html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Биография великого йогина Гьялсе Нулчу Тогме (1295-1369)

Делаю перепост биографии известного тибетского монаха, йогина и мыслителя, автора текста "37 практик Бодхисаттвы". К великому сожалению эту биографию тяжело найти в интернете и она малоизвестна.

Гьялсе Нулчу Тогме (1295-1369)


Гьялсе Нулчу Тогме (1295-1369)

Из биографии, написанной Палден Еше

Великий отшельник Гьялсе Нулчу Тогме родился в Пхулджунге, в нескольких милях к юго-западу от Сакья монастыря, в Цанге, в Центральном Тибете. Его отец Кончог Пал, «Слава Трех Драгоценностей», и его мать, Чагза Бумдрон были чисты умом и обладали огромной верой в Дхарму. Когда Он пребывал в её чреве, мать испытывала великое блаженство и её сострадание углублялось. Его нарекли Кончог Зангпо, «Благо Трех Драгоценностей».

Как только Гьялсе Тогме научился говорить, стало очевидно насколько он преисполнен сострадания. Однажды он сидел на коленях матери и увидел листок, уносимый ветром в небо. Тогда он расплакался.

Почему ты плачешь? – спросила мама.

Он указал на исчезающий листок и ответил: «Там животное унесено в небо».

В другой раз, когда он начал ходить, он вышел из дома, но всего через несколько минут вернулся, голый – к великому изумлению своей матери.

«Что ты сделал со своей одеждой?» - спросила она.

«Там снаружи некто, кому холодно». – ответил он.

Она вышла наружу посмотреть, кто же это был, и увидела, что её сын накрыл одеждой, покрытый изморосью куст. И аккуратно положил камни по углам одежды, чтобы её не сорвало ветром.

Когда Гьялсе Тогме играл с друзьями, то никогда не заботился о проигрыше. На самом деле он огорчался, когда другие проигрывали чаще, чем он. Разыскивая сушину с другими детьми, он радовался, когда другие находили что-нибудь, даже если он сам не находил ничего. Но если он находил сушину, а другие ничего не находили, он помогал им в поисках или отдавал своё, так как боялся, что родители будут ругать детей. Играя, он порой строил ступы, или представлял, что передаёт или получает Учения.

Несколько страниц религиозной книги могли в одно мгновение превратить печаль в радость. Но когда люди позволяли себе небрежное отношение к священным текстам, это его сильно печалило.

Вкратце, подобно всем великим существам, Гьялсе Тогме страдал сильнее других от их страдания, и сильно радовался их малейшему счастью.

Ему было три года, когда умерла его мать, и в пять он потерял отца. Он рос у бабушки до девяти, но затем она также умерла. И до четырнадцати о нем заботился дядя с материнской стороны, Ринчен Таши, «Благоприятствующая Драгоценность», научивший его читать и писать. Гьялсе Тогме всегда был признателен. Однажды он сказал дяде: «Отныне оставь привязанность к этой жизни и просто практикуй Дхарму. А я буду просить милостыню и так обеспечу тебя едой и питьём. И так я смогу отплатить тебе за твою доброту.»

Он сдержал слово и с тех пор они жили так.

В четырнадцать, постигнув, что все удовольствия сансары подобны ужасающей полыхающей яме, наполненной пылающими угольями, он принял обеты послушника и получил имя Зангпо Пал, «Слава Блага».

В должный уклад монашеской жизни включено изучение, размышление и медитация и, соответственно, начиная с пятнадцати лет, он получал учения от множества лам всех школ. Всегда неутомимый в учебе, он вскоре становится чрезвычайно ученым. Он не только запоминал большинство изучаемых им текстов, порой просто раз их, услышав и без труда постигнув их смысл, но также был способен разъяснять людям наитончайшим философские вопросы. Его учителя нарекли его вторым Асангой (Асанга или по-тибетски Тогме – великий индийский пандита, известный своим всеобъемлющим знанием), и с тех пор он стал известен как Тогме Зангпо, Превосходный Асанга. Ему было всего девятнадцать. Его познания в сутрах и тантрах росли и, благодаря медитации, он развил подлинный опыт смысла учений Его мотивации и усердие были таковы, что в течение месяца в затворе, он преуспевал более, чем другие в течение трех лет.

В двадцать девять он принял полные монашеские обеты в монастыре Э????? И до конца жизни примерным образом соблюдал монашескую дисциплину, никогда не пренебрегая даже малейшим из обетов. Остерегаясь недобродетели, связанной с мехом и кожей животных, он избегал ношения одежд и обуви из этих материалов. Он начал давать учения на такие основные тексты Махаяны как Бодхичарьяаватара и Праджняпарамита и составил несколько комментариев, которые ясно объясняли глубокое значение этих учений. Гьялсе Тхогме был доподлинно подобен солнцу, сияющему лучами сострадания и мудрости ко всем живым существам.
Сияние великого солнца его мудрости и любви.
Теплые лучи Учения, диспутов и писаний
Рассеявшие тьму неведения
И приведшие лотосовый сад Учения Будды к расцвету

Порой, когда он учился и затем учил, приходили времена больших материальных лишений. Разные люди предполагали, что он изучал то, как давать посвящения и совершать ритуалы для того, чтобы без особых усилий получать деньги. Его ответом на такое, вне сомнений, благонамеренное, но ложное рассуждение, и стали Тридцать семь практик Бодхисаттвы, которые излагают вкратце весь Путь Бодхисаттвы.

Когда Гьялсе Тогме исполнилось тридцать два, он занял трон настоятеля Тара монастыря, и оставался там до сорока одного. Но когда монастырь Э настойчиво приглашал его стать настоятелем, он отказался, сказав, что надо найти более достойного. И он рекомендовал известного Кхенпо Вангле. Все были удовлетворены.

В течение его жизни бесчисленные существа были притянуты к Гьялсе Тогме его добротой, мягкой речью, безупречным поведением, - всегда в соответствие с тем, чему он учил, - и его искусным способом обучения, учитывающим индивидуальную природу и способности каждого.
Встречай их под флагом щедрости,
Обращайся к ним с мягкой речью,
Внушай им доверие постоянством в деяниях,
Сонастраивай себя с ними и давай им совершенные советы.

Его щедрость была в самом деле безграничной. Как говорится в Украшении Сутр Махаяны

Нет ничего, чего бы Бодхисаттва не отдал: свои богатства, тело – все.

Это было в точности как поступал Гьялсе Тхогме с самого детства, порой раздавая все без ограничения, давая все, что у него есть, друзьям и беднякам, не взирая на собственную бедность. Тем же, кто из любви к нему, пытался остановить его, говоря, что если он так все будет раздавать, то ему не на что будет жить, он отвечал: «Не умру же я с голоду..! А если и умру, то не беда!»

Однажды, когда один ученик пришел навестить его, у Гьялсе Тогме не было ничего для подарка, кроме драгоценной ступы. Сразу после этого, один из его последователей, не могший видеть, как его Гуру расстается со столь священной вещью, пошел к этому ученику и принес эту ступу назад. Но Гьялсе Тхогме отдал эту ступу другому человеку, и так повторялось несколько раз. Еще в юности он полностью рассек путы желания и привязанности. Он был удивительно добрым.

Во время голода в Нгулчу кто-то поднес ему немного ячменной муки. И Гьялсе Тхогме начал раздавать по полной тарелке муки каждому проходящему нищему. И одни и те же нищие стали приходить снова и снова, пока у него почти ничего не осталось.

Один нищий, увидав это, стал отчитывать остальных, говоря: «Вы что не видите, что у него самого осталось не больше чашки муки? Разве это честно, и дальше продолжать у него выпрашивать?»

Однажды Гьялсе Тхогме отдал нищему прекрасное шерстяное бельё из Центрального Тибета. И когда этот же нищий вернулся по прошествии года, он получил новый шерстяной плащ. Нищий был в восторге, но Тогме, думая, что мог бы дать что-нибудь и получше и поступить иначе - плохо, решил вручить ему свой собственный длинный шерстяной плащ. Но этот нищий словно прирос к месту, не осмеливаясь взять его.

Когда кто-то сказал Гьялсе Тхогме, что быть столь примерно щедрым и позволять другим брать все, что у него есть, может оказаться и не столь уж полезным для них, он, просто искренне ответил: «Я на самом деле счастлив, когда другие используют моё имущество, как им нравится». И добавил: «Владыка Дхармы Джамсар сказал: «Так как у меня нет малейшего ощущения, что я являюсь владельцем своего имущества, то тот, кто заберет его всё, вряд ли будет вором». Великий кашмирский пандита Шакья Шри, Владыка Гоцанпа и многие другие мудрецы брали обет – никогда ничего не иметь. Сравнивать мою собственную щедрость с их это как сравнивать петляния лисицы с прыжком тигра. И все же, так как я пытаюсь им подражать, я чувствую что, когда люди пользуются моими вещами или забирают их себе, они не только не пятнают себя грехом воровства, но наоборот их благополучие возрастает».

Многие нищие, что жили рядом, говорили, что он всегда обращался к ним мягко; и они не слышали от него ни единого слова не упрека. Гьялсе Тхогме сам иногда говорил, что не может сказать грубого слова никому. Так как он всегда подбирал слова в соответствие с природой слушателей, то со временем все его слова стали духовными наставлениями.

Когда в Сакья начались столкновения, Джамьянг Доньё Гьялцен и его брат были вынуждены бежать на восток Центрального Тибета.

Лама Риньева доверительно обратился к Гьялсе Тогме: «Когда все эти раздражающие события происходили, я все пытался контролировать свой ум применением надлежащих противоядий. Но сколь же много у меня мыслей привязанности и гнева..! А как с тобой?» «Все удовольствия и страдания этого мира – просто проекции наших умов и результат нашей прошлой кармы». - ответил Тогме. «И с тех пор как я обрёл некоторое понимание того, что в относительном смысле всё – подобно иллюзии, а в абсолютном – полностью за пределами умопостроений, я больше не испытывал привязанности и ненависти».

Гьялсе Тхогме удалился в затвор в Нгулчу в возрасте сорока двух. Он оставался в нём до шестидесяти пяти, посвящая себя углублённой духовной практике и проявляя телом равно как речью и умом знаки совершенства. До конца своей жизни он редко ложился, а вместо этого сидел в ваджрной позе день и ночь. При этом его здоровье не страдало и его лицо всегда выглядело юным и сияющим.

Его внутреннее постижение проявлялось во многих чудесах и проявлениях сверхспособностей. Однажды, когда он с немногочисленными спутниками был на пути к Владыке Сонаму Тракпа, они подошли к сухому, пустынному месту, Шангда.

«Давайте перекусим здесь». – предложил он.

Его спутники возразили: «Здесь же нет воды».

Но Тхогме ответил: «Идите и собирите немного хвороста. А я позабочусь о воде».

Когда они вернулись, то обнаружили, что Тхогме сделал углубление в песке. И оно было полно воды. После еды вода еще была там, но уже через небольшое время – не осталось и следа..

В другой раз, когда он давал посвящение Амитаюса, Будды Долголетия, его лицо для некоторых представилось ослепительно белым как снежная вершина. В течение призывания благословения его лицо стало оранжево-красным, а во время изгнания препятствий – темно-красным и гневным, а волосы стали дыбом.

В другой раз его особенно преданные ученики увидели его как Одиннадцатиликого Авлокитешвару, Будду Сострадания.

Однажды, когда армия Центрального Тибета подходила к Нгулчу, Гьялсе Тхогме сказал всем жителям, что надо бежать. Но они не хотели слушать. Так как в последний раз победили северяне и ничего не плохого не произошло, то и в этот раз беспокоиться нечего.

Тхогме настаивал. «На этот раз вам надо бежать!» - сказал он.

Но они все равно не послушались. Северяне потерпели поражение и, когда армия Центрального Тибета вторглась в Нгулчу, все запаниковали и собрались вокруг Тхогме.

Также как пять ракшасов не могли причинить никому вреда в царстве Царя «Сила Любви», так и безжалостные солдаты, когда они вбежали, размахивая своими окровавленными мечами и пиками, только взглянув на лицо Владыки Дхармы, потеряли свою ненависть и исполнились веры. Простершись пред ним, они просили о защитных шнурах. Они хотели его благословения, но не осмеливались подойти.

«Мы – злые люди» – сказали они – «Мы можем тебя осквернить».

«Я с этим управлюсь» - ответил Гьялсе Тхогме и дал им свое благословение.

Некоторые не могли сдержать слёз и рыдали, раскаявшись до глубины души, принеся ему своё раскаяние. Все обрели сильную веру в его предвиденье и силу его благословения.

Не прилагая усилий он мог брать на себя болезни других, как случалось в нескольких случаях – в особенности, когда болели Будон Ринпоче и, Кхенчен Чангце.

У Гьялсе Тхогме были бесчисленные видения божеств таких как Тара и Авалокитешвара и других Будд и Бодхисаттв. От них он выслушивал Дхарму. Так же говорят, что он, как с людьми, беседовал и получал Учения от изображений Кацарпани в Несаре и Одинадцатликого Авалокитешвары в Чаго Шонг.

Он проводил дни и ночи, всем своим существом проникнувшись состраданием. Порой он выглядел слабеющим. Но в это время у него были видения Чистых Земель, где он делал подношения Буддам и приносил благо бесчисленным живым существам.

Полностью духовно созревший, он без труда приводил к созреванию других. Люди, лишь раз его встретивши, обретали веру, отречение, любовь и сострадание; и развивали бодхичитту – устремление привести всех существ к Пробуждению. Для тех же, кто оставался с ним надолго, и эффект был намного глубже и весомее.

Сверх того, его любовь к живым существам была такова, что он никогда не обращал внимания на испытания, физические лишения и даже угрозу жизни, если это могло принести хоть малейшую пользу другим.

Однажды, когда Гьялсе Тхогме было шестнадцать, один человек, помогавший ему материально, попросил сходить его в Сакья по некоему важному делу и на следующий день вернуться. На полпути в Сакья в пустынной долине молодой Тхогме наткнулся на умирающую от истощения суку. Она уже готова была съесть собственных щенков. Он почувствовал огромную жалость и, подумав как им помочь, решил отнести их обратно в Е, свой монастырь. А затем идти всю ночь, чтобы наверстать упущенное время. Так он и сделал, неся собак на своей спине. Это было очень тяжело. В конце концов он достиг Е и устроил собак там. И прежде чем вновь отправиться в путешествие, он решил глотнуть воды. И так случилось, что он наткнулся на человека, пославшего его в путь.

Изумленный тем, что видит его здесь, человек спросил: «Эй, ты разве ещё не ушел?» Когда Тхогме объяснил, что случилось, человек обругал его и добавил: «Такое важное дело под угрозой и ты тут со своим великим состраданием!»

Тхогме был столь устыжен, что даже не осмелился глотнуть воды. Он вышел немедленно, прошел всю ночь и рано утром выполнил своё задание в Сакья. Сразу же отправившись обратно, он вернулся в Е перед заходом солнца.

Увидев это, посылавший его человек был поражен. Он просил прощения за то, что бранил его перед этим. И добавил: «То что ты сделал – и в самом деле изумительно!»

В другой раз, когда ему было около двадцати, все монахи Е отправлялись в Чобар, когда Тхогме увидел калеку, плакавшую возле главного монастырского входа. Он спросил её, в чем беда? И она объяснила, что плакала потому, что все монахи уходят, а она остаётся и не будет никого, кто бы дал ей милостыню. Тхогме сказал ей не отчаиваться и пообещал вернуться, чтобы её забрать.

Он занёс свою поклажу в Чобар и затем немного передохнул, прежде чем, взявши веревку, отправиться снова в путь. Друзья окликнули его издали, спрашивая, что он намеревается делать. Он сказал, что собирается спуститься за искалеченной женщиной, но они не поверили.

Когда он вернулся в Е, то обнаружил, что не может нести одновременно и женщину и её вещи. Так что сначала он переносил на некоторое расстояние её одежду и сидение, а затем её саму. И таким образом они добрались до Чобара. Его друзья были чрезвычайно изумлены. Сначала они подумали, что отправился набрать дров, но то что он сделал, это – подлинное чудо.

Когда ему было за тридцать, возле его двери часто сидел нищий, пораженный какой-то болезнью. Его тело кишело вшами. Обычно Тхогме делился с ним своей пищей и питьём, вынося ему их по темноте, рассудив, что не надо быть щедрым напоказ. Но однажды вечером он не обнаружил нищего на его обычном месте и отправился на его поиски. Найдя его когда уже светало, он спросил, почему тот исчез. «Одни люди сказали, что я столь омерзителен, что им нестерпимо смотреть на меня, когда они проходят мимо, и они выкинули меня прочь» - ответил нищий.

Услыша это, Тхогме разрыдался от сострадания. И в этот вечер он привёл нищего в свою комнату, накормил и напоил и отдал свою новую одежду. Взяв взамен нищенские лохмотья, он одел их, чтобы вши могли им питаться.

Это было незадолго до того, как он стал выглядеть как прокаженный. Он столь ослабел и потерял силы, что вынужден был прекратить учить. Его друзья и последователи пришли повидать его, чтобы выяснить, насколько серьёзно он болен. И они увидели, в каком он состоянии.

«Почему бы тебе вновь не стать хорошим практикующим?» - остерегали они его.

И некоторые цитировали Писания: «Если твоё сострадание не полностью чисто, не отдавай своё тело».

Другие умоляли его: «Для своего и нашего блага не веди себя так, избавься от этих вшей!»

Но Тхогме сказал: «С безначальных времен у меня было столь много человеческих жизней, но все они пропали впустую. Теперь же, даже если я сегодня умру, я сделаю что-то осмысленное. Я не буду избавляться от вшей».

Он кормил собой вшей семнадцать дней, но они сами постепенно умерли и так он от них освободился. Он прочел множество мантр и дхарани над умершими вшами и сделал ца-ца с ними. Все были поражены чистотой его ума и его любящей добротой и везде он стал известен как Гьялсе Ченпо – Великий Бодхисаттва. Он составил следующую молитву, которая действительно отражает его мысли:
Пусть любой вредящий моему телу и моей жизни
Обретет долгую жизнь без врагов и болезней,
И, преодолев все препятствия на пути,
Быстро достигнет Дхармакаи, свободной от рождения и смерти.


Однажды, при возвращении из Сакья, где он получал учение у Владыки Дхармы Сонама Гьялцена, на него напали грабители. Как только он достиг Нгулчу, то сразу произнес множество молитв Будде Медицины, Таре и другим божествам, посвятив все разбойникам. Для их блага он также совершил подношение Сангхе и другие благие дела. Он сказал, что в этой банде был один в особенности жестокий грабитель и, когда он вспоминал лицо этого человека, то чувствовал безграничные жалость и сострадание.

Примеров доброты Гьялсе Тхогме не счесть. Когда Тхогме учил в Серйиге, например, некто по имени Булва постоянно создавал нервозную обстановку, что очень мешало Тхогме. И вот однажды, после возвращения в Нгулчу, его слуга сообщил, что приехал Булва. Тогда Тхогме сначала сказал себе: «Лучше бы я не приезжал!» Но тут же он подумал: «Каждый день я обещаю отплачивать добром за зло. Почему же меня должен расстраивать приезд Булвы? Даже если он останется рядом на всю жизнь, я должен позволить ему делать, как ему нравится».

Как только Тхогме вышел из затворничества, Булва предстал перед ним. Он раскаялся в своём неблагом поведении и поклялся в дальнейшем действовать в соответствие с Дхармой. Несмотря на это его постоянные и беспричинные претензии всех утомили и люди сказали Тхогме, что лучше бы Булве уйти.

Но Тхогме сказал: «Он исправится, а то что он делает, помогает мне». Он позволял Булве делать все, что тот хотел, всячески помогал ему и давал все, что ему нужно.

Гьялсе Тхогме всегда приносил счастье всем, с кем был связан, даже тем, кто причинял ему вред. Порой он мог прервать собственное затворничество на несколько дней, чтобы обучать своих многочисленных посетителей практике бодхичитты и тренировке ума (лоджонгу). В таких случаях радуги, цветочные дожди и другие чудесные знаки наполняли людей радостью и преданностью.

В шестьдесят семь Гьялсе Тхогме решил отправится в Лхасу посмотреть на превосходнейшую статую Джово, Коронованного Будду. Посетив Лхасу, Пхагмо Дру, Самье, Гунгтханг и многие другие места, он везде передавал учения о сострадании. Говорят, что после Атиши, никто не приносил столь же блага существам, сколь Гьялсе Тхогме. Лишь взглянув на его лицо, люди преполнялись верой и неодолимым стремлением к освобождению от самсары.

Через десять месяцев он вернулся в Нгулчу и поспешил в монастырь Шалу, где как он узнал, заболел Будон Ринпоче. Как только Тхогме поднёс молитвы и ритуалы долгой жизни Будону Ринпоче его здоровье поправилось. Все посчитали, что Тхогме взял болезнь Будона на себя.

Вернувшись в Нгулчу, Гьялсе Тхогме оставался в строгом затворничестве до самой смерти, последовавшей через девять месяцев. Но каждые три месяца он выходил из уединения, чтобы давать Учения по тренировкам ума (лоджонгам) и бодхичитте тысячам и тысячам людей стекавшимся со всей страны, чтобы его увидеть. Большинство из них переставали заботиться об этой жизни и, посвятив себя практике Дхармы, достигли постижения сострадания-пустоты.

Его сострадание было столь велико, что он мог помогать не только людям, но также и животным. Извечные враги, такие как волки и овцы или олени забывали свои жестокость и страх. В его присутствии они могли мирно играть вместе и с почтением слушать его учения.

Однажды некий отшельник, медитировавший на внутренних каналах и ветрах, столкнулся с некоторыми препятствиями в практике. Он потерял рассудок и стал носится вокруг голым. Но тут на него налетела дикая овца; она стала кружить вокруг него, пытаясь достать его рогами. Когда отшельник это увидел, он пришел в себя и осознал, что с ним произошло. Услышав об этом, Тхогме шутливо сказал, что эта овца – эксперт в устранение препятствий у великих медитаторов. Когда Тхогме заболел, эта же овца проявляла множество признаков горя. Три дня спустя после его кончины она разбилась насмерть возле его места затворничества. Быть рядом с Гьялсе Тхогме – подобно пребыванию на горе Потала, чистой земле Авалокитешвары.

Другие великие ламы, такие как Кхенпо Вангле часто говорили: «Он – Будда в человеческом теле» и простирались в направлении его затвора.

Он был столь умиротворен, дисциплинирован и добр, что любой, остававшийся возле него, естественно терял привязанность к мирским заботам. И затем в последние месяцы его жизни:
Чтобы рассеять веру в постоянство вещей
У всех тех, кому он оказал помощь
И для блага существ в других Чистых Землях,
Он проявил знаки смерти, будучи за пределами всех изменений.

Сначала он проявил признаки болезни, чтобы вдохновить последователей к усердию, тем, что породил у них печаль, и тем, что показал, как использовать болезнь на пути. Он сказал, что никакое лечение не поможет, но, несмотря на это, чтобы всех успокоить, принял лекарства и также позволил совершить некоторые ритуалы и молитвы о его здоровье. Когда Кхенчен Чангце и Владыка Дхармы Нишон провели церемонию, испрашивая, чтобы он долго оставался в этом мире, его здоровье поправилось, и так все смогли собрать заслугу, радуясь его выздоровлению. Но вскоре он заболел снова.

Когда кто-нибудь спрашивал его, есть ли хоть какой-нибудь способ продлить его жизнь, Тхогме сказал: «Если моя болезнь принесет благо существам, то пусть я буду благословлен болезнью. Если моя смерть принесет благо существам, то пусть я буду благословлен смертью. Если моё здоровье принесет благо существам, то пусть я буду благословлен выздоровлением. Так я молюсь Трём Драгоценностям. Полностью уверенный в том, что всё, что проявляется, - это благословение Трёх Драгоценностей, я – счастлив, и я приму всё, возникающее на пути, без попыток изменения».

Его ближайшие последователи молили его указать, какое лечение или что-либо ещё может ему помочь в выздоровлении.

Но Тхогме сказал: «Я исчерпал свой срок и моё заболевание серьёзное. Даже внимание чрезвычайно искусного врача с лекарствами, подобными нектару, вряд ли особенно помогут». И добавил:
Если это иллюзорное тело, за которое Я цепляюсь как за своё, болеет – то пусть болеет!
Эта болезнь дает мне возможность исчерпать
Плохую карму, накопленную в прошлом,
И духовные дела, которые я затем могу совершить
Помогут мне очистить два вида завес.
Если я – в добром здравии, я – счастлив
Потому, что, когда моё тело и ум – в порядке,
Я могу расширить мою практику
И придать подлинный смысл человеческому существованию,
Тем, что тело, речь и ум обращу к добродетели.
Если я – беден, я – счастлив
Потому, что нет богатства, чтобы его защищать,
И я знаю, что вся враждебность и все ссоры
Взрастают из семян жадности и привязанности.
Если я богат, я – счастлив,
Потому что со своим богатством я смогу сделать больше благого,
А временное и абсолютное счастье –
Это результат благих дел.
Если я умру вскоре, это – превосходно, потому что
Сопровождаемый некоторыми хорошими способностями, я уверен,
Что вступлю на безошибочный путь
Прежде чем появятся какие-либо препятствия.
Если я проживу долго, я – счастлив,
Потому что без отделения от тёплого благодатного дождя наставлений,
Я могу затратить много времени на полное созревание
Урожая внутреннего опыта.
Так что, чтобы не случилось, я буду счастлив.

И он продолжил: «Я учу этим наставлениям других и я должен практиковать их сам. Как сказано: «То , что называют заболеванием, никогда не обладало подлинным существованием, но проявления омраченных явлений возникают как непреложный результат плохих действий. Болезнь – это учитель, указующий на природу самсары и показывает нам, что явления как бы они не проявлялись – есть не более чем иллюзия. Болезнь обеспечивает нам почву для взращивания терпения к нашим собственным страданиям и сострадания к страданиям других. Именно в этих тяжёлых условиях мы проверяем нашу практику». Если я умру, то освобожусь от боли своей болезни. Я не могу припомнить ни одного незавершенного дела и более того я постиг, насколько редка возможность прийти к смерти как к совершенному завершению моей духовной практики. Вот почему я не надеюсь ни на какое исцеление от моей болезни. Тем не менее, вы можете завершить все ваши ритуалы прежде чем я умру».

Тогда его последователи объявили, что хотят провести для него трехлетний ритуал.

Но Тхогме просто ответил: «Если это имеет для вас хоть какой-то смысл, я могу перенести три года боли. Но если нет, то зачем мне жить столь долго?»

Но его последователи умоляли: «Пожалуйста, живите долго». «У нас нет других желаний, - только видеть ваше лицо и слышать ваш голос!» - говорили они.

Он отвечал: «Черпак без котла, откуда бы он черпал – ни на что не годен. Тем не менее, хотя у меня нет никаких достоинств, людская вера и сострадание Трёх Драгоценностей делают меня способным приносить благо некоторым существам. Я надеюсь, что даже после моей смерти, это благо для них не уменьшится».

Снова его ученики настаивали: «Даже если вы продолжите приносить огромное благо существам других Чистых Измерений» - сказали они – «мы сами будем лишены нашего Покровителя. Пожалуйста, оставайтесь подольше».

«Если у меня и вовсе нет никакой силы помочь,» - отвечал он – «то нет и нужды в моем здесь дальнейшем пребывании. Мое желание – освободить всех живых существ. Так что, если я обладаю некоей силой, то как я посмею оставить тех, кто полагается на меня? При этом, в точности также, как сами по себе предписания доктора не вылечат больного, (если он их не выполняет) так и для Трёх Драгоценностей, не говоря уж обо мне, будет трудно вас защитить, если вы не молитесь горячо Победоносным и не применяете Учение. Поэтому применяйте должным образом все полученные вами наставления и вы сможете помогать другим, в точности как это делал я. И нет нужды испытывать боль от мысли, что мы расстаёмся. Даже если мы расстаёмся, полагайтесь на Три Драгоценности и молитесь им – разве может быть более высшее Прибежище?»

Когда его ближайшие ученики попросили даровать последнюю встречу для множества пришедших людей, он отказал, сказав, что его изможденное лицо, больное тело и надломанный голос, лишь увеличат их горе. И затем он дал свои последние советы, завершив их следующими словами:
Поддерживайте три класса обетов.
Отбросьте любую привязанность и веру подлинность вещей
И приносите благо другим вашими действиями, словами и мыслями –
Это доподлинно совершеннейшая практика.

Когда кто-то спросил, в какое чистое измерение он собирается направится, он ответил: «Я был бы счастлив отправиться в ад, если это поможет существам, и я не хотел бы идти ни в одно чистое измерение, если это не может помочь другим. Но у меня нет выбора куда отправится, поэтому я просто от всего сердца молюсь Трем Драгоценностям переродится тем, кто может приносить благо другим. Это – моё единственное желание».

Однажды на рассвете восьмого дня десятого месяца Гьялсе Тхогме попросил своих учеников помочь ему сесть прямо и затем повернуть его тело. Он сложил руки у сердца и почтительно молился. И он долго плакал. Ученики спросили, почему он плакал, и он ответил, что у него было некое видение. Ученики просили рассказать подробнее. И он сказал, что появилась Тара, сидящая лицом на юг, а, так как он чувствовал, что не должно молится, сидя к ней спиной, то попросил их развернуть его тело. Затем, вспомнив о страданиях существ, он был ошеломлен и пролил много слез.

Двумя днями позже он радостно сказал: «Сегодня у меня была возможность сослужить огромную службу для Кашмири Пандита, и он был чрезвычайно порадован».

«Где он сейчас?» - спросили они.

«В Тушите». - ответил он.

У Гьялсе Тхогме были бесчисленные видения, благоприятные сны и чистое восприятие окружающего как Чистой Земли никогда не покидало его. Также было ясно, что он полностью контролировал свою жизнь. Однажды, когда его пульс практически прервался, он сказал, что пока еще не намерен идти, и действительно, он прожил еще три месяца.

А в другой день его пульс был хорош как никогда и все радовались, а он сказал: «Мой пульс как и мой рот – хорошо болтают, но теперь я уже не останусь». И он оставил этот мир двумя днями позже.

Девятнадцатого числа этого месяца на рассвете он попросил учеников помочь ему сесть, немного склонившись направо и затем сказал: «Вот так мне очень хорошо, больше моё тело не двигайте».

С утра этого дня и до вечера следующего он оставался сидеть в позе лотоса; его ум оставался в равностности, и в этом состоянии он отправился в блаженство.

В это время у его учеников были многочисленные видения и переживания. Кто-то видел, что множество небожителей пришло пригласить его в Акаништху, Чистую Землю «Непревзойденная»; кто-то – даков и дакиней, приглашавших его в Землю Высшего Блаженства Будды Амитабхи; или в Чистую Землю Тары – «Скопления Бирюзы».

Между моментами его смерти и открытия ступы кремации происходили землетрясения, появлялись радуги и мягкий дождь шел с ясного неба и в воздухе было слышно звучание. Когда его жизнь закончилась, не только люди, но также животные являли знаки скорби и сама земля оплакивала его – цветы увяли, источники пересохли и окрестности потеряли свое присущее величие.

Через девять дней после смерти множеством лам, собравшимся со всей страны, была совершена кремация, длившаяся семь дней. Затем ступа, где происходила кремация, была раскрыта, чтобы собрать реликвии.

В соответствии с их кармой некоторые ученики нашли драгоценные рильбу (разноцветные пилюли); некоторые – маленькие спирали, завернутые направо; некоторые находили кости с изображениями различных божеств. Ученики забрали реликвии домой и поместили их в реликварии и статуи, как объекты подношений и почитания.

Это - выдержки из биографии Гьялсе Тхогме, «написанной ленивым Палден Еше в горном затворничестве Пангкхан Ганден» были переведены с разрешения Кьябдже Дилго Кенце Ринпоче
Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с buddhismanddharma.blogspot.com

2

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • Inquisitor999
          • домен buddhismanddharma.blogspot.com
          • домен blogspot.com

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции