html текст
All interests
  • All interests
  • Design
  • Food
  • Gadgets
  • Humor
  • News
  • Photo
  • Travel
  • Video
Click to see the next recommended page
Like it
Don't like
Add to Favorites

Осколки Империи

Почти треть войска Наполеона осталась в России. Вилье превращались в Велировых, Бушены — в Бушеневых... Актерская династия Менглет тоже от пленных французов. Не обошлось в этом ряду и без Железного Феликса... Таков далеко не полный список этносоциолога Кирилла Серебренитского

Никогда после монголо-татарского нашествия Россия не переживала такого массированного вливания чужеземной крови, как в Отечественную войну 1812 года. К началу 1813 года число пленных в России, по мнению многих историков, составляло более 200 тысяч человек. Причем около 150 тысяч находились в спешно организованных спецлагерях и 50—60 тысяч — непосредственно у населения. Пропала Великая армия, как будто и не существовала вовсе!..

Впрочем, это не совсем так. «Внедрение в Россию столь большого числа европейцев не прошло бесследно», — говорит этносоциолог и исследователь наполеоновской эпохи, основатель Восточного бонапартистского комитета Кирилл Серебренитский, с которым встретились «Итоги».

— Для начала, Кирилл Игоревич, информация, поразившая меня. После того как специалисты из французского Национального центра научных исследований изучили останки наполеоновских солдат, захороненных в братской могиле недалеко от Вильнюса, обнаружилось, что треть этих людей погибла от тифа. От так называемой окопной лихорадки. Получается, что помимо генералов Голода и Мороза был еще и генерал Тиф, который бил французов. Учитывая это, несложно представить, что попадание в плен было для многих реальной возможностью выжить…

— Не все так просто. Испытания продолжались и в плену. Пленных, разбросанных по приказу Александра I по пределам империи, отправляли по этапу — разутых, раздетых и, конечно, пешком. Порядка 50 или 80 тысяч умерли в декабре 1812 года и в январе 1813 года. Только не надо думать, будто это было сознательное уничтожение побежденных врагов. Просто шла страшная война, и разоренная страна не была готова к приему такой массы израненных и больных людей.

Конечно, из Санкт-Петербурга шли высокие указания о том, что власти и население должны относиться к пленным милосердно, им назначалось небольшое жалованье, определялись нормы питания. Но, как правило, делалось это из средств местного бюджета. А их зачастую не оказывалось. Иными словами, «французов» — так прозвали униженных захватчиков вне зависимости от их национальности — крестьяне кормили и одевали ради Христа. Кто и как выжил после такого хождения по мукам, совершенная загадка.

— И все же где разбросаны осколки Великой армии?

— Были два вектора транспортировки пленных — на юг (Тамбов — Одесса) и восток (Поволжье и Сибирь). В особом положении оказались поляки, бывшие подданные России или потенциально считавшиеся подданными — особенно из литовских (нынешняя Белоруссия и Литва) и заднепровских (Волынь и Подол) губерний.

Они рассматривались, во-первых, как изменники, во-вторых, как военнообязанные.

Внутри страны фатально не хватало воинских контингентов, все силы были двинуты в Европу. А между тем Россия вела бесконечные войны по границам: по всему Кавказу, в Южной Сибири и на Алтае, к тому же продолжалась война с Ираном, сохранялась угроза со стороны Османской империи. Поэтому поляки были почти сразу отправлены на воинскую службу — в Терское и Сибирское казачьи войска.

Пленные образовывали целые поселения. Предположительно заметное поселение сформировалось в городе Усть-Сысольск, это нынешний Сыктывкар. Один из его пригородов до сих пор называется Париж. Есть такие поселения и в нынешней Челябинской области, Дагестане, Краснодарском крае, Грузии…

Профессор Сироткин, первым начавший заниматься темой рассеяния наполеоновских солдат по нашей стране, обнаружил в московских архивах след небольшой общины комбатантов — французских бойцов — даже на Алтае. В 1816 году три солдата-француза — Луи Альбер, Петр Камбрэ (или Камбер) и Александр Венсан (или Вейган) — добровольно переселились в Бийский уезд, в село Смоленское. И были приписаны к Сибирскому казачеству…

— Владлен Георгиевич Сироткин был моим институтским преподавателем. Помнится, он считал, что исчезновение Великой армии в пределах России — явление долгоиграющее, на многие годы оказавшее влияние на нашу историю.

— Несомненно. Страна была обескровлена, мужских рук в деревнях и на промыслах не хватало, а тут партиями, по несколько сотен, а то и тысяч стали отправлять в разные губернии пленных «французов». Впрочем, непосредственно французы составляли не более сорока процентов контингента Великой армии. Большинство составляли немцы и австрийцы. Офицеры общались между собой и выполняли команды, которые давались им по-французски, а под их началом был полный, образно говоря, Вавилон: испанцы и хорваты, поляки и итальянцы...

Из сдавшихся и пленных нефранцузов российское командование пробовало создавать воинские части, способные действовать против Наполеона. Так, из дезертировавших и пленных немцев был создан русско-германский легион, который принял участие в кампании 1813 года в Германии. Из пленных же испанцев и португальцев сформировали Александровский полк. На британских судах их отправили из Риги для сражения с французскими частями в Испании. Пытались собрать из пленных швейцарцев, бельгийцев и голландцев еще один легион в Орле, но не нашлось достаточно желающих… Люди устали сражаться, им хотелось мирной жизни.

— И российские власти шли им навстречу?

— Циркуляром министерства внутренних дел России от 4 июля 1813 года военнопленным разрешили принять русское гражданство. Для этого солдату или офицеру Великой армии надо было принести письменную присягу «на временное или вечное подданство России». В течение двух месяцев такие новообращенные подданные должны были определиться с родом своих занятий, от чего зависела и их принадлежность к сословию: дворяне, мещане, крестьяне… Надо сказать, мастеровым, ремесленникам предоставлялись льготы. Их освобождали на десять лет от податей, другими словами, от налогов, «для обзаведения домом и хозяйством».

— Существовали ли при таком расселении географические ограничения?

— «Французы» не имели права оседать в районах стратегической важности. К ним причислялись практически все территории по западной границе: Польша, Прибалтика, Финляндия, Бессарабия… Запрещено было селиться также в Москве и Санкт-Петербурге.

— Надеялись ли эти люди рано или поздно вернуться домой?

— Указом от августа 1814 года даровали свободу «военнопленным всех наций, присягнувшим на подданство России, возвратиться, буде пожелают, в их отечество». Кто имел для этого немалые средства, тот вернулся в Европу. Так, к сентябрю 1814 года первая партия репатриантов — две тысячи человек — собралась в Риге, чтобы вскоре на французских кораблях отправиться домой… Но тех, кто возвращался сразу после войны, находилось немного. Это были в основном офицеры-дворяне, которым родные присылали деньги. Нижние же чины на путешествие на корабле средств не имели, а идти пешком через всю разоренную теми же французами и их союзниками Европу было более чем небезопасно. Вот и оставались комбатанты в России.

Метаморфозы с бывшими воинами происходили самые невероятные. Многие обращались в государственных крестьян, так было, например, в Смоленской губернии. Для немалого числа французов жизнь крепостного крестьянина в России была гораздо привлекательнее, чем существование в качестве так называемого свободного человека во Франции. Во-первых, французы попадали в привилегированное положение по сравнению с другими крестьянами — власти к ним относились с особым тщанием и вниманием. А во-вторых, у них были социальные права, чего не было, скажем, у работников мануфактур во Франции. Вспомните «Отверженных» Виктора Гюго… В России же, если крестьянин разорялся, барин помогал ему зерном и скотом. Если у поселянина горел дом, вся община собиралась и заново отстраивала его.

И вообще крестьянин в России высоко ценился, особенно в западных губерниях, по которым прошел каток войны. Не забудьте: шел 1814 год. Во Франции, погрязшей на четверть века в гражданских войнах, наполеоновскому комбатанту пришлось бы начинать жизнь с нуля, а в России ему сразу давали собственный дом, да и женщин красивых — девиц и вдов — было в изобилии. Вчерашние бойцы были покалеченными, смертельно уставшими, а тут крепостничество с его патриархальной защищенностью тружеников распахивало перед ними свои объятия!..

— Во Франции в одной семье, ведущей свою историю от старого комбатанта, вернувшегося из России, мне рассказывали, что некоторые помещики покупали пленных французов и записывали их в крепостные.

— Бизнес такой возник не на голом месте. В прежнее время гувернер-француз стоил помещику до тысячи рублей в год — немалые деньги! А тут за стол и ночлег вчерашние солдаты и офицеры были готовы обучать отпрысков мелкопоместных дворян чему угодно, а не только французской речи, танцам и приличным манерам. Некоторые судьбы гувернеров в России складывались совершенно невероятно. Взять хотя бы историю Ивана Савина.

Жан-Батист Савен был офицером императорской свиты, которому поручили доставить во Францию драгоценности, награбленные в Московском Кремле. Худо-бедно возок с добычей добрался до Белоруссии, но при переправе через Березину ушел вместе с сокровищами под лед. Каким-то чудом офицеру удалось спастись, обмороженного Савена нашли казаки. Француза отправили в Ярославский лагерь для военнопленных. В 1814 году предложили вернуться домой, но Савен отказался — понимал, что придется отчитываться за невыполненное императорское поручение перед коллегами-офицерами, да и поди докажи им, что сокровища на самом деле утонули, а не лежат спрятанные в тайнике… В общем, Савен решил не рисковать своей офицерской честью и остался в России. Принял православие и взял русское подданство «на вечные времена».

Жан-Батист полюбил волжские просторы и выбрал своим местом жительства Саратов. Начал преподавать французский язык в местной гимназии, давать уроки фехтования, обучать танцам и правилам хорошего тона. Быстро сделался завсегдатаем провинциальной светской жизни. Увлекся живописью и открыл школу-мастерскую. Занялся краеведением… Женился, обрусел до мозга костей и сменил одну букву в фамилии: Савен превратился в Савина. Иван Савин прожил долгую и достойную жизнь, стал одной из достопримечательностей Поволжья. Когда умер, ему официально было 125 лет! Потом, правда, выяснилось, что двадцать лет при получении российских документов он себе набавил. Но все равно русского француза провожали в последний путь в 1894 году — через восемьдесят с гаком лет после Бородина и Березины — с воинскими почестями, в присутствии губернатора и командующего войсками округа.

Не так уж редко случалось, что гувернеры, подобранные едва живыми, готовые взяться за любую работу — просто ради еды, тепла и защиты, — делали в России карьеру, быстро выслуживали дворянство, поступали на службу. Самые известные российские фамилии, ведущие род от офицеров и солдат Наполеона, — Драверты, Лансере, Кюи, Бойе, — это как раз потомки таких гувернеров.

Первая встреча, с которой началось мое исследование в конце 90-х, состоялась в Самаре, моем родном городе, с потомками наполеоновского офицера Жана де Макке. Его когда-то принял в качестве домашнего учителя горный чиновник фон Фок, увез с собой в Вятку, а потом в Уфимскую губернию. Сыновья этого гувернера стали офицерами российской службы.

— Я знаком с известным московским анестезиологом Виктором Деноткиным. Он ведет свой род от французского солдата по фамилии де Нот, отправленного, по семейному преданию, в Воронеж. Правда, в советское время эта страница родовой летописи особо не афишировалась — мало ли что… Говорят, что Французовы, Гусаровы, Капраловы — это тоже потомки наполеоновских солдат. Любимец российской публики Евгений Жариков утверждал, что ведет свой род от француза по фамилии Жерико…

— Большинство осевших в России комбатантов брали исконно русские фамилии. Например, я знаю на Урале потомков французов по фамилии Степановы. Метаморфоз здесь тьма: Вилье превращались в Велировых, Бушены — в Бушеневых, Сент-Бевы — в Сентебовых, Матисы — в Матисовых… Знаменитый украинский актер Гнат Юра был потомком французов. Актерская династия Менглет тоже от пленных французов. Певец Эдуард Хиль ведет свой род от наполеоновского испанского офицера. Внук Сталина, режиссер Александр Бурдонский тоже имеет пращура комбатанта, правда, по женской линии.

Фамилии меняли и те, кто был приписан к казачьим войскам, записан в мещане или в крестьяне. Именно поэтому невозможно сейчас отследить судьбы всех комбатантов в России. Они принимали православие и чаще всего усиленно старались затеряться, раствориться. Я уже упоминал о трех французах, которые обосновались на Алтае. Самый известный из них, капрал Луи Альбер, по документам значился как Андрей Васильев. Потомство у него было весьма обширное, и некоторые его потомки до сих пор носят фамилию Илуй — искаженное Луи, но, как я убедился из переписки, почти никто из них не знает о своем французском происхождении. Сын другого алтайского француза — пока неясно, Камбре или Венсана-Вейгана — получил прозвище Пленко (от «пленный»). Эта уличная фамилия, как часто бывает, в конце концов закрепилась в паспорте: потомки француза именуются сейчас Пленкиными.

Его потомок Николай Пленкин — известный педагог-филолог, автор нескольких книг о преподавании русского языка. А его сын Андрей Илларионов — фамилию он носит материнскую — известный экономист, бывший советник президента Владимира Путина.

Или возьмем фамилию Шамборант. Для меня она связана прежде всего с московской поэтессой Ольгой Шамборант: она графиня де Шамборан де Вильвер д'Альсест, правнучка наполеоновского полковника. Прелюбопытнейшая семейная история!.. Основатель рода — граф Жан-Франсуа де Шамборан стал в русском плену Иваном Ивановичем Шамборантом. Ему легко удалось доказать в России свое дворянское происхождение и сделаться гвардейским офицером. На эту же стезю вступили и его сыновья, которые вошли в петербургское гвардейское общество. Потомственные офицеры, два графа де Шамборант были деятелями Белого движения, причем видными. Эмигрировали сперва в Югославию… В общем, де Шамборанты разъехались сегодня по многим странам. В начале 90-х в НИИ, где работала Ольга Георгиевна Шамборант, биолог по образованию, приехали французы. Услышав ее фамилию, сразу сказали, что знают во Франции маркиза де Шамборана. Тот узнал о русских родичах и вызвал их к себе в Версаль, с тех пор Ольга Шамборант бывает в гостях у главы знатного рода… Кстати, из этой же семьи известнейший советский специалист по коневодству Владимир Петрович Шамборант. Он славен тем, что спас от исчезновения ахалтекинскую породу скакунов. Сейчас один из ведущих конных заводов носит его имя.

Больше года со мной сотрудничает Наталия Андриолли, живущая в городе Березники Пермского края. Фамилию она носит по мужу. Основатель этой семьи, капитан Франческо Андриолли, попал в русский плен под Вильно и женился на польской дворянке. Работал скульптором, реставрировал в Вильно кафедральный собор. Сына Михаила наполеоновский комбатант послал учиться на врача в Москву, но тот против воли отца поступил в Училище живописи и ваяния… Короче, после многих приключений и скитаний по Европе Михаил Андриолли вернулся в Россию, где стал в конце XIX столетия известным художников. Достаточно сказать, что выучку у него проходили братья Васнецовы…

Понимаете, в чем дело: судьбу промежуточных поколений, чья жизнь пришлась на большевистский переворот и советскую эпоху, еще предстоит выяснить. У советских людей по известным причинам не было принято признаваться в иностранном происхождении. Хотя были и исключения.

…Плансоны — известная в Санкт-Петербурге семья. Алексей Плансон, питерский предприниматель, входит в наш комитет. Основатель этой семьи — Антон Карлович Плансон де Риньи, су-лейтенант Великой армии, попав в плен, стал гувернером, потом женился на дочери шляхтича из Белоруссии. Его сын Антон Антонович, действительный статский советник, купил поместье в Смоленской губернии. А третье поколение уже взлетело к вершинам иерархии: Лев Антонович Плансон — генерал-лейтенант, Константин Антонович — вице-адмирал. Их брат вообще персона историческая: Георгий Антонович Плансон с 1910 года первый и последний посол Российской империи в Сиаме, создатель индокитайской коллекции Плансона — совершенно бесценной.

Еще один брат (всего их было семь), Виктор Антонович Плансон, — петербургский адвокат, либеральный политик. Он прославился в 1917 году как лидер Викжеля, профсоюза железнодорожников. В значительной степени благодаря его усилиям в первые дни февральского переворота был парализован поход на Санкт-Петербург генерала Иванова, а потом сорвано выступление военных, вошедшее в историю как мятеж Корнилова.

…От комбатантов Великой армии вели свой род Феликс Дзержинский, советские полководцы Михаил Тухачевский (его предком был наполеоновский офицер Гаспарини), Константин Рокоссовский (его прадед — уланский лейтенант Наполеона). Процесс обрусения ветеранов Великой армии неплохо прослеживается на примере так называемых казаков-французов. Я имею в виду вброс наполеоновских ветеранов в Оренбургское казачество начиная с 1814 года. Казаки-французы — это крошечная, исчезающая этническая группа, которая до сих пор живет в Нагайбакском районе на Южном Урале.

В 1836 году была создана новая линия Оренбургского казачьего войска. И тут начинается эстетика Дикого Запада — фронт Европы, выдвинутый очень далеко в Азию. Вдоль рубежей России создаются редуты — так называют крепости-поселки, окрещенные в честь побед русской армии над Наполеоном, — Париж, Берлин, Кассель, Лейпциг… По сей день местный райцентр — Фершампенуаз. Уральские обитатели до сих пор не в состоянии это выговорить и зовут городок Фершанкой. Наполеоновских комбатантов — проверенных, опытных бойцов — спускают на новые рубежи России сотнями. Большинство их из немцев, из вюртенбергских конных егерей. Эти Жандры (Жандровы), Ларжинцы (Жильцовы), Сонины, Юнкеры, Ауцы верой и правдой служат России. Ведь идет нескончаемая война: захвачены исконные киргиз-кайсацкие земли, в том числе южноуральские леса, вожак кочевников Кенесары Касимов развернул настоящие боевые действия против русских. Тут и пригодился опыт седых наполеоновских ветеранов Бородина…

Семьи казаков-французов были огромными. Известно, что только от Ильи Ауца вели свой род более сорока оренбургских казаков и казачек. А судьба сына комбатанта Виктора Дезидерьевича Дандевиля — сюжет для захватывающего приключенческого фильма. С 18 лет он служил в войсковой конной артиллерии, отличился в походах на Арал и Каспий. В 1862 году полковник Дандевиль назначен на пост наказного атамана Уральского казачьего войска. Четыре года руководил казаками в Уральске. Генерал от инфантерии, командир армейского корпуса, русский офицер Виктор Дандевиль, как и его предки-крестоносцы, всю свою жизнь посвятил защите христианских идеалов — в киргиз-кайсацкой степи, Туркестане, Болгарии, Сербии… А сын уральского атамана и внук наполеоновского офицера Михаил Викторович Дандевиль служил в драгунском Курляндском полку и написал его историю.

— И все-таки сколько потомков комбатантов живет сегодня в России?

— Этого вам никто не скажет. Когда в 1830 году корпус жандармов в связи с волнениями в Польше по приказу Николая I проводил ревизию всех оставшихся наполеоновских ветеранов на территории России, их определили в три тысячи. Условная цифра. Ведь учитывались только те, кто принадлежал к привилегированным сословиям — дворянству, купечеству — и жил в больших городах… Для того чтобы найти наших предков, мы и объединились в Восточный бонапартистский комитет. Название я позаимствовал у Александра Дюма-отца. Помните, Эдмон Дантес в самом начале «Графа Монте-Кристо» везет с острова Эльба письмо от императора в бонапартистский комитет?.. С начала этого года с нами сотрудничает Тьерри Шоффа, директор Центра бонапартистских исследований при университете в Нанси. Недели три назад я отправил ему список: около 60 фамилий человек, ныне живущих в России, — потомков комбатантов Великой армии французского, немецкого и итальянского происхождения. Они живут в Киеве, Минске, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Москве…

Для меня же это дело личное. Наполеоновскую линию моей родословной я узнал благодаря Марине Цветаевой, которая была троюродной сестрой моей бабушки. Все обнаружилось случайно. Я сидел в гостях, листал книгу — воспоминания Анастасии Цветаевой, сестры Марины, и увидел строчку: «Наша бабушка, Мария Лукинична Бернацкая…» С этого и начались мои изыскания.

Родословной Цветаевой ученые уже занимались — в Питере и Варшаве. Так и выяснилось, что наш общий предок с Мариной Цветаевой — Станислав Ледуховский. Человек совершенно штатский, он был первым канцеляриушем — заместителем министра полиции Великого герцогства Варшавского. А два его племянника — граф Владислав Островский и граф Игнацы Хилари Ледуховский — капитаны конной артиллерии Наполеона, они участвовали в походе на Россию в составе корпуса Макдональда. Их дальней родственницей была Мария Валевская, гражданская жена Наполеона. Валевские сегодня единственные прямые потомки Наполеона, правда, незаконные… Получается, что бонапартистская романтика актуальна и по сей день.

Читать дальше
Twitter
Одноклассники
Мой Мир

материал с itogi.ru

3

      Add

      You can create thematic collections and keep, for instance, all recipes in one place so you will never lose them.

      No images found
      Previous Next 0 / 0
      500
      • Advertisement
      • Animals
      • Architecture
      • Art
      • Auto
      • Aviation
      • Books
      • Cartoons
      • Celebrities
      • Children
      • Culture
      • Design
      • Economics
      • Education
      • Entertainment
      • Fashion
      • Fitness
      • Food
      • Gadgets
      • Games
      • Health
      • History
      • Hobby
      • Humor
      • Interior
      • Moto
      • Movies
      • Music
      • Nature
      • News
      • Photo
      • Pictures
      • Politics
      • Psychology
      • Science
      • Society
      • Sport
      • Technology
      • Travel
      • Video
      • Weapons
      • Web
      • Work
        Submit
        Valid formats are JPG, PNG, GIF.
        Not more than 5 Мb, please.
        30
        surfingbird.ru/site/
        RSS format guidelines
        500
        • Advertisement
        • Animals
        • Architecture
        • Art
        • Auto
        • Aviation
        • Books
        • Cartoons
        • Celebrities
        • Children
        • Culture
        • Design
        • Economics
        • Education
        • Entertainment
        • Fashion
        • Fitness
        • Food
        • Gadgets
        • Games
        • Health
        • History
        • Hobby
        • Humor
        • Interior
        • Moto
        • Movies
        • Music
        • Nature
        • News
        • Photo
        • Pictures
        • Politics
        • Psychology
        • Science
        • Society
        • Sport
        • Technology
        • Travel
        • Video
        • Weapons
        • Web
        • Work

          Submit

          Thank you! Wait for moderation.

          Тебе это не нравится?

          You can block the domain, tag, user or channel, and we'll stop recommend it to you. You can always unblock them in your settings.

          • birdisaword
          • домен itogi.ru

          Get a link

          Спасибо, твоя жалоба принята.

          Log on to Surfingbird

          Recover
          Sign up

          or

          Welcome to Surfingbird.com!

          You'll find thousands of interesting pages, photos, and videos inside.
          Join!

          • Personal
            recommendations

          • Stash
            interesting and useful stuff

          • Anywhere,
            anytime

          Do we already know you? Login or restore the password.

          Close

          Add to collection

             

            Facebook

            Ваш профиль на рассмотрении, обновите страницу через несколько секунд

            Facebook

            К сожалению, вы не попадаете под условия акции