареала не была конкурентноспособна. Поэтому японцам пришлось принять идею прогресса и начать развиваться, что они успешно и сделали. Китай – тоже самое. Китай как следует не развивался до окончания Второй мировой войны. Потом страна объединяется под эгидой Мао, очень жесткий режим, и только в последнее десятилетие китайцы сообразили, что к чему, и, как мы видим, приняли эту идею прогресса, и теперь свет на них взирает — кто с восхищением, а кто и с ужасом. Потому что появился новый центр власти, появилась новая ядерная держава.

о «японском» в Японии

Япония пережила общую «вестернизацию» жизни. Кимоно сейчас практически никто не носит. Сельского дома, вокруг которого, собственно говоря, строится традиционная жизнь с ее ритуалами и обрядами, не осталось. Большой семьи тоже не осталось, осталась нуклеарная. Прежнего идеала – чем больше детей, тем лучше, тоже не наблюдается. Сейчас в Японии одна из самых низких рождаемостей в мире. И многие японцы обеспокоены своей национальной идентичностью. Японского почти ничего вроде бы и не остается.

Но вот интересная вещь, очень хорошо это было видно на примере ужасного землетрясения и цунами в Фукусиме в 2011 году. Все американские, европейские и наши журналисты задавались вопросом: «Почему нет мародерства?» Меня допрашивали про это просто с негодованием. Это реально возмущало западных людей, потому что не вписывалось в их картину мира. Если нет контроля со стороны полиции, то мародерство должно быть. А если этого нет, значит, с этими людьми что-то не так. Но на самом деле такая постановка вопроса означает только одно: глубину нашего собственного падения. Но мародерства в Японии не было, воровства не было. А это свидетельствует о том, что какие-то чрезвычайно важные ментальные вещи в Японии все равно остались. Воровать было нехорошо и сто лет назад, и двести, и сейчас тоже. Воровать нигде не хорошо, и христианство это запрещает, но оказывается, что Западу не удалось это сохранить, а Японии удалось. Не хочу сказать, что в Европе, Америке или у нас — все воры, но как только случаются стихийные бедствия – так начинаются эти стихийные безобразия.

о категории стыда

Как шло развитие? Ограничители поведения какие? Христианство говорит: бог все видит. Это всевидящее божье око, ты всегда находишься под наблюдением и, в частности, поэтому не можешь совершить что-то плохое. Но вот наступает упадок религиозной картины мира. Даже у людей, которые сейчас ходят в церковь, очень у многих из них нет этой целостной религиозной картины. Как контролировать человека, если нет такого «всевидящего ока»? Ответ: закон. А закон — это государство, полиция, суд и тюрьма. Но в ситуации, когда полиция бессильна – возьмите хотя бы Новый Орлеан – начинаются грабежи. И получается, что достаточно большое количество людей ведут себя корректно по отношению к другим людям прежде всего из-за страха быть наказанными.

Что мы видим в Японии? Там религиозные ценности стали довольно сильно уходить в прошлое где-то с 17 века. Вместо этого господствует конфуцианская система отношений между людьми, внутри государства и внутри социума. Конфуцианство считает религию предрассудком. Функция «божественного контроля» в то время постепенно уменьшается. Что движет человеком в этой конфуцианской системе ценностей? Стыд. Стыд – это не то же самое, что совесть. Референтом совести в христианском мире является в значительной мере Бог. Когда Бога нет, то референтом являешься ты сам. Собственно говоря, ты – сам себя судишь согласно собственным представлениям о хорошем и дурном. К чему это приводит? К понятию «свободы совести», когда в пределе у каждого своя совесть. И, таким образом, это понятие начинает иметь не только склеивающие, но и расклеивающие функции. Такая вот фрагментация общества. А в Японии – господства стыда. Стыд перед другими людьми, перед своей семьей, перед односельчанами, перед соседями, просто перед другими людьми. Если они узнают, что ты совершил что-то нехорошее, а они непременно узнают, то ты буквально «сгоришь со стыда». Так что лучше и спокойнее плохого не творить. И оказывается, что такой способ организации общества и менталитета оказывается более эффективным, а страх перед людьми — более действенным, чем страх перед полицейскими. Людей-то все равно больше.

о понятии личности

До сих пор на Западе очень многие философы-религиоведы с апломбом утверждают, что на Востоке нет личности. И я ощущаю, как они своим словам радуются – только у нас на Западе, в христианском и постхристианском мире есть эта личность. Это чушь. Личность есть и на Востоке, просто она несколько другого типа, для которого все время обнаруживаются ценности большие, чем ты сам. Легко понять восторг европейца перед личностью, когда Европа уходила из Средневековья. Но всякое явление, доведенное до крайности, превращается в абсурд. В потребительском обществе главным признается телесный уровень: ибо потребление — индивидуализировано и телесно. Но тут есть обратная сторона — одиночество и фрагментация общества.

Семья перестает быть цементирующим общество фактором. Разводов — огромное количество, дети с родителями тоже ужиться не могут. Сейчас стали регистрировать однополые браки, скоро начнут регистрировать браки с кошками и собаками. Как тогда будет делиться совместно нажитое имущество в случае развода, мне пока непонятно. В моем понимании сейчас западное общество в этом отношении находится в очень большом кризисе. Посмотрим, как оно с этим справится. Все-таки существует много разных общественных движений, которые «склеивают» общество, не дают ему распасться. Всякие филантропические движения, которые на Западе очень популярны, помощь бедным, политкорректность (которая тоже не без крайностей и глупостей) — все это, в конечном счете, попытки переосмыслить мир без бога. Во всяком случае, нынешний крайний индивидуализм и фрагментация общества — это очень большой вызов.

о современной идеологии

Потребительство – это идеология. Идеология потребительства, культа «Я» и все тех органов, с помощью которых возможно потреблять. Часто вижу – едет в метро молодой человек или девушка. Есть не хочется, но во рту жвачка — потребляющий орган должен быть задействован всегда. В ушах – наушники, приятно, что уши тоже не стоят без дела. Глаза же направлены на видеоигрушку. Все органы, с помощью которых возможно потреблять, все время должны быть при деле. Абсолютно подсознательные вещи, но они очень хорошо отражают эту идеологию.

При таком подходе основное значение имеют скорость и количество. Предлагают тебе по телевизору 200 каналов. Понятно, что при всем своем желании ты не можешь их смотреть. Но это создает иллюзию изобилия, что ты в любую минуту все это можешь увидеть. Но при внимательном анализе обнаруживается, что все эти каналы, все, что там показывают и говорят, все это более-менее изоморфно. Это мейн-стрим современного общества. Все кинофильмы друг на друга похожи, они одинаково устроены. Я считаю, что общество потребления, доведенное до крайности, является абсолютно тоталитарным. Вроде бы в этом обществе господствуют демократические методы, демократические процедуры избрания власти. Но в Америке найдется значительно меньше диссидентов, чем в любой другой стране мира. Настолько идет интенсивное «промывание мозгов» одним и тем же, только формы чуть-чуть отличаются. И это такое восприятие жизни, при котором все хорошее может случиться только here and now, и дать мне это нужно только сейчас, и цель жизни – завести миллион долларов в банке. Довольно скучно.

о разнообразии

Все разговоры о глобализации – это реально уничтожение разнообразия в мире. В таком мире менее интересно жить, по крайней мере, для меня. Сила всякой системы состоит, в частности, в разнообразии. Если система становится слишком разнообразной, то это хаос. Но если она чересчур однообразна и гомогенна — она становится слабой. Чем мы питаемся? Наш мир привык потреблять животный белок. Мясо у нас какое? Говядина, свинина, курятина, баранина. Есть еще что-то экзотичное, но его по определению мало. Представим, что все свиньи вымирают. Катастрофа. Из злаков в нашем мире остаются самые продуктивные – кукуруза, рис, пшеница, остальные имеют тенденцию к сокращению. Даже рожь. И так со всем. Это очень опасное для будущего явление. В моем понимании, сейчас нужно ратовать не за глобализацию, а наоборот. За регионализацию, за разнообразие привычек, еды – всего-всего.

об обратной стороне достижений

Нет ничего абсолютно хорошего и абсолютно плохого. Достижения западной науки, западной цивилизации, западных технологий, западной медицины позволяют поддерживать такое количество населения на земном шаре, которое еще вчера считалось попросту невозможным. «Зеленая революция» позволила огромному количеству людей в Африке или в Азии выжить – это несомненный факт. Я – человек, и мне хорошо от сознания того, что в пределе все дети выживают, чего в истории человечества не было никогда. Замечательно. Но дальше мы сталкиваемся с проблемой: в так называемом цивилизованном мире детей без каких-то отклонений почти не рождается. Традиционное общество справляется с этим так: все слабые умерли, все сильные выжили. Поэтому, с одной стороны хорошо, людей стало больше, людей нужно любить. Но в какой-то момент это превращается в свою противоположность. Слабые дети дают слабое потомство, которое дает еще более слабое потомство, и вот нынешнее «цивилизованное» общество имеет тенденцию превратиться в одну большую больницу.

о несвободе современного человека

Как только начинают слишком много говорить о чем-то, это означает, что этого чего-то в реальности нет. Это полный абсурд — говорить о свободе современного человека. У этого человека нет никаких средств производства, он сам по себе не может вообще ничего. Проблема безработицы – это проблема нового и новейшего времени. Если у тебя есть участок земли, то у тебя может быть хороший урожай, может быть плохой урожай, но он у тебя есть. У тебя есть средства производства. Ты владеешь процессом, который ты сам можешь каким-то образом регулировать – улучшать, ухудшать, от тебя реально что-то зависит в твоей жизни. Современный же человек едет на работу полтора часа, потому что там находятся средства производства, которыми он не владеет; там находится производственный процесс, которого он, как правило, не понимает. Редкий человек, работающий на компьютерном производстве представляют себе, как устроен компьютер — сначала и до конца.

Такого человека я совершенно не могу считать свободным. Да, у него есть реально увеличившаяся свобода передвижения, которой традиционное общество, за исключением, наверное, кочевников, не знает. Дальше возникает вопрос: как ты можешь реализовать эту свободу? Да, есть случаи переезда из страны в страну, поиска другой работы. Но в принципе эта свобода передвижения сводится к тому, что человек, отпахав на работе, которую он не понимает и поэтому ненавидит, на две недели может уехать за границу в отпуск — «оттянуться» и расслабиться. А потом снова возвращается в рабство.

Александр Мещеряков

доктор исторических наук, профессор Института восточных культур и античности РГГУ, член редакционного совета журнала "Восточная коллекция"

Все материалы автора

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с postnauka.ru

5

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • PostNauka
          • домен postnauka.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции