html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Учителя большого города. Надежда Шапиро

 

Имя: Надежда Ароновна Шапиро.

Работа: преподаватель русского языка и литературы в школе №57.

Стаж: с 1970 года.

Регалии и звания: учитель высшей категории, почетный работник общего среднего образования.

О выборе профессии

Примерно в четвертом классе я уже точно знала, что буду школьным учителем русского языка и литературы — и никем другим. Нельзя сказать, чтоб у меня был какой-то любимый учитель, которому я хотела подражать. Просто я много читала — и хорошие книжки, и так себе. Совокупность произведений сентиментального социалистического реализма сформировала у меня такое представление: главное, что может делать человек, — это быть хорошим учителем литературы и русского языка. И при этом надо стать любимым учителем, главным человеком в жизни детей и как-нибудь их спасать, читая книги. Слава богу, все не так воплотилось, как я придумала, а то плохая картинка была бы, неприятная.

Все ведь гораздо сложнее: дудочка и кувшинчик не собираются никогда в одном месте — тут или одно, или другое. Скажем, с классом в поселке Кирпичного Завода, где я работала, который невыносимо себя вел на уроках и при этом хорошо ко мне относился, никак нельзя было справиться при помощи художественной литературы. При этом я не могла сказать себе честно: все, что я буду говорить им про программную литературу, будет абсолютно бессмысленно.

О первой работе и идее просветительства

На третьем курсе я преподавала абитуриентам русский язык и литературу. Потом работала в вечерней школе совхоза «Белая Дача» и в поселке Кирпичного Завода. Первый раз в жизни я увидела людей, которые не прочитали ни одной книжки и не собирались их читать — и не знают, что это нужно. Это был очень интересный и новый опыт, но, конечно, не педагогический. Он чрезвычайно расширил мою картину мира.


А милиционер Курдюков, был у меня такой ученик в классе, ей говорит: «Дура, это ж до революции написано!» — и все как-то сразу сникли

При этом среди них были вполне симпатичные люди, которые знали, что им делать в жизни и для чего они учатся. Как Клещ в «На дне», они хотели кожу с рук сорвать — а вырваться. Благодаря пролетарскому происхождению у них были какие-то льготы: они могли получить высшее образование и дальше делать карьеру. Например, хорошие девочки, которые хотели поступить в Сельскохозяйственную академию и по своей специальности все знали и умели, да только вот им надо было сочинение написать. Это было их проклятие — в нужном порядке выстроить совершенно им чужие слова, и я старалась помочь. Оживились они, только когда Некрасова стали изучать. Это поразительная история. Когда мы прочитали, что «не дело между бабами счастливую искать», устроилась просто дискуссия в классе. Одна ученица моя сразу сказала: «Вот смотрите! Поэт, а как замечательно все сказал». А милиционер Курдюков, был у меня такой ученик в классе, ей говорит: «Дура, это ж до революции написано!» — и все как-то сразу сникли.

Комизм преподавания литературы в той школе состоял в том, что там вообще не было никаких книжек. Я в авоське приносила книжки из дома, собирала у одногруппников и раздавала, чтобы они почитали и принесли на следующий урок. Но на следующий урок эти люди не приходили, приходили какие-то другие. Приходишь на урок, и ни одного экземпляра нет. И что помнишь, то по памяти и читаешь.


Когда в конце года стало ясно, что меня сокращают, наверное, надо было радоваться. А я плакала

Некоторые ученики ни разу не были в Москве. Мы с ними учились пятачок опускать в метро, а когда ездили Кремль смотреть, они меня все спрашивали: «Мы на Кремль залезем или нет?» Потом я стала придумывать всякие экскурсии. Потому что знала: хороший учитель должен много всего делать — и спектакли ставить, и экскурсии устраивать, и поездки далекие. От курса литературы у большинства из них в голове ничего не осталось, в этом я не сомневаюсь, но осталось ощущение, что есть еще какая-то другая жизнь.

Это был очень странный год, условно его можно приравнять к трудовой колонии: у меня было 25 часов в две смены. Жила я только этим и на всех своих друзей производила впечатление абсолютно сумасшедшей. Конечно, я уже не читала сама никаких книжек, у меня не было сил. Доезжала вечером домой, валилась кульком и утром к 8 часам опять ехала в школу. Когда в конце года стало ясно, что меня сокращают, наверное, надо было радоваться. А я плакала. Потому что не понимала — «как они без меня теперь». Но они не очень «были без меня», они ко мне еще ездили потом о литературе беседовать, банки с вареньем возили для чаепитий. 

О работе в обычных московских школах и школе №57

Потом я попала в школу №716 в Измайлово. Это была совершенно обыкновенная, как теперь говорят, «дворовая» школа, туда ходили дети из коммуналок. У одних алкогольные родители, у других психически нездоровые, у третьих еще какие-то были истории. Когда я только пришла в эту школу, мне один мальчик-двоечник сказал: «Будьте добры, принесите мне книгу из библиотеки», и я заплакала. Там можно было учить литературе гораздо больше детей, и педагогика уже становилась не спасательной операцией, а какой-то осмысленной деятельностью. Были и хулиганы дворовые, и пьянство могло случиться в поездке, и драки — хотя чаще всего по каким-нибудь благородным мотивам. И все это гораздо больше напоминало кино и литературу.

Потом я пришла в английскую школу в Кузьминках с директором-фронтовиком и была поражена невероятной несвободой по сравнению с измайловской школой. Всякий громкий смех казался вызовом приличиям. В одном классе я проработала семь лет — с ними впервые попробовала читать Платонова. Это были 1980-е годы. Я читала на уроках вслух и поняла тогда, что трудную прозу нужно сначала произносить со своей интонацией, а потом уже можно говорить о ней. И с тех пор я много чего читала вслух. Помню, как диктовала для разбора стихи Бродского, и дети спрашивали: «А чье это?» Я говорила: «А это Мартынов». Они не переспрашивали, но потом (бывали такие случаи) узнавали и радовались, что полюбили эти стихи еще в школе.

Однажды на уроке в десятом классе я прочитала рассказ Бабеля «Письмо». Все затихли, сидят и думают. Я пытаюсь вызвать на разговор: «Ну, кто-нибудь скажет что-нибудь? Кто это написал? Белогвардеец — чтобы опорочить Красную армию? Или простодушный красноармеец? Как вы себе это представляете? Правда это или клевета?» И вот один мальчик сказал: «Может, это и правда, но такая правда нам не нужна». Такое могли бы сказать какие-то райкомовские люди, но он никогда этого не слышал. Я вдруг увидела: юный человек порождает фразу, которая уже существует и звучала бы естественно в каких-то более прожженных устах.


Помню, как диктовала для разбора стихи Бродского, и дети спрашивали: «А чье это?» Я говорила: «А это Мартынов»

Ну а дальше началась 57-я школа. Линия моей жизни совершенно прямая, но я даже не могу себе представить, что после этой школы может быть. Таких невероятно прекрасных условий для того, чтобы преподавать литературу прекрасным детям, у меня никогда раньше не было. Тут уже мне встретились учителя, которые говорили: «А как вы можете вообще преподавать литературу, если не знаете этой статьи Якобсона?» Я-то и сейчас считаю, что без многих литературоведческих статей можно обойтись педагогу, хотя  знакомство с ними только на пользу.

О методике

Конечно, у меня есть некоторые устоявшиеся представления, но никакого гладкого пути никогда не получается, потому что все дети — разные. Я просто знаю теперь разные возможности, как можно преподавать. И еще я знаю, что многого не знаю. Сейчас по возрасту я дальше от своих учеников, но мне кажется, что я лучше чувствую, как работает у них мысль, если она работает. Сейчас я лучше представляю себе, чего нужно добиваться во что бы то ни стало, а что не так важно.

У нас появилась когда-то такая практика — хором читать стихи. Случилось это так.  Лет десять назад я читаю на уроке стихи и вижу, что еще у двух людей в классе губы шевелятся, они произносят слова вместе со мной. Предложила читать вместе вслух. И вот теперь многие мои ученики, которые знают много хороших стихотворений, произносят их вслух. Мы с ними умеем так читать на улице; например, поехали в Михайловское — и пока гуляли, вспоминали, сколько у нас стихотворений об осени. Как правило, это всем доставляет удовольствие. Потому что вообще стихи надо произносить — язык к небу прижимать, шевелить губами… Так получился методический прием, хотя никто его специально не придумывал.

Методически совершенно непонятно, что представляют собой мои уроки. Лекции? Беседы? Дело же не в методике, а в совместном переживании смысла. При этом нет задачи прочитать «с выражением». Когда-то Аверинцев предостерегал от того, чтобы урок превращался в сеанс массового гипноза. Но, когда мы читаем, мы пробуем на вкус, слышим, мы понимаем, что есть в тексте. 

Сначала люди очень боятся друг друга. Когда набирается новый гуманитарный класс, дети все хотят угадать, что я «загадала» и какого ответа жду. Сильное недавнее впечатление: мы говорили про «Шинель» Гоголя. До урока я не знала, как мы будем про это разговаривать, только знала, что это всегда сложнее, чем кажется. И я говорю десятиклассникам: «Вы можете назвать пять слов, выражающих чувства, которые возникли у вас, когда вы читали «Шинель» в первый раз?» И какие-то люди твердо сразу сказали: «Жалость, сострадание, безнадежность, грусть». А один мальчик вдруг говорит: «Смешно». И другой: «О, а можно, правда? Мне тоже смешно». Мы наблюдаем и смотрим, какие выводы можно сделать и какие акценты поставить. И тут уж каждый человек свободен выбрать интерпретацию. Вот, собственно, вся наша методика.

О переживании текста

Что должно быть сначала — анализ или переживание? Ясно, что все произведения надо изучать медленно. В них надо погрузиться, пожить, просто наблюдать и замечать. И, когда литературное произведение в тебе живет, можно анализировать свои ощущения. И тут отделить анализ от переживания я уже не могу. Но знаю, что сначала надо в себя вобрать текст, а лишь потом о нем говорить.

К сожалению, я знаю, как это обычно происходит в школах. Вот уже 10 лет я делаю задания для турнира Ломоносова по литературе, и мне присылают удачные, неудачные, смешные варианты ответов. Я вижу картину и понимаю, чему обучены дети. Они очень ловко находят метафоры, метонимии, бодро пишут про кольцевую композицию, но зачем они это делают — совершенно непонятно. Учителя все время торопятся и стараются произвести впечатление кучей непонятных слов, терминов, чего-нибудь такого, что в глазах всякого проверяющего засвидетельствует «обученность».

А мы читаем и разговариваем. Это хорошо — дожить до 60 с лишним лет и иметь возможность с хорошими людьми читать то, что тебе нравится.

 
Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с bg.ru

1

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • bg
          • домен bg.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции